Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Bettmann / Getty Images

Кто ищет, тот всегда найдет

Искать клады до сих пор не только интересно, но и выгодно

"Деньги". Приложение от , стр. 52

По подсчетам ученых, на сегодняшний день в земле и на морском дне спрятаны сокровища общей стоимостью свыше $900 млрд. «Деньги» выяснили, где и как можно найти самые ценные клады.


В начале августа в английском графстве Суффолк были найдены серебряные монеты, отчеканенные в XV–XVII веках. Клад общей стоимостью в £100 тыс. ($130 тыс.) обнаружили на территории местного бара при помощи обыкновенного металлоискателя. Ранее в Техасе был найден бронзовый 45-килограммовый сундук, наполненный золотом, драгоценными камнями и другими ценностями на сумму в $2 млн. Сокровища были спрятаны в конце 1990-х в пустыне Скалистых гор американским коллекционером предметов искусства и древностей Форрестом Фенном.



Новости про удачливых кладокопателей появляются в прессе с завидной регулярностью. По данным Британского музея, на одной только территории Соединенного Королевства в прошлом году местными жителями было найдено 1311 ценных экспонатов, среди которых набор для питья железного века, массивное золотое кольцо бронзового века и монета времен римского императора-узурпатора Караузия, правившего с 286/287 по 293 год в Британии и северной части Галлии.

В России благодаря частым войнам и сменам политических режимов количество зарытых кладов и их материальная и историческая ценность на порядок выше. На кону утерянная библиотека Ивана Грозного с собранием книг византийских императоров и «отца истории» Геродота, клад Наполеона, сундуки с драгоценностями дома Романовых, золото адмирала Колчака и многое другое.

Профессиональный кладоискатель Владимир Порываев называет клады отражением особой исторической судьбы России. «Княжеские междоусобицы, монголо-татарское иго, Смутное время, Болотников, Разин, Пугачев, Отечественная война 1812 года, Первая мировая война, революции 1905 и 1917 годов, фашизм, сталинизм. Спокойно жить и тратить деньги времени не было. Того и гляди, кто-то придет и заберет нажитое. Настроения были такие: что подальше положишь — поближе возьмешь»,— говорит эксперт.

Жажда приключений и романтизм, сопряженные с поиском сокровищ, привлекала к кладоискательству не только авантюристов и любителей быстрой наживы, но даже знатных особ и политиков. Так, царевна Екатерина Алексеевна, сестра Петра Великого, посылала приближенных к себе женщин в полночь разрывать могилы на кладбище и нанимала подводы, чтобы съездить за 230 верст от Москвы для разрытия клада на дворе одного крестьянина. Интересовался сокровищами и первый русский император. Но прежде всего как любитель древностей, диковин и коллекционер. Кстати, именно Петр I издал указ о том, что все находки на русской земле должны принадлежать государству. Франклин Рузвельт до того, как стать президентом США, тоже грезил сундуками с драгоценностями, ожидающими своего часа у полуфантастического острова Кокос.

Выбираем клад


С точки зрения археологов кладом считается набор артефактов, спрятанный владельцем чаще всего в экстраординарной ситуации. Это может быть домашний клад — набор предметов, зарытый на случай опасности или бегства, коммерческий клад, то есть товар, приготовленный для продажи, профессиональный клад, например, литейщика — материалы и предметы для переплавки. Бывают также «вотивные» клады: религиозная атрибутика, пожертвования богам или духам. Известны также клады с историческими документами, с воинским снаряжением и оружием.

В зависимости от времени, когда ценности были спрятаны, сами клады и их поиски специалисты делят на три вида. Первый — это историческое кладоискательство, другими словами, поиск кладов, спрятанных до Великой Отечественной войны. Например, в царской России банки были доступны только купцам, дворянам и ремесленникам, большинство же людей были вынуждены хранить вещи либо под полом изб, либо в яме возле дома. Семейные «земляные сейфы» использовались практически в каждом крестьянском хозяйстве начиная с первой трети XVI века и особенно во времена правления Ивана IV. Гончары тогда стали массово изготавливать кубышки — специальные сосуды для денег с толстым туловом и узким горлом, чтобы, если кубышка упала и перевернулась, деньги застряли бы в узком горле и не высыпались. «Сегодня в земле остались сотни кладов, владельцы которых умерли, уехали или просто не успели рассказать о них членам семьи»,— поясняет Владимир Порываев.

Второй тип кладов — военная археология, то есть поиск артефактов, связанных с войной и оставшихся на местах боевых действий: это могут быть медали, каски, пули, снаряды, гранаты и другое оружие. В июне в польском городе Новы-Сонч в руинах замка XIV века, уничтоженного во время Второй мировой войны, нашли сундук с кладом серебра. Ценные вещи, скорее всего, принадлежали местным евреям, которых немецкие оккупанты в 1942 году согнали в гетто.

И третий вид — современное городское старательство. Поиски ведутся в домах под снос, на чердаках, на пляжах, в бассейнах, палисадниках, в канализации и т. д. Причем связь между красотой и новизной здания и шансами найти в нем сокровища обратно пропорциональная: чем краше выглядит здание, тем меньше шансов найти что-нибудь — значит, дом уже ремонтировали, и все клады достались рабочим. К примеру, при проведении археологических работ на территории жилого квартала The Residences at Mandarin Oriental, Moscow на Софийской набережной были найдены предметы самых разных эпох — перстни и нательные кресты XIV–XVII веков, серебряные и медные монеты Российской Империи XIV–XIX веков, множество древнерусских и западноевропейских свинцовых товарных пломб, предметы кухонного обихода. Все находки были переданы археологам для дальнейшей оценки и возможной передачи в музеи.

В целом, несмотря на кажущуюся банальность и предсказуемость, люди по-прежнему хранят заначки и сбережения на черный день под плинтусами в мебели, чаще всего — в диванах за обивкой. Здесь необходимо отметить, что кладоискатели охотятся не только за кладами, но и за «потеряшками» и «барахлом». По словам Владимира Порываева, люди не только прячут, но и теряют или же выбрасывают винтаж, считая его мусором. В среднем с одного подъезда дома под снос, по его оценкам, можно насобирать граненых стаканов и других вещей советской эпохи на 15 тыс. руб.

Золотое дно


Эксперты отмечают, что самый большой потенциал хранит в себе морская гладь. Так, по оценкам ЮНЕСКО, на дне Мирового океана сегодня покоится около трех миллионов затонувших кораблей. По меньшей мере 100 из них могут содержать грузы на сумму $50 млн каждый. Главным образом речь идет о судах в Атлантическом океане, по которому в начале XVI века завоеватели Америки перевозили награбленные сокровища в Европу. Кроме штормов, пожаров, поломок тяжело груженные испанские галеоны подстерегали пираты Карибского моря. Но в их руки попадало не так уж много сокровищ по сравнению с тем, что уходило на дно в кораблях, разбитых во время абордажных схваток и жестоких штормов.

Например, многочисленные экспедиции на «Титаник», несомненно, самое знаменитое из всех потерпевших кораблекрушение судов, позволили собрать 5500 артефактов на $200 млн.

В 2012 году искатель сокровищ из США Грег Брукс установил местонахождение затонувшего британского торгового судна Port Nicholson, на борту которого находятся слитки платины из СССР стоимостью более $3 млрд.

Где и как искать


Прежде чем отправиться на поиск клада, необходимо обзавестись старыми картами, где отмечены пропавшие на современных поселения, усадьбы и т. д. Их можно найти в библиотеках, архивах, в интернете, а иногда — просто у знакомых. Старую карту местности нужно сравнить с современной и выявить наиболее интересные участки. «Дело в том, что на месте пропавших поселений в настоящее время может располагаться, например, новая застройка, так что поиск там будет невозможен»,— объясняет Владимир Порываев. Также искать клад можно, основываясь на семейных преданиях и легендах, или просто опросить местных жителей. «Когда ты приходишь в деревню с металлоискателем, люди сами зачастую охотно начинают рассказывать, что справа жил барин, а слева был постоялый двор, а здесь бабушка в огороде при копании картошки находит монеты с портретами царей»,— объясняет Владимир Порываев.

Кстати, начинающие «народные копатели» наверняка будут разочарованы, узнав, что, в отличие от многочисленных приключенческих фильмов, большинство кладов — это не копи царя Соломона и сундуки капитана Флинта, набитые золотом, а именно нумизматика и другие вещи, не считающиеся дорогостоящими в современном мире. Связано это с тем, что в разные эпохи ценны и необходимы были совершенно разные артефакты. К примеру, огромное количество найденных царских золотых червонцев привело к тому, что их ценность свелась к весу металла, и его сдавали на переплавку ювелирам и стоматологам-протезистам как лом. Кроме того, многие находки могут быть серьезно повреждены в свете неправильного хранения. Например, по признанию главного бухгалтера картеля Пабло Эскобара и брата наркобарона Роберто Эскобара, приведенному в книге «История бухгалтера: жестокий мир картеля Медельин», за невозможностью «отмыть» заработанные на продаже кокаина деньги Пабло был вынужден складировать наличность на ветхих складах и в стенах домов своих сообщников. В результате 10% состояния, $2,1 млрд, ежегодно уничтожалось грызунами и плесенью.

Инструменты кладоискателя


Фото: Daniel Ochoa de Olza, AP

В отличие от Индианы Джонса и Лары Крофт, жизнь реального кладоискателя менее насыщена приключениями, а основным инструментом поиска сокровищ является не супергеройский пистолет, а банальный металлоискатель. Наиболее важный параметр этого предмета — глубина обнаружения: чем она больше, тем лучше фильтрация грунтовых шумов и, соответственно, тем меньшую железку можно обнаружить в земле. Металлоискатели бывают разные: грунтовые, глубинные, подводные, локализаторы и специализированные. Последние нужны для поиска чего-то конкретного, например, золотых самородков. А локализаторы предназначены для точечного поиска маленьких кладов. Обычный грунтовой искатель стоит от 7 тыс. до 150 тыс. руб. «Кладоискательская техника сейчас на высочайшем уровне. Есть приборы с тридцатью различными настройками. В частности, аппараты с глубинным детектором, который анализирует и отображает в реальном времени форму объекта, размеры и глубину залегания, а также способен отличить цветной металл от черного. Другие машины предполагают функцию сохранения и передачи всех ранее сделанных 3D-изображений на компьютер для последующего анализа»,— поясняет руководитель поисково-исторического клуба «Скиталец» Вячеслав Суськов. По мнению кладокопателей, на аппаратуру скупиться не стоит. 80% затрат на металлоискатель обычно окупается за два-три сезона поисков.

При этом поиск клада сопряжен с определенными рисками. Так, в процессе поиска вышеупомянутого клада Форреста Фенна погибли четыре человека: трое утонули в реке, а один сорвался с высоты 152 м. Особенно опасной считается военная археология. «Конечно, за больше чем полвека механизмы привода взрывчатых орудий давно сгнили, поэтому ударом лопаты взорвать снаряд или гранату практически невозможно, а шансы подорваться на мине ничтожно малы, но это не отменяет осторожности. Большая часть подрывов, как правило, случается только по глупости, например, при попытке разобрать интересную вещь, выплавить тол или устроить взрыв, положив железяку в костер»,— говорит Вячеслав Суськов.

Клад по закону


Под кладом с юридической точки зрения подразумеваются найденные деньги или ценные вещи, собственника которых установить по каким-либо причинам невозможно. Однако законодательство разных стран по-разному регламентирует ведение поисков клада на своих территориях. В одних юрисдикциях для раскопок необходимо получить лицензию на этот вид деятельности, с указание сроков поисков, в других — разрешение, в котором оговаривается получение государством определенной доли от найденного сокровища. В США, например, государство забирает себе 20% находки, имеющей культурную и историческую ценность. В России, согласно закону, вещи, относящиеся к памятникам истории и культуры, подлежат передаче в госсобственность. При этом собственник земельного участка, где был найден клад, и лицо, его нашедшее, имеют право на вознаграждение в размере 50% от стоимости найденного, которое делится ими опять же пополам. Если же клад был найден на территории, владелец которой не давал согласия на поиски, то клад подлежит передаче собственнику, а не тому, кто его нашел. Сооснователь и совладелец юридической компании URVISTA Светлана Петропольская предупреждает, что сокрытие найденного клада и его перепродажа запрещены законом. В противном случае кладоискатель становится недобросовестным приобретателем. «Подобные действия повлекут за собой уголовную ответственность в виде штрафа в размере до 200 тыс. руб., ареста на срок до полугода, принудительных работ на срок до пяти лет либо лишения свободы на срок пять лет»,— предупреждает эксперт. Так, в конце декабря 2019 года было возбуждено уголовное дело в отношении двух жителей Севастополя, которые нашли и присвоили себе древнегреческий кувшин для вина возрастом 1800–1900 лет.

Тем не менее российские старатели о своих кладах часто предпочитают государству вообще не рассказывать. С 1991 года официально было зарегистрировано всего несколько случаев, когда в правоохранительные органы принесли откопанные ценности.

«Чтобы сдать клад, нужно обратиться в милицию. Там находку должны описать и передать специалистам для выявления его реальной цены. Причем четкой формулы оценки кладов в России до сих пор не выработано: вещь могут оценить по стоимости лома того или иного вида металла без учета рыночной стоимости у коллекционеров. В общей сложности процедура может длиться два-три года, и выплата вознаграждения по ряду причин в итоге иногда становится вообще довольно призрачной. В Великобритании клад оценивает по рыночной цене специальный государственный комитет с высококвалифицированными специалистами. Если клад признается значимым, государство выкупает его у нашедшего, если нет — возвращает. И он может распоряжаться им как хочет»,— говорит руководитель клуба «Картоведъ» Андрей Бойко. «Кроме того, 90% всех находок — это монеты, уничтоженные удобрениями. Музеям такие находки не интересны»,— соглашается Владимир Порываев.

Прокормиться кладом


Эксперты признаются, что заработать на поиске кладов почти нереально. «Это все-таки увлечение, наравне с охотой и рыбалкой. Рыбак-охотник не надеется заработать на своей добыче. Так и здесь — большинство находок чисто для себя, в коллекцию, на подарки. Но как в лотерее — везунчик может сорвать джек-пот!» — говорит Вячеслав Суськов. Кладоискатели действительно верят словам песни Дунаевского о том, что кто ищет, тот всегда найдет. Из самых ценных находок Суськова — предметы с мест боев 1812 года: нашивки, монеты, фурнитура. Порываев же однажды обнаружил целый саквояж с фамильными драгоценностями известного старинного дворянского рода. Иногда, чтобы разбогатеть, достаточно найти правильные монеты. «Как-то мои коллеги нашли кубышку с серебряными монетами Ивана Грозного — чешуйками. Стоимость одной такой монеты составляет от 300 до 700 руб. А их там было примерно 2000. Этот клад потянул на $25 тыс.»,— рассказывает Владимир Порываев.

Также эксперты отмечают, что важно учитывать времена года: кладоискательство — сезонная деятельность, начинающаяся в средней полосе России примерно с 10 апреля по 10 декабря. Зиму кладоискатели проводят в архивах: ищут старые карты и письма, в которых упоминаются какие-либо ценности, разрабатывают новые маршруты для поисков, углубляют знания в правовых аспектах и т. д. «Топография, краеведение, почвоведение, история, нумизматика, древнеславянский — лишь малая часть знаний, которыми должен владеть настоящий кладоискатель. Это хобби позволяет тебе постоянно изучать что-то новое и, безусловно, развивает любовь к Родине. Но при этом без авантюрной жилки, конечно, не обойтись. Азарт и тяга к приключениям — верные спутники кладоискателей. В этом писатели и режиссеры фильмов об искателях сокровищ абсолютно правы»,— резюмирует Владимир Порываев.

Мария Разумова


Комментарии
Профиль пользователя