Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Reuters

Почем бунт лиха

Во сколько протесты обходятся экономике и бизнесу

"Деньги". Приложение от , стр. 14

С конца мая в США продолжаются массовые протесты после того, как чернокожий Джордж Флойд при задержании был убит белым полицейским. Волна протестов совпала с президентской гонкой и превратилась в общественное движение под названием Black Lives Matter («Жизни черных важны»), с которым теперь приходится считаться властям и кандидатам в президенты. «Деньги» пытались посчитать, во сколько массовые протесты, беспорядки и мародерство в принципе обойдутся американской экономике и бизнесу.


Жги, гуляй, считай


Акции протеста, начавшиеся 26 мая в Миннеаполисе, где погиб Джордж Флойд, за несколько недель прокатились по 150 городам в 23 штатах. К началу июля в них приняли участие, по разным оценкам, от 15 млн до 26 млн человек. Протесты, получившие название Black Lives Matter (BLM), могут стать крупнейшими за всю историю страны. Во многих местах выступления сопровождались погромами и столкновениями с полицией. Уже сейчас многие эксперты пытаются оценить, насколько существенным окажется экономический ущерб этих событий для США. В первую очередь речь идет о восстановлении разрушенной или поврежденной городской инфраструктуры. По предварительным оценкам городского совета Миннеаполиса, только в центре за время протестов было повреждено около 220 зданий, на ремонт которых потребуется $55 млн. Во всем же городе и окрестностях общее число поврежденных зданий и объектов инфраструктуры насчитывает более 500, на их ремонт потребуется не менее полумиллиарда долларов.



Страховщики опасаются, что массовые волнения после убийства Джорджа Флойда в 2020 году могут стать самыми дорогостоящими для их рынка, превзойдя рекорд, который с 1992 года «удерживают» события в Калифорнии. Тогда суд Лос-Анджелеса оправдал четырех белых полицейских, жестоко избивших чернокожего Родни Кинга, задержанного из-за превышения скорости на дороге. По данным американского Института страховой информации, ущерб, нанесенный имуществу во время «лос-анджелесского бунта», составил $780 млн, или около $1,5 млрд по нынешним ценам. На втором месте находятся массовые протесты в Лос-Анджелесе в августе 1965 года, когда дорожные полицейские задержали чернокожего Маркета Фрая, заподозрив его в вождении в нетрезвом виде. В ходе задержания сам Фрай был избит, также были арестованы его мать и брат. Во время тех протестов ущерб составил $44 млн, или $357 млн по нынешним ценам.

«Мы считаем, что ущерб от нынешних волнений будет весьма значительным по всей территории США,— сетует пресс-секретарь института Марк Фридландер.— Однако протесты еще не закончились, поэтому пока невозможно точно подсчитать объемы имущественных потерь». «Если говорить о США, то бунты и беспорядки здесь редко когда приносят ущерб больше $100 млн,— заявил специализированному страховому журналу Claims Journal Том Йохансмайер, глава департамента по страховым возмещениям в компании Verisk Analytics, занимающейся управлением рисками.— Но если последствия беспорядков распространяются и на крупные международные компании, то ущерб от таких событий может оказаться значительно больше».

Убытки от протестов исчисляются не только средствами на ремонт поврежденных городских объектов. Во время столкновений массово закрывались магазины, кафе, рестораны, а многие из них были повреждены — снижение продаж от приостановки работы еще предстоит оценить. Так, например, эксперты авторынка подсчитали, что за время акций протеста на срок от одного до нескольких дней были вынуждены приостановить работу сотни автосалонов и дилерских центров по всей стране, а около 20 дилерских центров получили повреждения — в Лос-Анджелесе, Сент-Луисе, Филадельфии, Чикаго. Представители Toyota уже сообщили, что в ходе протестов пострадали шесть салонов Toyota и Lexus в Филадельфии и Лос-Анджелесе — были разбиты витрины, многие машины повреждены, а некоторые угнаны. Это не помешало всем автопроизводителям, работающим в США, публично поддержать борьбу за расовое равенство, некоторые перечислили даже крупные суммы в пользу движения BLM или общественным организациям, которые борются против расового и этнического притеснения. Автомобильным компаниям еще предстоит подсчитать, во сколько обошлись погромы их магазинов, во сколько — вынужденные выходные. К тому же пока сложно выделить эти убытки из убытков, связанных с падением потребительского спроса из-за пандемии COVID-19, карантина и роста безработицы. Дело в том, что наиболее жесткие карантинные меры пришлись в США на апрель и май, а протесты — на июнь.

Таким образом, пик карантина и пик протестов оказались в одном и том же квартале финансового года — втором, с апреля по июнь включительно.

Предварительные данные говорят о том, что последствия этих двух негативных факторов будут печальными. Продажи General Motors в апреле сократились на 35% по сравнению с апрелем прошлого года, а продажи в мае и июне — на 20%. Продажи Hyundai в США в июне упали на 22% по сравнению с июнем 2019 года, а у Toyota июньские продажи в США сократились на 27%.

В то же время последствия протестов для фондового рынка оказались временными и ограниченными. С начала протестов 26 мая индекс S&P 500 к нынешнему времени вырос на 5%, Dow Jones — на 3%, NASDAQ — на 5%. В первые дни протестов фондовые индексы опустились на несколько процентов, но затем быстро отыграли потери. Эксперты отмечают, что фондовый рынок является одним из тех рынков, который исторически довольно устойчив к массовым протестам. В 1968 году по всей Америке прокатились волнения после убийства Мартина Лютера Кинга, однако фондовые рынки точно так же довольно быстро восстановились. Эксперты объясняют такую реакцию довольно высоким уровнем уверенности инвесторов в американской экономике — в том, что спорадические, хотя и массовые протесты, в том числе на расовой почве, являются временным явлением, что порядок вскоре будет восстановлен, а экономика начнет расти.

Круг рвется там, где тонко


Многие социологи, политологи и экономисты отмечают, что причинно-следственная связь между протестами и экономикой может быть обратной — протесты разразились после нескольких недель вынужденного пребывания людей дома из-за карантинных мер, на фоне высокого роста безработицы и падения доходов, которые больнее всего ударили по необеспеченным слоям населения, в том числе чернокожим. По официальным данным, лишь 30% чернокожих семей в США имеют пенсионные сбережения, тогда как среди белых семей таких 60%. По подсчетам Стэнфордского института экономической политики, с февраля по апрель число владельцев бизнеса в США сократилось на 22%, или 3,3 млн, что стало рекордным показателем. Больше всего пострадали чернокожие владельцы бизнеса — их количество упало на 41%. Среди латиноамериканцев снижение составило 32%, среди азиатов — 26%.

Выплеск недовольства, приведший к массовым протестам, только усугубляет проблему — в ходе столкновений, погромов и грабежей в числе наиболее пострадавших оказались как раз представители мелкого бизнеса в районах с преобладанием чернокожего населения и иммигрантов в целом — латиноамериканцев и азиатов. По данным Института политических перспектив Нью-Джерси, на торговых улицах старых районов иммигрантам принадлежит больше бизнеса, чем в любом другом штате страны, кроме Калифорнии. Ежегодно этот бизнес, управляемый иммигрантами, генерирует около $1 млрд в экономику Нью-Джерси. В интервью USA Today президент Ассоциации латиноамериканских торговцев Нью-Джерси Мануэль Эрнандес заявил, что в центре столицы штата Нью-Джерси, городе Трентон, 60% пострадавших от столкновений магазинов или кафе принадлежат латиноамериканцам.

«Мы вполне ощущаем всю их (чернокожих.— «Деньги») боль.Нам приходится испытывать все то же самое, день за днем,— отмечает господин Эрнандес.— Мы знаем, что необходимо менять отношение полиции к этническим меньшинствам. В то же самое время нельзя грабить магазины и кафе наших с вами родителей, ведь этот бизнес помогает нам всем».



Недавно американские СМИ рассказали о настоящей трагедии для бизнеса Амина Ариаса, выходца из Доминиканской Республики, который владеет магазином напитков в Трентоне. Если за все семь лет работы магазина ни один грабитель не напал на него, то во время протестов погромщики и мародеры нанесли ему ущерб на $350 тыс., а страховка господина Ариаса может покрыть лишь $80 тыс. Именно такие потери, которые могут и не попасть в официальную статистику, являются наиболее чувствительными. Если крупные компании могут позволить себе хорошую страховку, покрывающую все расходы на ремонт, могут выделить резервы или восстановить продажи за счет крупного оборота, то мелкие владельцы бизнеса или недвижимости в пострадавших районах могут годами выбираться из финансовой ямы, в которой они оказались всего за пару ночей погромов. Экономисты Уильям Коллинз и Роберт Марго, которые изучали последствия массовых протестов после убийства Мартина Лютера Кинга в 1968 году, отмечают, что в районах, где проходили наиболее массовые столкновения, цены на недвижимость не оправились от стресса вплоть до 1980-х годов. В интервью радио «Голос Америки» они сообщили: «Точный подсчет убытков от подобных беспорядков весьма затруднителен, потому что текущие данные все еще несовершенны и неполны. Тем не менее мы отметили значительные различия в динамике цен на недвижимость в тех районах, где проходили серьезные беспорядки, с теми, где эти беспорядки были незначительными». Экономисты Маркус Кейси и Брэдли Харди, которые также изучали последствия протестов 1968 года, отмечают, что экономические последствия для районов с массовым преобладанием чернокожего населения, в которых проходили протесты, являются «весьма долгосрочными, если не постоянными». «Во-первых, это касается снижения всех показателей качества жизни. Во-вторых, такие районы и до протестов входят в число наиболее уязвимых с экономической точки зрения, что после протестов лишь усугубляет их положение»,— отмечают экономисты.

От Франции до Гонконга


Фото: Yuki Iwamura, AP

Эксперты сходятся во мнении, что масштаб экономических последствий от протестов во многом зависит от того, насколько ожесточенными были столкновения, от уровня развитости той или иной экономики, а также от длительности и массовости протестов. Продолжавшиеся в прошлом году несколько недель протесты «желтых жилетов» во Франции больше всего ударили по ритейлу, ресторанному бизнесу, предприятиям малого и среднего бизнеса. Федерация розничной торговли Франции заявила, что за время протестов розничная торговля потеряла около €1 млрд. Оборот кафе и ресторанов сократился на 20–50%. А председатель Конфедерации предприятий малого и среднего бизнеса Франсуа Асселин заявил, что из-за протестов общий размер ущерба для членов конфедерации составил €10 млрд. Кроме того, французское правительство выделило около €40 млн финансовой помощи рабочим промышленных и других предприятий, которые были вынуждены простаивать из-за протеста. По данным Министерства финансов, сокращение занятости коснулось около 72 тыс. сотрудников примерно в 5 тыс. компаний. Кроме того, французские страховые компании были вынуждены выплатить почти €100 млн компаниям и предприятиям, объекты которых пострадали в ходе массовых протестов.

Более масштабный ущерб экономике нанесли прошлогодние события в Гонконге. Протесты начались из-за принятия закона об экстрадиции, который бы разрешил выдачу в континентальный Китай жителей Гонконга, подозреваемых в нарушении китайских законов. Законопроект, грозивший разрушить модель отношений гонконгской автономии с материковым Китаем, вызвал в Гонконге самые массовые протесты за все время его перехода под юрисдикцию Пекина. Кризис, вызванный протестами, превзошел по длительности предыдущие гонконгские протесты «Оккупируй центр» 2014 года и заметно сказался на экономической ситуации. Объемы сделок с недвижимостью в городе обвалились на 24%. Министр финансов Пол Чжань предупредил, что город из-за протестов может скатиться в рецессию впервые с 2009 года. Количество IPO на местной бирже сократилось по сравнению с прошлым годом на 42%.

По данным Банка Англии, связанный с протестами отток капитала из Гонконга составил $5 млрд, что составляет 1,25% ВВП этой территории. По итогам третьего квартала 2019 года, на который пришлись самые массовые протесты, ВВП Гонконга сократился на 3,2%, что стало самым слабым квартальным показателем с 2009 года. Ключевой показатель биржевой активности Гонконга Hang Seng с начала протестов в апреле к декабрю прошлого года просел на 12%, а количество сделок на рынке коммерческой недвижимости с апреля по декабрь оказалось на 31% меньше, чем за тот же период прошлого года.

Уже в начале этого года правительство Гонконга представило пакет мер, направленных на поддержку экономики, серьезно пострадавшей от антиправительственных демонстраций и распространения коронавируса. В общей сложности власти выделили на это $15,4 млрд, в том числе $3,85 млрд для поддержки малого и среднего бизнеса. Компаниям станут доступны займы с пониженной процентной ставкой, а налог на прибыль до $20 тыс. будет сокращен вдвое. Кроме того, каждому постоянному резиденту Гонконга старше 18 лет будет выплачено 10 тыс. гонконгских долларов (примерно $1,3 тыс.). В итоге минувший финансовый год, который завершился в Гонконге 31 марта 2020 года, стал первым за последние 15 лет, когда бюджет территории оказался дефицитным. Расходы превысили доходы на $4,85 млрд (1,3% ВВП). Проект же бюджета на 2020–2021 финансовый год предполагает, что дефицит составит порядка $17,85 млрд (4,8% ВВП) — это будет рекордно высокий показатель за всю историю страны.

Евгений Хвостик


Комментарии
Профиль пользователя