Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Вашингтон и Москва вновь не сошлись по Сирии

США шокированы выходом России из механизма деконфликтинга ООН

от

Россия и США в очередной раз схлестнулись на площадке ООН из-за Сирии. Вашингтон шокирован выходом Москвы из гуманитарного механизма по деконфликтингу в Сирии, заявила постпред США при ООН Келли Крафт. Ее российский коллега Василий Небензя подчеркнул, что этот механизм, который не был обязательным к участию, использовали для своих целей террористы.


О выходе России из системы деконфликтинга ООН стало известно еще 23 июня. А вчера заместитель генсека ООН по гуманитарным вопросам Марк Лоукок подтвердил, что Россия еще неделю назад уведомила об отказе от дальнейшего участия «в системе гуманитарных предупреждений, которую ООН и ее гуманитарные партнеры использовали, чтобы делиться информацией со сторонами конфликта».

Механизм деконфликтинга ООН — это неформальная система обмена информацией между гуманитарными организациями и участниками боевых действий, чтобы минимизировать потери среди гражданского населения. На постоянной основе он работает около пяти лет.

Одной из причин активизации ООН по поводу деконфликтинга стал рост числа ударов по медицинским учреждениям в ходе самых разных конфликтов.

Среди них был и авиаудар США по больнице «Врачей без границ» в афганском городе Кундуз в октябре 2015 года. Тогда погибли 42 человека. При этом американцы были предупреждены о местоположении больницы. В ходе проводившегося США расследования было установлено, что причинами трагедии стали человеческий фактор и отсутствие связи. Сейчас механизм деконфликтинга в основном применяется в Йемене и Сирии. Гуманитарные организации составляют списки объектов, в первую очередь больниц и школ, и передают их в Управление по гуманитарным вопросам (УКГВ) ООН, а оно, в свою очередь,— сторонам, ведущим боевые действия. Однако, как неоднократно отмечали в своих докладах правозащитники, механизм не стал панацеей и никаких последствий для участников боевых действий удары по гуманитарным объектам не имели. Механизм не закреплен резолюциями СБ ООН, и участие в нем добровольно.

По данным The New Humanitarian (аналитический ресурс, обрабатывающий информацию о гуманитарной работе в мире), многие неправительственные организации в Сирии опасаются передавать координаты гуманитарных объектов, полагая, что таким образом они станут мишенью для сирийских, российских и американских военных. Тем не менее к концу 2018 года в списке значилось около 800 объектов, из них более 120 — больницы.

Сейчас основная проблема заключается в Идлибе — последней из четырех зон деэскалации, согласованных Россией, Турцией и Ираном, а также частично США в 2017 году и до сих пор не переданной под контроль официального Дамаска. В конце июля 2019 года генсек ООН Антониу Гутерриш принял решение учредить комиссию по расследованию воздушных атак на объекты гражданской инфраструктуры в Идлибе, в том числе те, что включены в список деконфликтинга. Запрос на проведение такого расследования направили десять стран (Великобритания, Франция, США, Германия, Бельгия, Перу, Польша, Кувейт, Доминиканская Республика, Индонезия). В МИД РФ назвали данное решение провокационным. При этом Москва выразила готовность предоставить ООН всю имеющуюся у нее информацию. Результаты расследования шести инцидентов были опубликованы в апреле. По словам Антониу Гутерриша, члены комиссии не работали в самой Сирии, так как не получила виз от сирийского правительства. Генсек также отметил, что комиссия не является судебным органом или судом, не выносит юридических заключений и не рассматривает вопросы юридической или правовой ответственности.

Согласно оглашенному господином Гутерришем резюме доклада (.pdf), в результате пяти из шести инцидентов никто не пострадал: не было ни убитых, ни раненых. Обстрел палестинского лагеря беженцев Найраб 14 мая 2019 года в провинции Алеппо, в ходе которого погибли 11 человек, включая 5 детей, и были ранены 29 человек, был осуществлен «либо вооруженными оппозиционными группами, либо "Хайат Тахрир аш-Шам" (запрещенная в РФ террористическая группировка.— “Ъ”). Во всех остальных случаях речь идет о разной степени ущерба для гуманитарных объектов: школ и медицинских учреждений. Формулировка по ним почти идентична: «Учитывая доступную информацию по этому поводу, комиссия выявила, что с высокой долей вероятности удары были нанесены правительством Сирии или ее союзниками. Однако имеющиеся доказательства оказались недостаточными для комиссии, чтобы прийти к окончательному выводу и возложить ответственность на какое-то конкретное лицо или организацию». По итогам доклада генсек ООН издал ряд рекомендаций УКГВ. В частности, речь идет о том, что управление «должно напрямую передавать правительству Сирии информацию, касающуюся деконфликтинга», за исключением случаев, когда осуществляющий помощь партнер ООН просил этого не делать.

А в мае текущего года был опубликован доклад по Сирии правозащитной организации Amnesty International. В нем отмечается, что в период с 5 мая 2019 года по 25 февраля 2020 года 18 атак по больницам и школам на севере Сирии совершили сирийские правительственные силы и ВКС РФ. Россия неоднократно опровергала подобные обвинения. Как отметил тогда в интервью “Ъ” постпред РФ при ООН Василий Небензя, «доказательная база подобных обвинений — это показания неизвестных источников». «На самом деле эти информаторы известны: мастера фабрикаций "Белые каски" и им подобные. Мы не боимся честного разговора и подробно разъясняем нашим партнерам, как тщательно осуществляется выбор целей при контртеррористических действиях»,— подчеркнул он.

Вчера на заседании СБ ООН Василий Небензя вновь повторил российские сомнения в достоверности источников, которые поставляют информацию УКГВ. «В то же время наши собственные расследования неоднократно доказывали, что некоторые из "деконфликтованных" объектов фактически использовались в качестве штаб-квартир или укрытий террористов и поэтому не могли получить гуманитарный статус»,— сказал он, напомнив, что в сентябре прошлого года Россия уже организовала специальное мероприятие для СМИ в штаб-квартире ООН, где наглядно продемонстрировала недостатки этого механизма. По словам господина Небензи, эти недостатки были доказаны выводами Комиссии по расследованию. «У меня риторический вопрос. Я не помню каких-либо жалоб со стороны агентств ООН на недостатки механизма деконфликтинга в Ракке, Багузе и Хаджине (на территориях, где вели боевые действия силы международной коалиции во главе с США.— “Ъ”). Однако сегодня мы слышим о страшной ситуации в системе здравоохранения на северо-востоке Сирии. А знаете почему? Потому что Ракка, например, была разрушена до основания со всеми больницами. Сколько комиссий по расследованию было создано в ООН?» — заявил дипломат.

Василий Небензя подчеркнул, что Россия продолжит соблюдать свои обязательства по международному гуманитарному праву.

Он также заверил, что гуманитарные конвои, как это было и ранее, не станут целями ВКС РФ. Постпред РФ также выразил недоумение в связи с тем, что правительство Сирии не было прямым участником механизма. «Российские представители в Дамаске, Женеве и Нью-Йорке больше не будут принимать списки "деконфликтованных" объектов. Мы предлагаем, чтобы отныне УКГВ решало эти вопросы с сирийским правительством. Это будет правильно»,— сказал он. Это пожелание полностью соответствует рекомендациям генсека ООН.

Впрочем, как обычно, заявление господина Небензи осталось без внимания его западных коллег, которые традиционно возлагают ответственность за гуманитарные проблемы в Сирии на Россию. «Решение России абсолютно неприемлемо, оно имеет целью создание новых препятствий для гуманитарной помощи. Мы шокированы тем, что Россия пошла на такой опасный шаг» — так постпред США при ООН Келли Крафт прокомментировала отказ России от участия в механизме деконфликтинга ООН. При этом обе стороны констатируют, что координация между американскими и российскими военными в Сирии по-прежнему в силе.

Марианна Беленькая


Комментарии
Профиль пользователя