Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Zuma / ТАСС

Черные лебеди второй волны

Что принесет новая волна пандемии экономике и рынкам

"Деньги". Приложение от , стр. 30

Падение экономик развитых стран во втором квартале оказалось пугающе мощным, ВВП США рухнул на рекордные 32,9%, ВВП Германии упал на 10,1%, на 13,8% снизилась экономика Франции. Квартальные потери российской экономики составили 10%. Рисков по-прежнему очень много. Рост котировок золота — тревожный симптом, отражающий проблемы мировой экономики. И хотя меры поддержки со стороны США и ЕС беспрецедентны, пока сложно предсказать, достаточны ли они для выхода из рецессии и не принесут ли они дополнительных проблем. Что же нас ждет этой осенью: восстановление или новые черные лебеди?


— Хотелось бы мне, чтобы это случилось в другое время — не в мое.

— И мне тоже, да и всем, кто дожил до таких времен. Но выбирать не дано. Мы можем только решить, как распорядиться своим временем.

Джон Рональд Руэл Толкин. «Властелин Колец»

«Пандемия COVID-19 с пугающей быстротой вызвала глобальный экономический шок огромных масштабов, что привело к резким спадам во многих странах. Базовый прогноз предусматривает самую глубокую глобальную рецессию за последние восемь десятилетий, несмотря на беспрецедентную политику поддержки»,— говорится в докладе Всемирного банка «Глобальные экономические перспективы». В этом докладе ВБ дает оценку последствий пандемии и отмечает, что «глобальная рецессия будет более глубокой, если борьба с пандемией займет больше времени, чем ожидалось, или если финансовый стресс спровоцирует каскадные дефолты».



Считаем лебедей


Карантинные меры обрушили целые отрасли экономики, финансовые и товарные рынки, затормозили глобальную торговлю и экономическую активность и стали причиной самой глубокой со времен Второй мировой войны рецессии, последствия которой придется преодолевать не один год. Еще одну пандемическую остановку после шока первого полугодия 2020 года мировая экономика уже не выдержит и может окончательно свалиться в полномасштабный кризис с катастрофическими для всех последствиями.

И все же стоит отметить, что в своем докладе Всемирный банк добавляет к самому обсуждаемому риску под названием «вторая волна» более реальный и опасный для мировых финансовых рынков и глобальной экономики риск — каскадные дефолты и долговой кризис.

Но это далеко не все, чем нас «радует» 2020 год. Восстановление глобальной экономики выглядит шатким, а риски будущей инфляции приобретают весьма заметные очертания. Доллар рискует потерять свой статус. «Начали проявляться реальные опасения относительно долговечности доллара США как мировой резервной валюты»,— написал в своем обзоре Goldman Sachs. Рекордный рост котировок золота отражает растущее беспокойство относительно перспектив мировой экономики. «Золото — это валюта последней инстанции, особенно в условиях, когда правительства обесценивают свои фиатные валюты и подталкивают реальные процентные ставки к небывалым минимумам»,— отмечает Goldman Sachs.

Изменение объема ВВП (% к предыдущему кварталу)

IV квартал 2019 года I квартал2020 года II квартал2020 года*
США 0,59 -1,26 -9,49
Великобритания 0 -2,19 -20,4
Германия -0,02 -2,02 -10,09
Франция -0,19 -5,94 -13,82
Россия 0,52 0,27 -
Китай 1,3 -10 11,5

*Данных по падению ВВП России за II квартал к I пока нет, в годовом выражении ВВП России во II квартале упал на 8,5% (впервые за 10 лет).

Источник: OECD.


Неравенство в мире продолжает расширяться небывалыми темпами. Глобальный карантин COVID-19 привел к снижению доходов большинства домохозяйств планеты, к резкому росту безработицы и кризисам в реальной экономике, но финансовые системы, а за ними и крупнейшие корпорации получили триллионы долларов (евро, иен, юаней и пр.). Список Forbes отражает величину успеха тех, кому коронавирус уже дал возможности увеличить благосостояние, и еще покажет, сколько заработают те, кто сможет приобрести подешевевшие сейчас активы. Рост неравенства и трансформация экономик постиндустриальных стран запускают не только спонтанные социально-политические процессы, но и выпускают… призраков коммунизма. Карл Маркс становится неожиданно актуальным и в США, и в Европе.

Цифровая экономика благодаря карантину еще больше увеличила свой вес и важность.

Власть, которую после пандемии приобретают IT-гиганты, уже начинает пугать политиков, пока, правда, только американских, но их влияние и ресурсы скоро могут превзойти влияние и значимость как финансовых элит, так и ведущих политических партий и сил. И тогда прилетит совсем иной черный лебедь, и вместо восстановления геоэкономики к настройкам конца 2019 года или вместо реализации идей социализма «светлым будущим человечества» станут мрачные антиутопии в стиле Замятина и Оруэлла.

Лебедь пандемии


Черный лебедь второй волны — птица более фантастическая, чем даже мифологические Сирин и Алконост. Вторая волна — это полномасштабный мировой кризис с очень негативными социально-политическими последствиями для всех без исключения.

Вторая волна крайне тревожит почти все население планеты, но особенно представителей бизнеса и работников всех без исключения отраслей и сфер деятельности, потому что карантин, который теперь модно называть «локдауном», уже привел к колоссальному экономическому спаду во всех частях земного шара, негативным образом сказался на жизни миллиардов людей и поставил под угрозу экономические и общественно-политические достижения последних десятилетий.

Новый мировой локдаун способен второй раз с начала года резко и окончательно обрушить мировую экономику в глубочайший кризис и перечеркнуть все предпринимаемые правительствами и центральными банками усилия по выходу из рецессии.

Но второй волны COVID-19 с тотальным локдауном уже не будет. И на это есть две причины.

Первая причина — политическая. Снова закрывать весь мир на карантин и создавать ситуацию, при которой как минимум половина населения Земли лишится работы, а миллионы и миллиарды людей выйдут протестовать — смертельный риск для властей большинства стран. Опасность коронавируса в массовом сознании людей заместилась раздраженностью и недоверием к правительствам. В США на все это еще наложились процессы разрушения национального достоинства и деморализации населения. Нечто похожее в области национального самосознания и столь же негативное происходит в Европе. Массовое недовольство фиксируется и в Азии, и в Латинской Америке.

В западных демократиях политикам и партиям для получения или сохранения власти необходима поддержка избирателей. В первую волну коронавируса лояльность электората попытались купить пособиями по безработице и гигантскими вливаниями денег в финансовые системы. Но снова печатать десятки триллионов долларов, евро и иен уже невозможно, это вызовет гиперинфляцию и лишь усилит экономический спад. А постоянный разгон протестов еще больше обозлит электорат и направит его в сторону левых популистов или националистов. В менее демократических (с точки зрения Запада) странах тоже не пойдут на тотальный локдаун. В этих государствах власти могут себе позволить несколько иную внутреннюю политику, чем в странах «либеральной демократии», но судьба Николае Чаушеску вряд ли кого-то вдохновляет.

Будем надеяться, что политики и правительства большинства стран осознали, что карантин и «самоизоляция» больше не варианты, экономика не выдержит остановки в условиях социального протеста, а народная волна недовольства снесет всех. Выступления в США под лозунгом BLM покажутся утренником в младшей группе детского сада по сравнению с тем, что может случиться при объявлении локдауна второй волны.

Причина вторая — медицинская. Сейчас, когда коронавирус изучен, накоплен медицинский опыт, в том числе в организации лечения, появляются противовирусные препараты и вакцины разной степени эффективности, наблюдается тенденция сокращения смертности и ослабление вирулентности вируса и формируется коллективный иммунитет, вводить жесткие карантинные ограничения, как это было в марте-апреле 2020 года, вряд ли будет обоснованно. В августе наступает время вакцин и время настоящего отдыха после накопившихся стрессов.

Лебедь дефолтов


Фото: Reuters

По данным Института международных финансов (IIF), уже в первом квартале 2020 года мировой долг достиг рекордного уровня в $258 трлн (331% глобального ВВП). Во втором квартале 2020 года общий объем выпуска долговых обязательств также оказался рекордным и составил дополнительные $12,5 трлн. Правительствам стран, муниципалитетам, корпорациям и домохозяйствам для преодоления последствий коронакризиса придется занять в 2020–2021 годах еще не один триллион, благо центральные банки синхронно смягчают свои денежно-кредитные политики и заполняют растущей денежной массой гигантские провалы в реальной экономике.

Но… по итогам первого полугодия общая задолженность на развитых рынках уже составила 392% ВВП, или $185 трлн, причем половина этой суммы приходится на США (долги правительства, корпораций и домохозяйств). На развивающихся рынках это соотношение достигло 230% ВВП, но «рекордсменом» стал Китай с уровнем долга в 335% от своего ВВП, где 60% долговых обязательств приходится на нефинансовые корпорации.

Во время экономического бума кредитная накачка и рост задолженности — обычное явление. Но сейчас, когда многие отрасли находятся в глубочайшем кризисе, а выход из мировой рецессии затягивается, риски высоки как никогда. Крупнейшие банки уже отражают в своей полугодовой отчетности заметный рост числа проблемных кредитов. Колоссальный долговой навес и в предыдущие годы замедлял экономический рост в среднем на 1,5%, а теперь дополнительно усугубляет проблемы восстановления.

Прогноз изменения ВВП, мировой торговли и цены нефти (%)

Страна/регион 2019 2020 Изм. (п. п.)* 2021 Изм. (п. п.)*
Мировая экономика 2,4 -5,2 -7,7 4,2 1,6
Развитые экономики: 1,6 -7 -8,4 3,9 2,4
США 2,3 -6,1 -7,9 4 2,3
Еврозона 1,2 -9,1 -10,1 4,5 3,2
Япония 0,7 -6,1 -6,8 2,5 1,9
EM и DE: 3,5 -2,5 -6,6 4,6 0,3
Китай 6,1 1 -4,9 6,9 1,1
Россия 1,3 -6 -7,6 2,7 0,9
Турция 0,9 -3,8 -6,8 5 1
Бразилия 1,1 -8 -10 2,2 -0,3
ЮАР 0,2 -7,1 -8 2,9 1,6
Объем мировой торговли 0,8 -13,4 -15,3 5,3 2,8
Изменение цены нефти -10,2 -47,9 -42,5 18,8 16,9

*Разница в процентах по сравнению с прогнозами на январь 2020 года.

Источник: Всемирный банк.


Несмотря на то что все страны сняли или ослабили карантинные ограничения, финансовые условия остаются нестабильными для многих участников долгового рынка. Перебои в деятельности компаний во всем мире привели к тому, что денежные потоки сократились, а рефинансирование долгов усложнилось. Спреды высокодоходных облигаций к бенчмаркам существенно выросли. Инвесторы стали более скептично относиться к способности заемщиков с невысокими кредитными рейтингами финансировать свои долговые обязательства, переходящие в разряд «мусорных».

Особую тревогу вызывают государства, жившие туризмом и сферой услуг, а также нефтегазовые страны и монархии. У многих стран—экспортеров энергоносителей финансовые балансы ухудшились, поскольку цены на нефть упали ниже уровня безубыточности их бюджетов. Согласно оценкам Rystad Energy, 140 сланцевых компаний США объявят о банкротстве в этом году, а в течение двух ближайших лет обанкротятся порядка 40% компаний этой отрасли.

Нефтяной «мартиролог» открыл один из крупнейших сланцевиков — Whiting Petroleum, за ним последовали Extraction Oil & Gas, Chesapeake Energy и пр. Потери инвесторов из-за банкротств сланцевых компаний только в 2020 году составят порядка $300 млрд. И это лишь одна отрасль. В сфере гостиничного бизнеса, пассажирских перевозок, торговли, организации досуга, физкультуры и спорта ситуация еще хуже.

Эйфория от снятия карантина на рынках закончилась еще в июне, а сейчас происходит рост неприятия риска (risk aversion).

Поскольку мировой уровень задолженности уже достиг исторического максимума, сегментация кредитного рынка (одним деньги под минимальные проценты, другим ни цента) может привести к каскадным дефолтам и финансовым кризисам во многих странах уже этой осенью, о чем и предупреждает Всемирный банк. Фондовый рынок и рынок капитала снова ждет турбулентность.

Да и нынешний рост фондовых индексов выглядит мощным только на первый взгляд.

Если раскрыть композицию большинства индексов, то станет очевидно, что своим быстрым подъемом они обязаны ограниченному числу корпораций. В США, например, локомотивами роста стали IT-гиганты, а компании реального сектора отставали от них на 10% и более, и вряд ли в ближайшие месяц-два котировки компаний традиционных секторов смогут вернуться к уровням конца 2019 года. Такое «расщепление» фондового рынка на «пузыри доткомов» и тянущий ко дну балласт остального — очень тревожный сигнал. Худшие времена еще впереди, и этот август для многих может стать месяцем провалов и неудач.

Черные лебеди протестов, инфляции и геополитики


Коронавирусное обрушение экономики способно заметно перекроить социально-политический ландшафт в очень многих странах. После нескольких месяцев длительного карантинного напряжения миллиардов человек и формирования у них массового чувства опасности, вызванного ежедневной перегрузкой информации о пандемии COVID-19, во многих регионах мира, включая США, происходит радикализация части социальных групп и слоев населения. Такова реакция людей на пережитый стресс, на рост безработицы, на экономическую неопределенность и неуверенность в будущем.

Чуть больше года назад на XXVII Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике обсуждалась предельно актуальная на сегодня тема: чего ждать в обозримом будущем — мировой войны или мировой революции? «Такая постановка вопроса еще лет десять назад казалась бы, наверное, совершенно немыслимой, но сегодня воспринимается почти нормально,— говорилось в материалах Ассамблеи.— Капитализм вошел в такую стадию, когда в мире быстро растет неравенство. Любой экономический кризис может превратиться в социальный и политический кризис. Мировая революция в условиях такого супернеравенства и суперперекосов финансового капитала — это более вероятная ситуация, чем мировая война».

Но протесты пока стихийны, и не существует идей и движений, способных реально объединить миллионы людей разных возрастов и социальных групп на борьбу за лучшее и справедливое будущее. А денег в финансовые системы закачано предостаточно. Это означает, что ситуацией будут повсеместно пользоваться популисты.

Черный лебедь революции не прилетит, но его призрак создаст кормовую базу для лебедя гиперинфляции, который пока еще представляет собой хилого гадкого утенка, тихо подрастающего за завесой дефляции, ожидая, когда придет его время.

Лишь биржевое золото, дошедшее до уровней в $2000 за тройскую унцию, предупреждает, что птенец инфляции подрастает и уже учится взлетать.

Монетизация государственного долга через выкуп центральными банками облигаций правительств, блокирование глобальных производственных цепочек, в которых дешевая рабочая сила и автоматизация помогали дефляции, быстрое увеличение денежной массы, рост бюджетных расходов, кредиты и госгарантии корпорациям и… слабое восстановление экономики при минимальном росте производительности — это не что иное, как инфляционные факторы. Как только дефляционная спираль остановится, прилетит черный лебедь инфляции и вызовет ужасающие потрясения на долговом и кредитном рынке, цунами банкротств из-за невозможности рефинансирования долгов по возросшим ставкам и новый мировой кризис. Но в текущем сезоне этого не произойдет. Один-два года в запасе есть.

Несмотря на накал предвыборной борьбы в Соединенных Штатах, отражающийся в американской внешней политике, и накопленные застарелые проблемы во всех регионах мира, геополитические проблемы пока отошли в тень экономических проблем.

Прогноз перспектив развития мировой экономики (реальный ВВП, годовое изменение, %)

2019 2020 2021
Мир 2,9 –4,9 5,4
США 2,3 –8,0 4,5
Германия 0,6 –7,8 5,4
Франция 1,5 –12,5 7,3
Италия 0,3 –12,8 6,3
Испания 2,0 –12,8 6,3
Япония 0,7 –5,8 2,4
Великобритания 1,4 –10,2 6,3
Канада 1,7 –8,4 4,9
Китай 6,1 1,0 8,2
Россия 1,3 –6,6 4,1

Источник: ВМФ.


Мировая война, несмотря на прекращение действия почти всех договоров о контроле за вооружениями, откладывается на неопределенный срок. Рецессия — не время для авантюр и открытых горячих конфликтов. Вместо них мы будем наблюдать, как разворачивается новая холодная война между США и Китаем, которая создаст массу проблем не только этим двум державам, но и всем странам, имеющим с ними торговые, экономические или политические отношения. Каждый ход сторон этого холодного конфликта, например, эмбарго, введение тарифов и санкций, блокирование работы компаний, будет вызывать снижение капитализации и финансовые потери. Это становится реальным риском, и в августе появятся новые пострадавшие.

Черный лебедь цифрового тоталитаризма


Быстрое развитие цифровых технологий, от искусственного интеллекта до виртуальной реальности и персонализированных сообщений, и возрастающая зависимость государств, бизнеса и обычных граждан от информационных систем создают невиданные ранее возможности и абсолютно новые риски. И дело не только в том, что тотальная цифровизация сделала критическую инфраструктуру государств потенциально уязвимой при возрастающих способностях кибератак и что манипуляция с личными данными может лишить любого человека денег и активов, прав собственности и пенсионного стажа — эти риски известны. Опасность в том, что частные владельцы big data (больших данных), собственники технологий их сбора, анализа и использования, а также технологий коммуникаций, в том числе социальных, приобретают огромное влияние, которым могут распоряжаться в своих интересах. А управляемые ими соцсети и ресурсы информации способны превратиться в сферу манипулирования и социальных конфликтов.

Вызов в Конгресс США 29 июля глав компаний Facebook, Apple, Amazon и Google для дачи объяснений в рамках расследования злоупотреблений монопольным положением на рынке отражает растущую тревогу политиков в отношении «большой пятерки» технологических корпораций, которых председатель парламентской комиссии Дэвид Сисиллин назвал «частным правительством» и которые после пандемии COVID-19 еще больше укрепили свою власть и влияние. Дальнейшее внедрение цифровых платформ и сервисов в госуправление и бизнес-практики предоставит «большой пятерке» уже не просто контроль над технологиями, но и контроль всех сфер человеческой деятельности, включая политику, экономику, образование, досуг и пр. Монополия одних — это разрушение бизнеса всех остальных. А разрушение бизнеса — это потери капиталов, рабочих мест и в конечном итоге жизней людей. Социальные манипуляции и замена «реальности» для сглаживания нарастающих проблем в условиях тотального контроля над людьми чреваты как установлением «цифровой диктатуры», так и войной государств и сообществ с цифровыми монополистами. Это тоже сценарий мирового кризиса, который будет усилен информационной агрессией и эрозией глобальной безопасности, потому что государства будут реагировать на неизбежные в этом сценарии кибератаки на инфраструктуру и информационные атаки на социально-политическую сферу привычными им методами, включая военные.

К сожалению, пандемия только усилила риски. И если такой сценарий цифрового тоталитаризма начнет разворачиваться в обозримом будущем, то это уже не черный лебедь, а назгулы в обличье Черных всадников.

Итак, рисков более чем достаточно для того, чтобы реализовался следующий глобальный кризис. Нынешняя рецессия — всего лишь его репетиция. И от того, как государства, бизнесы и обычные граждане будут ей противостоять, какие решения и практики принимать и реализовывать, зависит их выживание (иногда в экзистенциальном смысле) в будущем. Время на ответы пока есть и, как писал Джон Р. Р. Толкин: «Мы можем решить, как распорядиться своим временем».

Александр Лосев, гендиректор УК «Спутник—управление капиталом»


Комментарии
Профиль пользователя