Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

Дождь, улица, пикет, Лубянка

Протестующие полчаса продержались у здания ФСБ

от

В пятницу прокуратура потребовала шесть лет колонии для псковской журналистки Светланы Прокопьевой, обвиняемой в оправдании терроризма — и уже через несколько часов московские журналисты вышли протестовать к зданию ФСБ. Пикетчиков не остановил ливень, но акция все равно продлилась не более получаса. Журналистов, блогеров и обычных граждан задерживали, как только они разворачивали плакаты или даже просто начинали давать интервью. В ОВД Замоскворечье увезли 17 человек.


Днем в пятницу в Пскове завершились прения по громкому делу журналистки Светланы Прокопьевой — ее обвиняют в оправдании терроризма (ч. 2 ст. 205 УК РФ), которое правоохранительные органы усмотрели в колонке «Репрессии для государства». В тексте журналистка рассуждала о причинах самоподрыва 17-летнего анархиста Михаила Жлобицкого в здании архангельского УФСБ. Госпожа Прокопьева высказала мнение, что этот поступок демонстрирует отсутствие в России «условий для политического активизма», а «юный гражданин, который видел от власти только запреты и наказания, не мог и придумать другого способа коммуникации».

В конце прений прокурор потребовал приговорить ее к шести годами лишения свободы в колонии общего режима и на четыре года запретить заниматься журналистикой.

Требование столь сурового наказания шокировало российских журналистов. В соцсетях появились рамки для фотографий-аватарок «Свободу Светлане Прокопьевой», а спецкорреспондент «Новой газеты» Илья Азар призвал коллег на акцию солидарности. Он предложил собраться вечером у здания ФСБ на Лубянке и провести одиночные пикеты в поддержку обвиняемой. Вскоре аналогичный призыв появился в соцсетях независимого Профсоюза журналистов и работников СМИ.

Еще за час до начала акции защищать ФСБ от журналистов-пикетчиков приехали четыре ПАЗа Второго оперативного полка и несколько легковых машин полиции и ДПС. Кроме того, подъезд №1 защитили красно-белой строительной лентой, натянутой между деревьями, и парой небольших металлических заграждений.

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

Первым в пикет вышел блогер Сергей Куок. Он держал плакат «Руки прочь от Светланы Прокопьевой» и давал интервью на камеры. Полицейские (они, кажется, еще не переоделись из парадной формы после голосования по поправкам) пересказали содержание плаката по рации, но задерживать блогера не стали. Все немного расслабились — а зря.

Следующим в пикет встал Илья Азар. Едва он развернул плакат «6 лет за текст? Журналистика не преступление», как его самого скрутили. Всех, выходивших на его место, задерживали в считанные секунды. Полицейские расталкивали находившихся «при исполнении» журналистов, которые даже не успевали узнать имена задержанных коллег и название их СМИ. На одного пикетчика порой приходилось десять полицейских. «Медуза!», «Такие дела!», «7 на 7!»,— выкрикивали задержанные названия своих редакций по пути в автозак. Одна из активисток встала на парапет у подземного перехода — и упала с помощью полицейских в их объятья, прямо как звезда на рок-концерте.

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

Участники акции были готовы к такому сценарию после недавних задержаний на Петровке, 38, или протестующих адвокатов. Впрочем, были и новшества — активиста Матвея Александрова отправили в автозак за обычное интервью, без плаката. «Это уже беспредел, за разговор теперь тоже оформляют?» — раздраженно спрашивали журналисты полицейских. Те не отвечали.

Люди «в штатском» чувствовали себя на Лубянке как дома — они прохаживались мимо толпы и лениво показывали полицейским, кого задерживать. Один из них, ухмыляясь, курсировал туда-сюда со словами «Я простой прохожий», но периодически останавливался напротив журналистов и в упор фотографировал их на телефон.

Большая часть журналистов пришли на мероприятие работать, и поэтому не имели права принять участие в акции. Пикетчики же закончились в основном за первые полчаса.

Очередь в поддержку псковской журналистки получилась не такой многолюдной, как например, пикеты 7 июня 2019 года у ГУВД в защиту журналиста «Медузы» Ивана Голунова. Правда, вместо грозы тогда было солнце, да и вообще рядом проходил день встречи выпускников журфака МГУ. Оппозиционных политиков, кроме муниципального депутата Ильи Азара, у здания так и не появилось.

Всего было задержано 17 человек, их увезли в ОВД Замоскворечье. Остававшимся у здания ФСБ журналистам, которые уже начали брать интервью друг у друга, полицейские регулярно и все громче повторяли в громкоговоритель: «Ваша акция не согласована с органами исполнительной власти. Не нарушайте общественный порядок». На вопрос корреспондента “Ъ” о том, какое мероприятие имеется в виду, один сотрудник промолчал, а другой посоветовал обратитсья в пресс-службу ГУВД, которая, впрочем, далеко не всегда отвечает на вопросы журналистов.

Нескольким корреспондентам все же удалось неофициально пообщаться с полицейскими. «Скажите, а если я хочу выразить свое несогласие с решением властей, мне как это сделать?» —спросила миниатюрная девушка с розовыми волосами крепкого сотрудника. «Кто-то не согласен, что родился в этой стране. А что делать?» — философски отвечал полицейский. Ему напомнили, что одиночные пикеты по закону не требуют согласования, но сотрудник пояснил, что пикетчик был не один. Другой полицейский похвастался, что проходил стажировку в суде, и предложил девушке не проводить акции, а обжаловать решения в судах высших инстанций. «И что, часто суды встают не на сторону полицейских?» — уточнила девушка. «Посмотрите карточки судебных дел»,— посоветовал правоохранитель.

Пресс-секретарь «Открытой России» Константин Фомин, которого тоже задержали, сказал, что задержанных около двух часов держали возле ОВД в автозаке. Все это время адвокаты пытались попасть к задержанным, но их традиционно не пускали. На момент сдачи материала на двух участников акции составили протоколы о нарушении правил проведения публичных мероприятий (ч. 5 и ч. 8 ст. 20.2 КоАП РФ).

Приговор Светлане Прокопьевой огласят в понедельник.

Владимир Хейфец


Комментарии
Профиль пользователя