Коротко

Новости

Подробно

9

Фото: AP

«Авиация противника — шавки»

Какие территории заняла Красная армия после разгрома Франции

от

80 лет назад, в июне 1940 года, после того, как стало очевидным, что поражение Франции неизбежно, а положение Великобритании вызывает большие опасения, советские руководители сочли, что война в Европе очень скоро закончится. И договариваться со страной-победительницей о чем бы то ни было будет непросто. А потому нужно в самом срочном порядке решить ряд важных международных проблем. Причем с помощью Красной армии.


Из шифротелеграммы полномочного представителя СССР в Великобритании И. М. Майского секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину, 24 мая 1940 года.

Суммируя всю ту достоверную информацию, которая имеется в моих руках и которая в основном идет из самого ближайшего окружения Черчилля, могу сообщить Вам о военном положении следующее: германский прорыв был сделан 22-мя дивизиями (12 механизированных плюс 10 дивизий моторизованной пехоты)…

Основная цель, которую они себе сейчас поставили,— это разрыв связи между Англией и Францией, выход к портам Ла-Манша с возможностью более близкой и прямой атаки на Британские острова…

Громадную роль в ходе событий на фронте дает и играет авиация. Немцы в очень сильной степени бьют союзников своим огромным численным превосходством в воздухе (3:1). Французская авиация слаба, особенно количественно, английская качественно показала себя в последние две недели очень хорошо, но численно она недостаточна. Общий вывод можно сделать такой: если союзники сумеют пережить ближайшие 1–2 месяца, они имеют шансы если не выиграть войну, то, во всяком случае, избежать поражения. Но сумеют ли?..

Из дневника командира 3-го механизированного корпуса Белорусского особого военного округа генерал-лейтенанта А. И. Еременко (с 1955 года — Маршала Советского Союза), 1940 год.

8 июня

К 22 часам 8 июня я был вызван в район города Лида на совещание, которое проводил заместитель командующего войсками округа генерал-лейтенант В. И. Кузнецов… Совещание носило секретный характер и касалось возможных действий против Литвы (на основании пактов о взаимопомощи СССР с Латвией, Литвой и Эстонией, подписанных в октябре 1939 года, на их территории уже находился ограниченный контингент советских войск.— «История»)…

9 июня

В 12 часов этого же дня вместе с тов. Медведевым мы выехали в район Сопоцкина на рекогносцировку местности и берега реки Неман. Нам нужно было отрекогносцировать участок в четыре километра по фронту от реки Неман до немецкой границы. Сюда намечалось запустить 6-й казачий корпус с тем, чтобы отрезать Литву от немецкой границы…

11 июня

С 13 до 16 часов был на совещании в городе Лида. Совещание проводил генерал-полковник тов. Павлов Д. Г. (командующий войсками Белорусского особого военного округа.— «История»), он изложил план боевых действий и задачи войск, вытекающие из этого плана. Кроме этого, он дал следующие указания:

а) по самолетам противника одиночной стрельбы не вести, огонь вести только организованно и по команде командиров в чине не ниже лейтенанта;

б) категорически запретить стрельбу в ночное время, а действовать бесшумно штыком (имеется в виду при форсировании границы)…



з) власть в городах и прилегающих окрестностях должна принадлежать начальникам гарнизонов, первое слово в приказе начальника гарнизона: «Сдать оружие»;

и) все магазины закрыть и опечатать, кроме продовольственных и столовых, которые должны быть открыты и работать…

н) за удар в спину расстреливать на месте;

о) местные ресурсы использовать только тогда, когда другие нельзя подвезти, и то только с разрешения начальника снабжения дивизии;

п) за каждый случай неисполнения приказания судить;

р) беспощадно карать за пьянство.

Ориентировочные указания по действиям: первый день — Волковыск и Мариамполь; второй день — река Неман, Вержболово.

19-й ск (стрелковый корпус.— «История») будет удерживать Алитус и переправу через реку Неман. Авиадесант будет высажен в первый день в 9 часов.

При встрече упорной обороны не атаковать ее, а обходить и блокировать ее; при подходе вторых эшелонов и артиллерии разгромить обороняющихся.

6-й кд (кавалерийской дивизии.— «История») в три дня выйти в район Нербург. Авиация противника — шавки, уничтожать ее на аэродромах…

«Местность,— писал генерал Еременко (на фото),— была очень тяжелой для действия всех родов войск, но зато здесь противник меньше всего ожидал действия наших войск»

Фото: Фотоархив журнала «Огонёк» / Коммерсантъ

Из меморандума младшего статс-секретаря МИД Германии Эрнста Вёрмана, 11 июня 1940 года.

Литовский посланник посетил меня сегодня, чтобы сообщить о дальнейшем развитии переговоров с Советским Союзом. После того как Советский Союз поднял вопрос о безопасности советских гарнизонов в Литве и отклонил предложение о создании смешанной комиссии для расследования инцидентов, литовское правительство по своей инициативе приняло ряд серьезных мер, которые, как оно думало, удовлетворят Советский Союз. Можно, вероятно, согласиться с тем, что на отношения между советскими гарнизонами и литовским населением раньше обращали слишком мало внимания. Теперь же были приняты меры ограничения и контроля, произведено много арестов и обысков и т. д. Было известно, что на литовское предложение о посылке в Москву министра иностранных дел ответа не последовало. Тем удивительнее было поэтому, что в Москву был вызван не министр иностранных дел, а председатель Совета Министров Меркис…

Из дневника командира 3-го механизированного корпуса Белорусского особого военного округа генерал-лейтенанта А. И. Еременко, 1940 год.

15 июня.

К 8 часам все было готово, войска заняли исходное положение для наступления. Ожидали сигнала начать действия, и вот занесенный удар повис в воздухе. За один час до начала наступления корпуса от командующего войсками Белорусского округа тов. Павлова получен приказ: «Стой»! Павлов сообщал, что Литва капитулировала и корпусу изменяется задача…

Кавкорпус получил новую задачу: форсированным маршем через Каунас выйти в район Паланги и закрыть границу.

«Советское правительство,— говорилось в сообщении ТАСС,— рассчитывало на то, что после заключения советско-латвийского Пакта взаимопомощи (на фото) Латвия выйдет из военного союза с другими прибалтийскими государствами»

Из сообщения Телеграфного агентства Советского Союза (ТАСС) о советско-латвийских и советско-эстонских отношениях, опубликованного 17 июня 1940 года.

16-го июня председатель Совнаркома СССР тов. Молотов сделал от имени правительства следующее представление латвийскому посланнику г. Коциньш для передачи правительству Латвии:

«На основании имеющихся у Советского правительства фактических материалов, а также на основании происходившего в Москве в последнее время обмена мнений между председателем Совнаркома СССР В. М. Молотовым и председателем Литовского Совета министров г. Меркисом Советское правительство считает установленным, что правительство Латвии не только не ликвидировало созданный еще до заключения советско-латвийского Пакта взаимопомощи военный союз с Эстонией, направленный против СССР, но и расширило его, привлекши в этот союз Литву, и старается вовлечь в него также Финляндию…

И это грубое нарушение советско-латвийского Пакта о взаимопомощи происходит со стороны латвийского правительства в то время, когда Советский Союз вел и продолжает вести исключительно благожелательную и определенно пролатвийскую политику, пунктуально выполняя все требования советско-латвийского Пакта о взаимопомощи.

Советское правительство считает, что подобное положение не может быть дальше терпимо.



Правительство СССР считает совершенно необходимым и неотложным:

1. чтобы немедленно было сформировано в Латвии такое правительство, которое было бы способно и готово обеспечить честное проведение в жизнь советско-латвийского Пакта о взаимопомощи;

2. чтобы немедленно был обеспечен свободный пропуск на территорию Латвии советских воинских частей для размещения их в важнейших центрах Латвии в количестве, достаточном для того, чтобы обеспечить возможность осуществления советско-латвийского Пакта о взаимопомощи и предотвратить возможные провокационные действия против советского гарнизона в Латвии.

Советское правительство считает исполнение этих требований тем элементарным условием, без которого невозможно добиться того, чтобы советско-латвийский Пакт о взаимопомощи, выполнялся честно и добросовестно».

Вчера же г. Коциньш передал ответ о согласии латвийского правительства на условия Советского правительства.

***

16-го июля председатель Совнаркома СССР тов. Молотов сделал эстонскому посланнику г. Рей для передачи правительству Эстонии представление, аналогичное представлению, переданному латвийскому правительству.

Вчера же г. Рей передал ответ о согласии эстонского правительства на условия Советского правительства.

Из сообщения заведующего отделом Скандинавии МИД Германии Вернера фон Грюндхерр цу Альтентханн и Вейхерхаус министру иностранных дел Иоахиму фон Риббентропу, 17 июня 1940 года.

Сотрудничество между прибалтийскими государствами — Эстонией, Латвией и Литвой — основывается на договоре о взаимопонимании и сотрудничестве, заключенном на 10 лет этими тремя государствами 12 сентября 1934 года. Кроме того, Латвия и Эстония подписали 1 ноября 1923 года договор о взаимной обороне. На практике политическое сотрудничество состояло главным образом в происходивших раз в полгода совещаниях министров иностранных дел и совместных пресс-конференциях; с другой стороны, часто имело место множество раздоров и соперничество в рамках Балтийской Антанты. Латвия и Эстония явно проявили свою незаинтересованность в вопросах Мемеля и Вильно, которые представляли важность для Литвы. Утверждение, сделанное сейчас Россией, что Литва присоединилась к эстонско-латвийскому военному пакту, является, согласно имеющейся здесь информации, беспочвенным. Из-за весьма похожей экономической структуры этих стран экономическое сотрудничество между тремя государствами, несмотря на большие усилия, предпринятые на протяжении последних нескольких лет, не привели (так в переводе документа.— «История») к заметному прогрессу. Со времени заключения в сентябре–октябре 1939 года с прибалтийскими странами советского пакта о взаимной помощи между прибалтийскими странами не было более тесного сотрудничества в антирусском духе. Учитывая оккупацию их стран войсками Советской России, три прибалтийских правительства сознавали опасность такого рода политики…

Из меморандума заведующего восточноевропейской референтурой политико-экономического отдела МИД Германии Карла Шнурре, 17 июня 1940 года.

Экономическое значение трех прибалтийских государств с точки зрения снабжения нас продовольствием и сырьевыми материалами, необходимыми для войны, стало весьма значительным в результате торговых договоров, заключенных за последний год с этими тремя государствами. Далее на протяжении последних шести месяцев мы заключили со всеми этими тремя государствами секретные соглашения, на основе которых весь экспорт из этих стран, за исключением небольшой части, идущей в Россию, и другой небольшой доли, идущей в нейтральные страны, будет посылаться в Германию. Это означает для всех трех государств около 70 процентов их общего экспорта. Германский импорт из трех прибалтийских государств достигнет в текущем году общей суммы примерно в 200 млн рейхсмарок, включая зерно, свиней, масло, яйца, лен, лес, семенной материал и — из Эстонии — нефть.

Консолидация русского влияния в этих районах будет серьезно угрожать этому необходимому импорту...

«В прибалтийских странах,— говорилось в сообщении ТАСС,— фактически находится не 100 и не 150 советских дивизий, а всего не более 18–20 дивизий» (на фото — советские войска в Латвии. 17 июня 1940 года)

Фото: AP

Из дневника полномочного представителя СССР в Великобритании И. М. Майского, 17 июня 1940 года.

Франция капитулировала (французское правительство 17 июня 1940 года попросило о перемирии.— «История»)… Что будет делать теперь Англия?

Из телеграммы посла Германии в СССР графа Вернера фон дер Шуленбурга в МИД Германии, 17 июня 1940 года.

Молотов пригласил меня сегодня вечером в свой кабинет и выразил мне самые теплые поздравления советского правительства по случаю блестящего успеха германских вооруженных сил. Далее Молотов информировал меня о советских действиях по отношению к прибалтийским государствам. Он сослался на доводы, опубликованные в газетах, и добавил, что стало необходимо положить конец всем интригам Англии и Франции, пытающихся посеять недоверие и разногласия между Германией и Советским Союзом в «прибалтийских странах».

Для переговоров о формировании там новых правительств советское правительство в дополнение к аккредитованным там полпредам послало следующих особоуполномоченных лиц: в Литву — заместителя народного комиссара иностранных дел Деканозова; в Латвию — Вышинского — представителя правительства; в Эстонию — ленинградского партийного лидера Жданова…

Из сообщения ТАСС, переданного по радио 22 июня 1940 года и опубликованного в печати 23 июня 1940 года.

В последнее время в связи с вступлением советских войск в пределы прибалтийских стран усиленно распространяются слухи о том, что на литовско-германской границе сконцентрировано не то 100, не то 150 советских дивизий; что это сосредоточение советских войск вызвано недовольством Советского Союза успехами Германии на Западе; что оно отражает ухудшение советско-германских отношений и имеет целью произвести давление на Германию. Различные вариации этих слухов повторяются в последнее время чуть ли не каждый день в американской, японской, английской, французской, турецкой, шведской печати.

ТАСС уполномочен заявить, что все эти слухи, нелепость которых и так очевидна, совершенно не соответствуют действительности. В прибалтийских странах фактически находится не 100 и не 150 советских дивизий, а всего не более 18–20 дивизий, причем эти дивизии сосредоточены не на литовско-германской границе, а в различных районах трех прибалтийских республик и имеют своей целью не «давление» на Германию, а создание гарантий для проведения в жизнь пакта взаимопомощи СССР с этими странами...

«Ежедневно,— цитировал румынскую газету “Темпо” начальник ПУ РККА Мехлис,— поезда из Бессарабии выбрасывают на улицы столицы сотни голодающих» (на фото — бессарабские дети, направляющиеся в Бухарест. 1935 год)

Фото: AP

Из директивы начальника Политуправления Красной армии армейского комиссара 1-го ранга Л. З. Мехлиса Военным советам и начальникам политуправлений Киевского особого и Одесского военных округов, 21 июня 1940 года.

В 1918 году, воспользовавшись гражданской войной в СССР и интервенцией англо-французских империалистов, Румыния воровски захватила у нас Бессарабию. На протяжении 22 лет румынские бояре и военщина неслыханно издеваются и эксплуатируют рабочих и крестьян Бессарабии. Наши братья живут в Бессарабии в ужасающей нищете и влачат жалкое существование. Даже официозная румынская газета «Ромэния» не может скрыть этого факта. В середине 1939 года она писала: «Население Бессарабии 3 112 654 человека, из которых 386 794 живут в городах и 2 725 860 — деревнях. Из-за нищеты крестьян ежегодно умирают в деревне из 94 699 новорожденных 59 131, или 61,3 проц. Статистика 1937 года показывает 37 334 больных туберкулезом, 24 447 — сифилисом, 17 451 — трахомой и 90 000 — малярией»...

Советский Союз никогда не признавал захвата боярской Румынией Бессарабии. 5 марта 1918 года Румыния по Ясскому мирному договору с Советской Россией обязалась в 2-месячный срок очистить Бессарабию от своих войск и вернуть ее нашей Родине. Этот договор Румыния, при поддержке Англии и Франции, не выполнила. На XVI съезде партии товарищ Сталин решительно предупредил о наших правах на Бессарабию. Он заявил: «Говорят о международном праве, о международных обязательствах. Но на основании какого международного права отсекли господа "союзники" от СССР Бессарабию и отдали ее в рабство румынским боярам?»

Настал момент вырвать из воровских рук боярской Румынии нашу землю, вызволить из румынского плена наших братьев и граждан.

Уворованная Бессарабия должна быть и будет возвращена в лоно своей матери-Родины — Союза Советских Социалистических Республик.



В целях подготовки войск к предстоящим военным операциям Политическое Управление Красной Армии обязывает вас:

...17. Разъясните красноармейцам и командирам, что наши части находятся в боевой обстановке, выполняя специальное задание Правительства Советского Союза и Главного командования. Всякое нарушение дисциплины, воинских порядков и приказов будет рассматриваться и караться по законам военного времени...

18. При занятии городов и крупных населенных пунктов, где будет назначаться начальник гарнизона, оставлять в помощь ему политработника из резерва. В занятых районах должен быть установлен образцовый порядок. Радио, телеграф и телефон обеспечены охраной. Следите, чтобы не расхищалось народное имущество и не допускались поджоги имений и предприятий. Склады, хранилища, банки должны быть опечатаны и надежно охраняться. Контрреволюционные выступления и диверсии подавлять вооруженной силой. Помочь командованию в организации приема оружия у населения...

20. Основная цель политической работы среди войск противника сводится к тому, чтобы быстро разложить его армию, деморализовать тыл и, таким образом, помочь командованию Красной Армии в кратчайший срок и с наименьшими жертвами добиться полной победы...

Из телеграммы посла Германии в СССР графа Вернера фон дер Шуленбурга в МИД Германии, 23 июня 1940 года.

Молотов сделал мне сегодня следующее заявление. Разрешение бессарабского вопроса не терпит дальнейших отлагательств. Советское правительство все еще старается разрешить вопрос мирным путем, но оно намерено использовать силу, если румынское правительство отвергнет мирное соглашение. Советские притязания распространяются и на Буковину, в которой проживает украинское население.

В виде оправдания Молотов заявил, что, хотя прошло много времени со дня его речи в Верховном Совете (29 марта 1940 года Молотов сказал, что СССР никогда не признавал захват Румынией Бессарабии.— «История»), Румыния ничего не сделала для разрешения бессарабского вопроса. Что-то поэтому должно быть сделано.

Я сказал Молотову, что такое решение советского правительства является для меня неожиданным. Я считал, что советское правительство будет настаивать на своих претензиях к Бессарабии, нами не оспариваемых, но не предпримет самостоятельных действий для их реализации. Я боюсь, что внешнеполитические трудности Румынии, которая в настоящее время снабжает нас значительным количеством важнейшего для военной и гражданской промышленности сырья, серьезно затронут германские интересы. Я заявил Молотову, что немедленно доложу об этом своему правительству, и попросил не предпринимать никаких решительных шагов, пока германское правительство не выработает определенную позицию по отношению к намерениям советского правительства…

«Во время разграничения взаимных сфер интересов в Восточной Европе,— писал Риббентроп (на фото — в центре) Гитлеру 24 июня 1940 года,— Советы подчеркнули свою заинтересованность в Бессарабии»

Фото: Фотоархив журнала «Огонёк» / Коммерсантъ

Из телеграммы министра иностранных дел Германии Иоахима фон Риббентропа послу Германии в СССР графу Вернеру фон дер Шуленбургу, 25 июня 1940 года.

Послу лично.

Пожалуйста, посетите г-на Молотова и заявите следующее:

1. Германия выполняет Московское соглашение (пакт Молотова—Риббентропа.— «История»). Поэтому она не проявляет интереса к бессарабскому вопросу. Но на этих территориях живут примерно 100 тысяч фольксдойче (этнических немцев.— «История»), и Германии, естественно, их судьба небезразлична, она надеется, что их будущее будет гарантировано. Имперское правительство оставляет за собой право в надлежащее время сделать советскому правительству некоторые предложения по вопросу о новом устройстве этих фольксдойче в таком же порядке, как в отношении фольксдойче на Волыни.

2. Претензии советского правительства в отношении Буковины — это нечто новое. Буковина была территорией австрийской короны и густо населена немцами. Германия также особенно заинтересована в судьбе этих фольксдойче.

3. В остальной Румынии Германия имеет весьма важные экономические интересы. Эти интересы охватывают нефтепромыслы, как и сельскохозяйственные земли. Германия поэтому, как мы неоднократно информировали советское правительство, крайне заинтересована в том, чтобы предотвратить превращение этих районов в театр военных действий.

4. Проявляя полное сочувствие в отношении урегулирования бессарабской проблемы, имперское правительство придерживается мнения, что в соответствии с московскими соглашениями Советский Союз в сотрудничестве с румынским правительством сумеет разрешить этот вопрос мирным путем. Со своей стороны, имперское правительство готово, в духе московских соглашений, посоветовать Румынии, если это будет необходимо, достигнуть дружественного урегулирования бессарабского вопроса, удовлетворяющего Россию.

Прошу снова ясно указать г-ну Молотову на нашу большую заинтересованность в том, чтобы Румыния не превратилась в театр военных действий…

Из телеграммы посла Германии в СССР графа Вернера фон дер Шуленбурга министру иностранных дел Германии Иоахиму фон Риббентропу, 25 июня 1940 года.

Имперскому министру лично.

Инструкции выполнил, встречался с Молотовым сегодня в 9 часов вечера. Молотов выразил свою благодарность за исполненную понимания позицию германского правительства и его готовность поддержать Советский Союз в достижении его целей. Молотов заявил, что советское правительство также желает мирного разрешения вопроса, но вновь подчеркнул тот факт, что вопрос крайне срочен и не терпит дальнейших отлагательств.

Я указал Молотову, что советский отказ от Буковины, которая никогда не принадлежала даже царской России, значительно облегчил бы мирное решение. Молотов возразил, сказав, что Буковина является последней недостающей частью единой Украины и что по этой причине советское правительство должно считать важным разрешение этого вопроса одновременно с бессарабским вопросом. Тем не менее, у меня создалось впечатление, что Молотов не полностью исключает возможность советского отказа от Буковины в ходе переговоров с Румынией.

Молотов заявил, что наши пожелания относительно фольксдойче могут быть, несомненно, удовлетворены аналогично тому, как было сделано в Польше.

Молотов обещал рассмотреть в самом благожелательном духе наши экономические интересы в Румынии.

В заключение Молотов заявил, что доведет до сведения своего правительства германскую точку зрения и информирует меня о его позиции, как можно скорее…

«Наши пожелания относительно фольксдойче,— докладывал германский посол,— могут быть, несомненно, удовлетворены» (на фото — сборный пункт для отправляемых в Германию этнических немцев из Бессарабии. Румыния, октябрь 1940 года)

Фото: Heinrich Hoffmann / ullstein bild via Getty Images

Из шифротелеграммы полномочного представителя СССР в Великобритании И. М. Майского секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину, 26 июня 1940 года.

Ввиду того что уже в самое ближайшее время можно ожидать начала серьезной атаки против Англии... просил бы сообщать, как вели себя немцы в отношении наших миссий или посольств в оккупированных ими странах (в особенности в Брюсселе и Париже)? В частности, признавали ли они за нами дипломатические привилегии? Разрешали ли пользоваться шифром для сношений с Москвой или, по крайней мере, с нашим полпредством в Берлине? Должен ли я в случае приближения немцев уничтожить решительно все шифры? Что вообще сталось с нашей миссией в Бельгии и посольством в Париже: существуют они или закрыты? Срочите (ответьте срочно.— «История»).

Из телеграммы посла Германии в СССР графа Вернера фон дер Шуленбурга министру иностранных дел Германии Иоахиму фон Риббентропу, 26 июня 1940 года.

Имперскому министру лично.

Молотов вызвал меня во второй половине дня и заявил, что советское правительство, основываясь на его вчерашней беседе со мной, решило ограничить свои притязания северной частью Буковины с городом Черновицы…

На мое заявление, что мирное разрешение вопроса могло бы быть достигнуто легче, если бы советское правительство вернуло Румынии золотой запас румынского Национального банка, который во время первой мировой войны был перевезен на хранение в Москву, Молотов заявил, что об этом абсолютно не может быть и речи, поскольку Румыния достаточно долго эксплуатировала Бессарабию.

Что касается дальнейшего подхода к делу, то у Молотова следующая идея: советское правительство предъявит свое требование румынскому посланнику в Москве в течение ближайших нескольких дней и ожидает, что германское имперское правительство одновременно настойчиво посоветует румынскому правительству в Бухаресте выполнить советские требования, поскольку в противном случае война неизбежна…

Из ноты правительства СССР королевскому правительству Румынии, 26 июня 1940 года.

…Теперь, когда военная слабость СССР отошла в область прошлого, а создавшаяся международная обстановка требует быстрейшего разрешения полученных в наследство от прошлого нерешенных вопросов для того, чтобы заложить наконец основы прочного мира между странами, Советский Союз считает необходимым и своевременным в интересах восстановления справедливости приступить совместно с Румынией к немедленному решению вопроса о возвращении Бессарабии Советскому Союзу.

Правительство СССР считает, что вопрос о возвращении Бессарабии органически связан с вопросом о передаче Советскому Союзу той части Буковины, население которой в своем громадном большинстве связано с Советской Украиной как общностью исторической судьбы, так и общностью языка и национального состава...

Правительство СССР ожидает ответа Королевского Правительства Румынии в течение 27 июня с. г.

«В нашей политической истории,— говорил, выступая в парламенте, румынский премьер-министр Тэтэреску,— мне не известен более мучительный вопрос, поставленный перед королем и его советниками» (на фото — король Кароль II (слева) и кронпринц Михай. Бухарест, 14 марта 1939 года)

Фото: AP

Из ответа королевского правительства Румынии на ультиматум правительства СССР, 27 июня 1940 года.

Королевское Правительство заявляет, что оно готово приступить немедленно, в самом широком смысле, к дружественному обсуждению с общего согласия всех предложений, исходящих от Советского Правительства…

Из ответа правительства СССР королевскому правительству Румынии, в ночь с 27 на 28 июня 1940 года.

Правительство СССР считает ответ Королевского Румынского Правительства от 27 июня неопределенным, ибо в его ответе не сказано прямо, что оно принимает предложения Советского Правительства о немедленной передаче Советскому Союзу Бессарабии и северной части Буковины. Но, так как румынский посланник в Москве г. Давидеску разъяснил, что упомянутый ответ Королевского Румынского Правительства означает его согласие на предложения Советского Правительства, Правительство СССР, исходя из этого разъяснения г. Давидеску, предлагает:

1. В течение 4 дней, начиная с 2 часов дня по московскому времени 28 июня, очистить румынским войскам территорию Бессарабии и северной части Буковины.

2. Советским войскам за этот же период занять территорию Бессарабии и северной части Буковины.

3. В течение 28 июня советским войскам занять пункты: Черновицы, Кишинев, Аккерман.

4. Королевскому Правительству Румынии взять на себя ответственность за сохранность и недопущение порчи железных дорог, паровозного и вагонного парка, мостов, складов, аэродромов, промышленных предприятий, электростанций, телеграфа...

Советское Правительство настаивает, чтобы Королевское Правительство Румынии дало ответ по вышеизложенным предложениям не позже 12 часов дня 28 июня.

Из телеграммы королевского правительства Румынии правительству СССР, 11:00 28 июня 1940 года.

Румынское Правительство, для того чтобы иметь возможность избежать серьезных последствий, которые повлекли бы применение силы и открытие военных действий в этой части Европы, видит себя обязанным принять условия эвакуации, предусмотренные в советском ответе.

Румынское Правительство желало бы, однако, чтобы срок, предусмотренный пунктами 1 и 2, был продлен, принимая во внимание, что эвакуацию территорий было бы крайне трудно осуществить в течение четырех дней вследствие дождей и наводнений, которые попортили пути сообщения…

«Трудящиеся массы,— докладывало командование КОВО,— оказывали всемерное содействие Красной Армии» (на фото — парад в Кишиневе. 4 июля 1940 года)

Фото: Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

Из доклада командования Киевским особым военным округом наркому обороны СССР Маршалу Советского Союза С. К. Тимошенко, июль 1940 года.

Из имеющихся документов видно, что румынские войска отходили согласно плану. Штабами соединений и частей были отданы приказы на отход, в которых указывались время начала отхода, маршруты, уравнительные рубежи, пункты переправ через р. ПРУТ, время их прохождения и удаление арьергардных частей от передовых частей Красной Армии.

Начавшийся отход румынских войск и соприкосновение их с частями Красной Армии показали слабое политико-моральное состояние румынских войск и низкую их боеспособность...

С началом отхода начался развал большинства отходящих частей. Не только одиночки, но целые подразделения, а в отдельных случаях целые части стали бросать оружие и расходиться по домам, причем уходили не только молдаване, украинцы и др. нацменьшинства, но и румыны...

Из сообщения посла Германии в СССР графа Вернера фон дер Шуленбурга статс-секретарю МИД Германии барону Эрнсту фон Вайцзеккеру, 11 июля 1940 года.

Возобновившаяся дипломатическая активность Советского Союза за последние несколько недель, естественно, стала главной темой обсуждения между членами здешнего дипломатического корпуса. Кое-что еще не вполне ясно, например почему Советский Союз именно сейчас выступил и, как ожидается, еще выступит против ряда стран. Большинство моих коллег считает, что Советы, которые всегда очень хорошо информированы, знают или по крайней мере предполагают, что конец войны близок.

Что касается акции, предпринятой против Румынии, то она возбудила здесь всеобщее удивление тем, что Советский Союз потребовал также и северную часть Буковины. Никаких заявлений о советских притязаниях на эту область никогда не было. Как известно, советское правительство оправдывало свою претензию тем, что на Буковине проживает украинское население. Но так как это относится лишь к северной части территории, и Советский Союз наконец удовлетворился лишь этой частью. Я не могу избавиться от ощущения, что именно украинские круги в Кремле выступали и добились осуществления претензий на уступку Северной Буковины…

Большинство западных дипломатов считают, что все три прибалтийских государства будут преобразованы в единицы, полностью зависящие от Москвы, т. е. будут включены в Советский Союз…

Публикация Евгения Жирнова


Комментарии
Профиль пользователя