Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Отчет раздора

ОКР выпустил жесткое заявление в связи с ответом РУСАДА на заключение аудиторов

от

Конфликт между Российским антидопинговым агентством (РУСАДА) и его основным учредителем Олимпийским комитетом России (ОКР) получил развитие. ОКР ответил на жесткое заявление головной отечественной антидопинговой структуры по поводу итогов ее аудиторской проверки своим собственным, не менее жестким заявлением. В нем комментарии РУСАДА названы «очередной попыткой отвлечь внимание от фактов и сути рассматриваемых несоответствий» и выражена уверенность в том, что «углубленный отчет аудиторов выполнен в полном соответствии с требованиями международных стандартов».


Олимпийский комитет России опубликовал заявление, посвященное громкому конфликту в отечественном спорте. Он выплеснулся в публичную плоскость на прошлой неделе, когда ОКР, являющийся вместе с Паралимпийским комитетом России учредителем РУСАДА, обнародовал отчет о результатах исследования эффективности систем внутреннего контроля в отношении бизнес-процессов РУСАДА за 2018–2019 годы, проведенного аудиторской компанией «Финэкспертиза». Публикация состоялась на следующий день после заявления президента ОКР Станислава Позднякова об обнаруженных в ходе аудита РУСАДА «серьезных нарушениях».

А основанием для проверки стало то обстоятельство, что генеральный директор агентства Юрий Ганус, последовательный критик позиции отечественных спортивных властей по конфликту с Всемирным антидопинговым агентством и их действий в связи с сдопинговым кризисом, якобы «попытался задним числом утвердить и аудитора, и аудиторскую отчетность».

В заключении «Финэкспертизы» по итогам аудита говорилось, что установлен «ряд фактов», которые «несут или могут нести потенциальные риски наличия коррупции, конфликта интересов, злоупотребления нормами закона, злоупотребления положением РАА РУСАДА».

Во вторник РУСАДА ответило на выводы аудиторов 69-страничным документом, попытавшись подробно прояснить свою позицию в связи с каждой из претензий. Документ заканчивался чрезвычайно жестким по риторике резюме. В нем было сказано, что «аудиторы не использовали все имеющиеся в бухгалтерии РУСАДА документы при проведении своего аудита» и поэтому «объективность суждений и выводов» «представляется крайне спорной вне зависимости от избранной ими скрытой формы проведения исследования». Помимо этого «форма проверки» была направлена не на «установление истинного положения дел», а «на скрытый сбор информации по заявкам заказчиков и, вероятно, на преднамеренную фабрикацию ложных доводов и фактов, направленных против генерального директора и заместителя генерального директора РУСАДА».

По мнению авторов ответа, отчет «Финэкспертизы», «основанный на неполных, а значит, на недостоверных данных при наличии всей информации в офисе РУСАДА, может с большой степенью вероятности говорить о его несостоятельности, ненадежности и искажении реальной картины». Разглашение же информации о контрагентах РУСАДА и бизнес-процессах «потенциально создает опасность неправомерного использования этой информации с целью вмешательства в программные продукты и методики обработки информации, процессы расследования допинговых нарушений в сфере спорта», поскольку «были опубликованы наименования и характеристики программных продуктов, используемых отделом расследования РУСАДА». «В этой связи можно говорить о нарушении названного международного стандарта DATA Privacy, поскольку создается угроза вмешательства и разглашения данных, находящихся под защитой международной юрисдикции»,— уточняли авторы ответа.

Заявление ОКР по стилистике выглядит не менее жестким, нежели ответ РУСАДА. В нем подчеркивается, что позиция ведомства «относительно тезисов, которые содержатся в отчете аудиторской компании “Финэкспертиза”» «остается неизменной», хотя «оценка данной информации является прерогативой наблюдательного совета РАА РУСАДА».

Комментарии РУСАДА к отчету ОКР называет «очередной попыткой отвлечь внимание от фактов и сути рассматриваемых несоответствий».

Он утверждает, что «Юрий Ганус сам предложил Олимпийскому комитету России рассмотреть возможность привлечения одной из компаний, входящих в сеть “Финэкспертиза”, для проведения проверки финансово-хозяйственной деятельности РАА РУСАДА» и что во время пресс-конференции 10 июля господин Ганус «неоднократно подчеркивал, что доверяет результатам обязательного аудита», а «критика со стороны генерального директора» «началась только после того, как стало известно об описании аудитором возможных нарушений в финансово-хозяйственной деятельности его организации». «Удивляет» ОКР и тот факт, что «за пространной риторикой и комментариями тезисов аудиторского отчета в “Доводах РАА РУСАДА” нигде не опровергаются фальсификации подписей на документах с контрагентами и другие не менее показательные факты».

«К сожалению, Юрий Ганус в стремлении завуалировать открывшиеся проблемы регулярно выступает с агрессивными заявлениями, в которых при этом противоречит сам себе. Так, например, на упомянутой уже пресс-конференции генеральный директор РАА РУСАДА обстоятельно, со ссылками на бухгалтерские документы доказывал, что сумма в 11 млн руб. в качестве расходов на такси не соответствует действительности и никогда не тратилась его организацией. Однако в опубликованных 21 июля “Доводах РАА РУСАДА” уже признает, что указанная сумма действительно была потрачена на услуги такси»,— добавляет ОКР. В отличие от РУСАДА, он не сомневается, что «углубленный отчет аудиторов выполнен в полном соответствии с требованиями международных стандартов».

Еще детальнее аргументы ОКР расписаны в аналитической справке, подготовленной его правовым управлением (есть в распоряжении “Ъ”).

В ней, в частности, говорится о том, что «утверждения авторов документа “Доводы РУСАДА” о том, что в заключении аудитора есть признаки “преднамеренной фабрикации заведомо ложных фактов против Гануса Ю. А. как генерального директора РУСАДА”, могут содержать наличие признаков клеветы, то есть распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство аудитора, подрывающих его деловую репутацию, что запрещено ст. 128.1 УК РФ», притом что «аудиторское заключение было выполнено на высоком профессиональном уровне в соответствии с международными и национальными стандартами аудиторской деятельности».

Что касается тезиса о «якобы раскрытии персональных данных», правовое управление отмечает, что «отчет аудитора опубликован в целостном виде, оговорка о конфиденциальности имеет отношение только к взаимодействию между заказчиком отчета и аудиторской компанией». А «указания аудитора на возможные признаки коррупционности в отношении 110 млн руб. за 2018 и 2019 годы» управление считает «сформулированными в соответствии со стандартами аудиторской деятельности, поскольку подтверждение факта коррупции, всестороннее описание такого факта и доказательства относятся к исключительной компетенции следствия и суда».

Финальную оценку по мотивам аудиторской проверки должен дать наблюдательный совет РУСАДА. Предполагается, что его заседание состоится в начале августа.

Алексей Доспехов


Комментарии
Профиль пользователя