Коротко

Новости

Подробно

Фото: Денис Гришкин / Ведомости / ТАСС

Дмитрий Босов ушел без объяснений

Совладелец «Сибантрацита» и «Востокугля» покончил с собой

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Владелец группы Alltech Дмитрий Босов совершил самоубийство 6 мая в своем доме в Подмосковье. Мотивы неизвестны, следователи опрашивают родных, знакомых и сотрудников бизнесмена. Ни один из его масштабных проектов в последние годы так и не был реализован, а в ключевом сейчас угольном бизнесе в апреле возник внутренний конфликт. Также к господину Босову был подан иск в Калифорнии, связанный с его бизнесом на рынке легальной марихуаны. Однако о серьезных производственных или финансовых проблемах бизнесмена ничего известно не было, а разбирательство в США — на слишком ранней стадии. Кто унаследует активы Дмитрия Босова, пока неизвестно. По данным “Ъ”, у него четверо детей.


О смерти Дмитрия Босова стало известно около пяти часов вечера 6 мая. Как выяснил “Ъ”, предприниматель покончил с собой в селе Усово Одинцовского района Московской области. Там на участке в несколько гектаров расположен дом господина Босова и несколько построек, в том числе небольшой фитнес-центр, в котором, по предварительным данным, и было обнаружено его тело.

Источники “Ъ” рассказали, что тревогу подняла жена бизнесмена, которой он перестал отвечать на звонки и сообщения.

Вернувшись домой, она вместе с охранником, который оставался в имении, посмотрела записи камер наблюдения, установив, что господин Босов зашел в спортивный центр. Дверь оказалась заперта изнутри — выбив ее, они обнаружили тело господина Босова с пистолетом Glock 19 Gen 4 в руке.

Смертельным оказалось ранение в голову. Предполагается, что оружие было наградным. По неофициальным данным, господин Босов мог получить его в 2015 году от властей Южной Осетии, которым пожертвовал крупные суммы денег на развитие правоохранительных органов. Мотивы самоубийства пока остаются неизвестными, так как предсмертной записки господин Босов не оставил.

Официальный представитель главного следственного управления СКР по Московской области Ольга Врадий сообщила “Ъ”, что следователи проводят доследственную проверку по факту происшедшего. По ее результатам, добавил другой источник “Ъ”, будет принято процессуальное решение, возбуждать уголовное дело или отказать в этом.

Обычно такие случаи квалифицируются как убийство (ст. 105 УК РФ), поскольку это позволяет помимо проверок назначить различные экспертизы и провести другие следственные действия, или как доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ).

По данным источников “Ъ”, опросы родственников, знакомых и деловых партнеров господина Босова не помогли установить причину его самоубийства. По словам свидетелей, у него в последнее время не было семейных или деловых конфликтов. По предварительным данным, не был он и тяжело или смертельно болен. Возможно, бизнесмен покончил с собой из-за некоего эмоционального всплеска, выброса или взрыва, который мог быть связан, например, не только с личностными, но и общечеловеческими проблемами, той же пандемией коронавируса. Тем более, что сами опрашиваемые характеризовали бизнесмена, как довольно вспыльчивого человека. Внезапным порывом свести счеты с жизнью психологи объясняют и отсутствие предсмертной записки на месте происшествия.

Если следствию не удастся установить причину суицида по горячим следам, будет назначена судебно-психологическая экспертиза.

Дмитрий Босов родился в 1968 году в Барнауле, в 1991 году окончил факультет радиоэлектроники и лазерной техники МГТУ имени Баумана. Карьеру в бизнесе начала с основания АОЗТ ПИФ — московского представительства завода «Кристалл». В 1993 году совместно с другими выпускниками МГТУ имени Баумана основал группу Alltech. В 1997 году вошел в капитал Красноярского алюминиевого завода (КрАЗ), будучи членом совета директоров, а позднее руководителем Trans World Group, которая, как считалось, представляла интересы Льва Черного, брата Михаила Черного, на тот момент активно занимавшегося алюминиевым бизнесом.

В 2000 году Дмитрий Босов продал свой пакет в КрАЗе, а в 2006 году — долю в электродном бизнесе (покупателем выступила «Ренова») и решил заняться нефтяным бизнесом. В 2004 году Alltech приобрела нефтяную компанию West Siberian Resources, которую в 2008 году продала НК «Альянс», принадлежавшей Мусе Бажаеву и его семье. В 2014 году актив купил Эдуард Худайнатов в процессе создания Независимой нефтяной компании.

Перестав быть нефтяником, господин Босов решил стать крупным газовиком: еще в 2007 году Alltech объявила о старте проекта «Печора СПГ» — строительстве на базе Кумжинского и Коровинского месторождений завода СПГ мощностью 3,6–5 млн тонн. Однако и эта идея не удалась. После безуспешных попыток получить право на экспорт СПГ группа в 2015 году продала 50,1% проекта «Роснефти», которая в 2018 году вышла из него, и в 2019 году Alltech стала искать новых покупателей, а проект фактически оказался замороженным.

Более успешными выглядели угольные активы бизнесмена, но и здесь быстро начались проблемы. В 2018 году Дмитрий Босов основал группу «Сибантрацит» на базе в том числе предприятий одноименной угольной компании и почти сразу, по неофициальной информации, начал переговоры о ее продаже тому же господину Худайнатову (ему принадлежит также угольная «Коулстар»). Ситуация осложнилась возбуждением уголовного дела в отношении руководства принадлежащей господину Босову Арктической горной компании о незаконной добыче угля.

На рынке ходили слухи, что бизнесмен может лишиться угольного бизнеса, ставшего тогда очень выгодным, однако, говорят собеседники “Ъ”, господин Босов сумел «решить проблему».

Он даже пытался резко расширить масштабы и значимость своего бизнеса, заявив в 2019 году о намерении построить к 2025 году Северомуйский тоннель-2 на БАМе за собственные средства в обмен на приоритетный допуск к новой инфраструктуре.

Насколько реалистичными были эти планы, выяснить так и не удалось, а в апреле 2020 года стало очевидно, что в угольных активах Дмитрия Босова назрел серьезный конфликт. Бизнесмен внезапно уволил своего партнера Александра Исаева со всех постов в «Востокугле» и «Сибантраците» с мотивацией «вопиющие злоупотребления и хищения на вверенных ему участках работ, распространение недостоверной информации о нашей деятельности». Суть конфликта не пояснялась. Господин Исаев подал в суд, требуя опровержений и удаления информации. В то же время признаков каких-либо критических производственных или финансовых проблем у угольного бизнеса господина Босова нет. Forbes оценивал состояние бизнесмена на 2020 год в $1,1 млрд.

Тот же Forbes в конце апреля писал о другой проблеме господина Босова — иске в Калифорнии, в котором Фрэнсис Рачоппи, ветеран спецназа США и бывший гендиректор структуры Genius Fund Group, работающей на рынке легальной марихуаны, обвиняет Дмитрия Босова в гражданском сговоре (civil conspiracy), ряде нарушений трудового законодательства США и требует с него и других соответчиков более $1 млн. Представитель Дмитрия Босова тогда передал Forbes, что приведенные в иске факты «не соответствуют действительности», а сам иск — результат «конфликта менеджмента при смене команд». Разбирательство на слишком ранней стадии, чтобы оценивать его перспективы.

В «Востокугле» и «Сибантраците» не смогли пояснить, изменятся ли после смерти Дмитрия Босова система управления компаниями и их стратегия, а также кто получит доли бизнесмена. По данным “Ъ”, у Дмитрия Босова четверо детей. Про старшего сына Артема известно, что он окончил МФТИ и учился в аспирантуре. По данным Forbes, Артем удаленно работал в венчурном фонде Kite Ventures, в 2010 году основал и возглавил компанию FreetoPay, которая занимается рекламой и рекламными технологиями в интернете.

Николай Сергеев, Владислав Трифонов, Наталья Скорлыгина, Евгений Зайнуллин


Комментарии
Профиль пользователя