Коротко

Новости

Подробно

Фото: Akhtar Soomro / Reuters

Два мира, два Кашмира

Дели и Исламабад вступили в новый территориальный спор

от

Территориальный конфликт Индии и Пакистана, в основе которого лежит проблема разделенного Кашмира, вышел на новый виток. Резкое обострение отношений Дели и Исламабада произошло после того, как премьер-министр Пакистана Имран Хан представил новую политическую карту страны, в которую впервые был включен весь Кашмир, в том числе его часть, подконтрольная Дели, а также ряд международно признанных индийских территорий. При этом Пакистан открыто заявил о решимости добиваться отделения Кашмира от Индии.


Первая годовщина реорганизации приграничного с Пакистаном и населенного преимущественно мусульманами индийского штата Джамму и Кашмир, в результате которой год назад были созданы две союзные территории — Джамму и Кашмир,— резко обострила давнюю кашмирскую проблему, «старейший конфликт в повестке ООН». Новую попытку инициировать обсуждение вопроса Кашмира в Совете Безопасности ООН предпринял Китай. Пекин, играющий роль старшего брата для Пакистана, год назад уже пытался добиться осуждения действий Индии на экстренном заседании Совбеза, однако тогда эта попытка не увенчалась успехом: другие члены СБ ООН, включая Россию, Китай не поддержали.

Неудачной оказалась и вторая попытка Пекина.

«Мы категорически отвергаем вмешательство Китая в наши внутренние дела. Китай должен сделать правильные выводы из этих бесплодных попыток»,— говорится в распространенном в четверг заявлении МИД Индии.



В свою очередь, постоянный представитель Индии при ООН Т. С. Тирумурти сообщил, что на состоявшемся в Нью-Йорке закрытом заседании СБ ООН «практически все страны подчеркнули, что вопрос Джамму и Кашмира является двусторонним и не заслуживает времени и внимания Совбеза».

Между тем ситуация вокруг Кашмира обострилась. В среду власти Индии были вынуждены ввести по всей территории Кашмирской долины двухдневный комендантский час. Возмутителем спокойствия стал Пакистан, не смирившийся с решением Дели отменить ст. 370 индийской конституции, которая наделяла штат Джамму и Кашмир особым статусом.

В Пакистане не утихают массовые акции в поддержку «освободительной борьбы кашмирских братьев», инициированные радикальными исламистами. В среду в ходе одного из таких митингов, организованных в Карачи оппозиционной исламистской организацией «Джамаат-и-Ислами» (запрещена в РФ), около 40 человек получили ранения в результате взрыва гранаты, брошенной в толпу.

Ответственность за теракт взяла на себя местная сепаратистская группировка «Революционная армия Синдхудеш». В то время как «Джамаат-и-Ислами» поддерживает кашмирских сепаратистов, «Революционная армия Синдхудеш» провозгласила своей задачей вооруженную борьбу за выход второй по величине пакистанской провинции Синд, где находится крупнейший город страны, 30-миллионный Карачи, из состава Пакистана.

Накануне на состоявшейся в Исламабаде пресс-конференции премьер-министр страны Имран Хан официально представил новую политическую карту Пакистана. Карта включает в себя не только союзные индийские территории Джамму и Кашмир, но и город Джунагад, находящийся в родном штате индийского премьера Нарендры Моди Гуджарат.

Назвав презентацию «самым историческим днем в истории Пакистана», Имран Хан сообщил о том, что новая политическая карта уже одобрена на заседании кабинета министров и «поддерживается всеми политическими партиями».

Несмотря на давние враждебные отношения Дели и Исламабада, пойти на столь радикальный шаг ранее не решалось ни одно пакистанское правительство независимо от того, кто находился у власти в Исламабаде — военная или гражданская администрация. Сдерживающим фактором оставались резолюции СБ ООН, которые определяют Кашмир как «спорную территорию».

Однако включив индийские территории в состав Пакистана, действующий премьер-министр страны дал понять, что точка невозврата в отношениях с Дели пройдена и предыдущие международные документы для него потеряли смысл.

На следующий день после представления новой политической карты Пакистана Имран Хан развил дипломатическое наступление. В среду в своем обращении к нации он поклялся бороться с индийским присутствием в Кашмире. Назвав прошедший год «365-дневной беспрецедентной, бесчеловечной блокадой» Кашмира, пакистанский лидер обвинил Индию в «преступлении против человечества, которое уже уничтожило множество жизней и поставило под угрозу самосознание народа Кашмира». «Как и ожидалось, кашмирцы отвергли эти незаконные шаги, как и Пакистан. На протяжении всей борьбы кашмирцев Пакистан будет стоять плечом к плечу со своими братьями, пока они не осуществят свое право на самоопределение»,— резюмировал Имран Хан.

В полученном “Ъ” заявлении посольства Пакистана в Москве отмечается, что «8 млн кашмирцев остаются заложниками в своих собственных домах».

Представивший в августе прошлого года инициативу центральных властей по изменению статуса штата Джамму и Кашмир премьер Моди на этот раз не стал вступать в полемику с Исламабадом. Дели ограничился официальным ответом МИД Индии, в заявлении которого говорится: «Мы видели так называемую политическую карту Пакистана, которую обнародовал премьер-министр Имран Хан. Это проявление политического абсурда, которое порождает несостоятельные претензии на территории индийского штата Гуджарат и наших союзных территорий Джамму и Кашмир и Ладакх».

«Эти нелепые утверждения не имеют ни юридической силы, ни международного доверия. Фактически эти новые попытки лишь подтверждают одержимость Пакистана территориальным экспансионизмом, поддерживаемым трансграничным терроризмом»,— резюмировал индийский МИД.

«Решение Исламабада официально включить часть индийских территорий в состав Пакистана и публично провозгласить своей стратегической задачей борьбу за их отделение от Индии вывело давний конфликт Дели и Исламабада на новый уровень. Своим решением Имран Хан сжигает мосты и лишает поля для маневра будущие администрации в Исламабаде, которые теперь будут вынуждены продолжать жесткую конфронтацию с Индией. В этой ситуации уже не будет места дипломатии и редким оттепелям в отношениях двух стран, которые мы наблюдали в начале 2000-х годов, в период правления индийского премьера Атала Бихари Ваджпаи и президента Пакистана Первеза Мушаррафа»,— пояснила “Ъ” директор Центра индийских исследований Института востоковедения РАН Татьяна Шаумян. «В итоге мы наблюдаем ситуацию, когда замороженный конфликт в Кашмире оттаивает у нас на глазах, грозя превратить Южную Азию в новый очаг международной нестабильности»,— резюмирует эксперт.

Сергей Строкань


Комментарии
Профиль пользователя