Коротко

Новости

Подробно

Фото: Shuji Kajiyama / AP

Одностороннее решение и разумный подход

Иорданский принц Хасан бен Талал — о перспективах аннексии Западного берега Израилем

от

1 июля Израиль планирует начать процесс по распространению своего суверенитета на часть территории Западного берега реки Иордан. Большинство стран расценивает этот план как аннексию. Иордания уже предупредила об угрозе возникновения «масштабного конфликта» в регионе, а также о возможном пересмотре своих отношений с Израилем. Позицию королевства на этот счет разъяснил дядя короля Иордании принц Хасан бен Талал в статье, право на публикацию которой в России было предоставлено “Ъ”.


Иордано-палестинская позиция в частности и арабская в целом в отношении так называемой сделки века исходит из требований логики, совести и беспристрастности, из положений международного права в противовес узкому, одностороннему подходу, которого придерживаются влиятельные круги Израиля. В основе такой позиции лежит критическое отношение к политическому содержанию этой «сделки», о которой было объявлено президентом США Дональдом Трампом и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху в их выступлениях, прошедших в Вашингтоне 28 января 2020 года.

Из этих выступлений, несмотря на языковые различия между ними, явствует, что «сделка» фактически разрушает тот фундамент, на котором зиждется принцип всеобъемлющего, справедливого и прочного мира, выхолащивает само содержание мирного процесса и лишает его легитимности с точки зрения возможности опереться на достигнутые ранее соглашения и международное право в целом. «Сделка», таким образом, подрывает мирный проект, предложенный администрацией президента Джорджа Буша-старшего в 1991 году, и нейтрализует арабский мирный план, одобренный на саммите в Бейруте в 2002 году, вместо того чтобы дополнить и развить эти инициативы.

Тревога за судьбу мирного процесса, отсутствие возможности продолжить его реализацию вследствие отказа от принципа создания двух государств и нежелания предоставить палестинскому народу его право на свою территорию и собственное независимое государство со столицей в Восточном Иерусалиме, равно как и попытки навязать ему односторонние решения,— все это ведет лишь к усилению напряженности в регионе и во всем мире, к новым угрозам стабильности там, где экстремисты и террористы стремятся реализовать свои планы, а также к потере реальных шансов создать гражданское общество в государствах региона, гарантирующее их право на развитие и уважение человеческого достоинства.

Иордания при всех своих руководителях начиная с 50-х годов прошлого века стремилась и стремится к миру. В то же время ее подход к миру всегда оставался четким и однозначным. Он базируется на резолюциях №242 и №338 Совета Безопасности и предполагает создание путем двусторонних переговоров двух государств — палестинского и израильского — и их дальнейшее сосуществование.

Этот подход предусматривает признание и осуществление законного права палестинского народа на национальное достоинство и самоопределение на своей земле.

Что касается будущих отношений между Иорданским Хашимитским Королевством и молодым Государством Палестина, то они должны быть созданы в ходе переговорного процесса между двумя братскими странами, объединенными прочными связями, общими принципами и стратегическими интересами. Согласно нормам конституционного права, при создании любых двусторонних отношений, касающихся вопросов управления и власти, требуется наличие двух заинтересованных стран, каждая из которых имеет атрибуты, присущие государству, представляющему ее народ, четко определенную территорию и высшую политическую власть, обладающую статусом независимого юридического лица и полным суверенитетом над всеми частями данной территории, а также над его гражданами на основе равенства.

После подписания мирного соглашения между палестинцами и израильтянами в Осло, за которым последовало соглашение между Иорданией и Израилем 1994 года, мой брат король Хусейн бен Талал (да смилостивится над ним Аллах) обратился с посланием к своему правительству, в котором он подтвердил право палестинского народа на полный суверенитет над своей территорией и ресурсами. Поскольку в послании, содержавшем приглашение, адресованное арабским странам и Израилю, участвовать в Мадридской мирной конференции 1991 года, говорилось, что палестинское государство должно быть создано в течение пяти лет, его величество Хусейн (да смилостивится над ним Аллах) подчеркнул, что переговоры, имевшие целью создание независимого палестинского государства, будет вести Организация освобождения Палестины.

Однако подобный подход отнюдь не означал, что Иордания отказывается от полной координации своих действий с палестинской администрацией и Израилем в стремлении добиться соответствия такого мирного соглашения высшим интересам Иордании, состоящим в достижении мира, основанного на признании независимости и равноправия существующего Иорданского Хашимитского Королевства и будущего Государства Палестина, а также на подтверждении исторической ответственности Хашимитов в отношении священного Иерусалима и находящихся там исламских и христианских святынь, на четкой демаркации границ между Иорданией и Палестиной, решении проблемы беженцев, обеспечении всех мер безопасности, урегулировании проблемы использования грунтовых вод и налаживании иордано-палестинского торгового обмена.

После провозглашения единства Западного и Восточного берегов Иордана в апреле 1950 года состоялось заседание иорданской палаты депутатов с участием представителей Западного берега, на котором было заявлено, что решение о единстве не нарушит права палестинского народа на создание независимого государства на своей национальной территории, поскольку объединение территорий двух берегов, за которое проголосовали депутаты, представлявшие народ Иордании, а также законные представители арабов Палестины, является лишь временной мерой, направленной на противодействие экспансионистским угрозам, исходящим от сионистов.

Это единство, как указывал мой брат Хусейн (да смилостивится над ним Аллах), носило временный, обусловленный обстоятельствами характер и было призвано дать возможность нашим палестинским братьям управлять своими внутренними делами.

Оно не представляло собой альтернативы созданию независимого палестинского государства, которое было одобрено международным сообществом и подкреплено решением принять это государство в ООН в качестве наблюдателя.

Иордания, поддерживая соответствующие резолюции ООН с момента их принятия и вплоть до сегодняшнего дня, давала понять международному сообществу, что ее объединение с Западным берегом отвечает интересам палестинской стороны. Иордания рассматривала Западный берег как территорию, находившуюся под ее временным контролем, который необходимо уважать и укреплять и который в юридическом смысле не означает права ее собственности на данную территорию. При этом она исходила из возложенной на иорданских правителей исторической ответственности за соблюдение прав палестинцев и обеспечение благоприятных условий для сохранения мира, стабильности и подлинной безопасности в регионе на основе его всестороннего развития.

Принятие в августе 1988 года Иорданией решения об отказе от правовых и административных связей с Западным берегом было призвано способствовать установлению палестино-израильского мира, приемлемого для обеих сторон, и предоставлению палестинскому руководству возможности выполнять свои обязанности от имени палестинского народа, как это предусматривалось решениями межарабского саммита в Рабате 1974 года. Народ Иордании, согласно статье 1 иорданской конституции, является частью арабской нации.

Из этого положения с неизбежностью следует, что руководство и народ страны обязаны уважать решения, принимаемые общеарабскими совещаниями в верхах, в том числе и решение о признании Организации освобождения Палестины в качестве единственного законного представителя палестинского народа.

Хотя кое-кто и считает, что Иордания в тот момент колебалась в своем отношении к данному решению, это не отменяет того факта, что она была убеждена в том, что конфликт с Израилем не ограничивается сугубо палестино-израильскими противоречиями, а является более глубоким национальным конфликтом между арабами и сионистами. Однако Иордания согласилась с этим решением, несмотря на то что Западный берег еще в 1950 году стал неотъемлемой частью Иордании, а резолюции Совета Безопасности №242 и №338 рассматривали его как оккупированную иорданскую территорию. После прекращения действия османских и британских законов на Западном берегу образовавшийся законодательный вакуум был заполнен иорданскими законами, которые продолжали действовать там вплоть до внедрения на этой территории израильской административно-правовой системы, применявшейся в отношении въехавших туда израильских поселенцев.

Иордания не может не оставаться верной делу обеспечения законных прав палестинцев. Она отстаивает их на всех международных и региональных форумах, официальных двусторонних и многосторонних встречах. Иордания использует свой мирный договор с Израилем для защиты святых мест и сохранения их самобытности, для защиты чести и достоинства палестинцев—бывших граждан Иордании, которые израильские оккупанты постоянно ущемляли. Попечительские функции Хашимитов в отношении святых мест Иерусалима являются совершенно обоснованными как с исторической, так и с религиозно-идеологической точки зрения. Своими истоками эти функции восходят к 1921 году, когда шериф Мекки Хусейн ибн Али (да смилостивится над ним Аллах) был приведен к присяге в качестве попечителя Иерусалима, и эта присяга сохранялась, передаваясь от одного к другому сменяющими друг друга монархами Иордании, в том числе в период территориального единства Западного и Восточного берегов Иордана. И хотя это единство юридически и административно прекратило свое существование в 1988 году, Иордания не отказалась от своей опеки исламских и христианских святынь Иерусалима, стремясь защитить их от произвола колонизаторов и постоянно подтверждая, что Восточный Иерусалим является столицей Государства Палестина, как это зафиксировано в резолюциях Совета Безопасности и других документах, принятых международным сообществом.

Когда Иордания была вынуждена обращаться к тем или иным влиятельным организациям, стремясь предотвратить строительство и дальнейшее расширение израильских колониальных поселений на Западном берегу как основу для его последующей аннексии Израилем, о которой так много говорят сегодня, а также стремясь защитить палестинский народ, его честь и достоинство, поддержать его в самоотверженной борьбе за выживание на своей национальной территории, она всегда выступала в первых рядах тех, кто требовал защиты его прав от попыток их нарушения Израилем.

Позиция Иордании в этом вопросе на протяжении многих десятилетий оставалась твердой и неизменной, основанной на признании необходимости дать возможность палестинскому народу создать собственное независимое государство на своей национальной территории в рамках концепции создания двух государств.

Иордания придерживается этой позиции и сегодня, несмотря на то огромное экономическое и политическое давление, которому она подвергается.

В последние четыре года Иордания и Палестина столкнулись с серьезными вызовами, связанными с расширением колониальной экспансии и усилением экстремистской идеологии сионистов, усугубленными ураганом событий, которые охватили весь арабский мир. Эти события подорвали взаимопомощь арабов, раскололи их ряды, осложнили их экономическое положение, увеличили внутреннюю разобщенность многих арабских стран и ослабили их роль в регионе и в мире. В результате действия совокупности различных региональных и международных причин усилилось экономическое, политическое и военное давление на Иорданию, которая остается важнейшим фактором региональной стабильности в Западной Азии и Северной Африке.

В условиях, когда Иордания со всей решимостью стремится добиться успеха в своей борьбе с коронавирусом и последствиями его пандемии, «сделка века» привела к усилению попыток навязать региону мир без проведения каких-либо переговоров между заинтересованными сторонами. Это навязывание мира предпринимается, несмотря на то что Устав ООН подчеркивает необходимость разрешения всех международных споров мирным путем непосредственно самими их участниками, и прежде всего путем переговоров с привлечением механизмов расследования событий, посредничества, примирения сторон, обращения к арбитражу и судебному урегулированию. Ничего подобного не было сделано при выдвижении недавнего американского предложения, объявленного в отсутствие представителей палестинцев, несмотря на то что именно они являются главной стороной в данном конфликте. Это предложение включает в себя такие планы и пути решения проблемы, которые практически сводят на нет саму возможность возникновения палестинского государства на прочной и постоянной основе. В результате палестинская проблема и необходимость создания независимого государства оказались вообще вне предмета обсуждения в рамках «сделки века».

Будучи абсолютно уверенными в том, что палестинский народ не примет такую «сделку» и что обстоятельства, в которых находятся арабы в настоящее время, изменятся, и видя, что многие разумные голоса в мире по-прежнему призывают к справедливому, мирному решению конфликта на основе сосуществования двух жизнеспособных государств и признания неизменных законных прав палестинского народа, мы хотели бы подчеркнуть, что Иордания, Палестина и остальные страны Леванта (Арабского Машрика), которые вместе со своими братьями из Египта и стран—членов Совета сотрудничества арабских государств Залива принадлежат к общей семье равноправных и несущих ответственность друг перед другом государств, не раз подвергались попыткам оказать на них давление начиная еще с 1948 и 1967 годов. Эта группа стран образует тот геополитический барьер, который разделяет два противоборствующих национализма — арабский и сионистский. Таким образом, Иордания представляет собой «восточное окно» в Палестину, будучи центром политических событий, бушующих вокруг нее.

Особенность палестинской проблемы, как выразился в свое время президент США Гарри Трумэн, заключается в том, что она представляет собой не только европейскую или палестинскую, но и американскую проблему.

Это становится очевидным сегодня, когда по прошествии 75 лет с начала палестино-израильского конфликта неотъемлемые права палестинцев на собственное независимое государство со столицей в Восточном Иерусалиме вошли в список приоритетных вопросов как для американских, так и для европейских избирателей. Кроме того, проблема антисемитизма, зародившаяся в одном из государств христианского Запада в новейшее время, бросает тень на Совет Безопасности, который не может добиться мирного, справедливого и всеобъемлющего решения палестинской проблемы, хотя у него есть правовые механизмы и средства для принятия любых мер, которые он сочтет целесообразными, для урегулирования международных споров на основе положений Устава ООН. Сегодня государства нередко предпочитают не использовать термин «конфликт» при подаче жалобы в Совет Безопасности, поскольку Устав ООН прямо запрещает государству—участнику конфликта голосовать по любому предложению, касающемуся решения или урегулирования данного конфликта. Поэтому оказавшиеся в подобной ситуации государства используют другие термины, стремясь избежать применения к ним вышеупомянутого правового положения.

Такая действующая в ООН практика служит оправданием нежелания подумать о создании международного или регионального центра по профилактике конфликтов до их возникновения или по предотвращению обострения уже существующих конфликтов. В результате усилия, предпринимаемые с миротворческими целями, оказываются несопоставимыми с усилиями, которые прилагаются для провоцирования войн.

В последнее время страны Леванта стали жертвой кризисов, которые один только Бог знает, как завершить, поскольку те, кто стремится развязать внешний или внутренний конфликт, обычно не думают о том, как заканчиваются войны. Это еще раз заставляет меня вспомнить о резолюциях Совета Безопасности №242 и №338, которые призывали к выводу войск в обмен на мир, и о последующих резолюциях ООН, где подтверждалась необходимость предоставления палестинскому народу возможности осуществить свои законные права на собственной территории. Выполнение этих задач должно было опираться на четкие принципы, согласно которым борющийся народ будет добиваться своих целей не только в том, что касается его фундаментальных прав, но и в деле создания собственного независимого государства, национальных институтов и гражданского общества в условиях свободы и независимости.

Иордания, которая со свойственным ей великодушием, опираясь на свой высокий авторитет, неизменно стремилась смягчить последствия региональных войн и возлагала на себя бремя предоставления убежища жертвам событий «арабской весны», всегда исполняла роль культурного и цивилизационного связующего звена между исламом и Западом, между арабами и неарабами, турками и персами, а также неоднократно выступала с призывами к достижению мира и согласия. Поэтому недопустимо, чтобы она становилась объектом угроз со стороны тех, кто желал бы заставить ее подчиниться идеологическому экстремизму Израиля, с одной стороны, и включиться в процесс столкновения культур и цивилизаций, не признающих свободомыслия,— с другой, то есть последовать за теми, кто отвергает диалог и стремится заменить его языком свершившихся фактов, выдвигая лозунг, гласящий, что правда принадлежит тому, в чьих руках сила. Подобная позиция служит лишь воплощению в жизнь пророчеств о конце света, осуществлению всевозможных мифов, предрассудков и крайних взглядов, не приемлемых ни с точки зрения разума, ни с позиций исторической реальности.

Какая из небесных религий разрешает осквернять землю, где проповедовали пророки и посланники Божьи, где впервые были провозглашены идеалы мира и братства, землю, дающую приют слабым и бездомным, которая ныне приносится в жертву ради удовлетворения прихоти тех, кто призывает к колонизации чужих территорий и строительству там своих поселений, кто пропагандирует расизм и войну?

Международное сообщество призвано добиться мира и стабильности и преодолеть стоящее перед ним испытание, опираясь на легитимность изначального, выдвинутого еще в 1948 году принципа создания двух государств. Одно из этих государств, израильское, было единолично провозглашено Давидом Бен-Гурионом, навязавшим миру одностороннее признание его независимости. Это государство пытается ныне заглушить голос другой стороны, находившейся под британским мандатом, а именно — палестинцев, стремясь заставить их согласиться с политикой свершившихся фактов, которая не только не может положить конец продолжающемуся конфликту и разрешить палестинскую проблему, как и ближневосточный кризис в целом, но и несет в себе опасность увековечить его как явление регионального и мирового масштаба. Бен-Гурион считал арабские страны тем пространством, которое нужно использовать для создания сильного Израиля и последующего расширения его границ за их счет, ибо они слабы и расколоты и не могут представлять реальную угрозу Израилю.

С другой стороны, позиция, которую в свое время отстаивали король Фейсал I (основатель и первый король современного Ирака, первый и последний король Сирии, из династии Хашимитов.— “Ъ”) и Хаим Вейцман (первый президент Израиля.— “Ъ”), была иной: на Парижской мирной конференции 1919 года, проходившей в Версале, они согласились использовать максимально возможные средства для налаживания сотрудничества ради создания многонационального поликонфессионального государства, включающего колыбель цивилизаций — Палестину, другие страны Леванта, а также Аравийский полуостров и Месопотамию.

Тот, кто стремится к миру, заслуживает признания и поощрения и не должен подвергаться какому-либо давлению. Как гласит арабская пословица, твой друг не тот, кто во всем соглашается с тобой, а тот, кто с тобой честен и правдив.

Комментарии
Профиль пользователя