Коротко

Новости

Подробно

Фото: Влад Некрасов / Коммерсантъ   |  купить фото

Пандемия страха

Коронавирус больнее всего ударит по среднему классу

"Деньги". Приложение от , стр. 28

Рынок труда находится на пороге серьезных перемен. «Деньги» объясняют, кому уже сейчас стоит начинать искать новую работу и почему больше всех от пандемии пострадает средний класс.


В Международном валютном фонде (МВФ) уже окрестили последствия вспышки COVID-19 величайшим экономическим бедствием со времен Великой депрессии. Эксперты МВФ считают, что пандемия усугубит социальное неравенство из-за ее непропорционального воздействия на низкоквалифицированных работников. По оценке Международной организации труда (МОТ), совокупные потери рабочего времени в мировой экономике во втором квартале 2020 года эквивалентны полному рабочему времени 305 млн работников.



Первыми симптомы тяжелой болезни на себе ощутили компании из сферы туризма и транспорта, гостиничного и ресторанного бизнеса, фитнеса и косметологии, индустрии развлечений и сферы организации массовых спортивных мероприятий. В совокупности в них занято 5,5 млн россиян. «Общая тенденция в ряде промышленно развитых стран, в том числе в странах "Группы двадцати",— рост безработицы в 2,5–3 раза, учитывая и временно высвобожденных. Это очень серьезная динамика. Мир не видел подобного кризиса со времен Второй мировой войны»,— отмечает директор Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии Ольга Кулаева. Хедхантер, руководитель «Лаборатории карьеры» собственного имени Алена Владимирская считает, что мир столкнулся с «черным лебедем», от которого даже не скрыться в тихой гавани, ибо ее просто нет. Неопределенность и сложнопрогнозируемость развития событий привели к тому, что большая часть работодателей и соискателей пока заняли выжидательную позицию. «Это четвертый кризис в моей жизни, и я никогда не видела такого поведения,— говорит госпожа Владимирская.— Обычно люди активно ищут работу. Сейчас рынок просто застыл, как после катастрофы». «То, что мы сейчас наблюдаем,— это пандемия страха. Люди боятся выйти из дома и не дойти до собеседования, но парадокс в том, что сейчас найти работу легче. Конкуренция за рабочее место пока еще невысокая. Дальше будет куда сложнее»,— отмечает основатель Superjob.ru Алексей Захаров.

Кризис непонимания


Одной из проблем, осложнивших выстраивание антикризисных стратегий, стал острый дефицит исторических данных о пандемии в контексте экономики. По данным международной страховой компании Euler Hermes, еженедельные потери для мировой торговли достигают $26 млрд. Для сравнения: общий ущерб от вспышки атипичной пневмонии в 2003 году, по некоторым оценкам, не превысил $40 млрд.

По мнению экспертов, наблюдаемый сегодня коллапс имеет комплексный характер и работает по принципу домино: внешние факторы отражаются на внутренних. «Текущий кризис вызван сочетанием резкого спада в мировой экономике, внутренними условиями ограничений экономической активности из-за пандемии и значительным ухудшением внешних условий на основных для России рынках международной торговли,— объясняет ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Игорь Поляков.— В силу таких причин ситуация на рынке труда страны в период кризиса 2020 года существенно отличается от предыдущего значимого спада занятости и критического положения в 2008–2009 годы. Последний во многом был связан с падением мировой экономики и отчасти ухудшением ситуации на внешних рынках. В течение того кризиса уровень безработицы вырос с 5,6% в июле 2008 года до 9% в начале 2010 года, рост числа безработных составил 56%, а сокращение числа занятых в экономике — 5,6%». Кроме того, структура занятости и спрос на работников в тот период различались с текущими состояниями. В частности, во время прошлых кризисов безработица традиционно росла не слишком сильно. Предприятия — как под давлением властей и трудового законодательства, так и по коммерческим соображениям — предпочитали не увольнять сотрудников, а переводить на неполную рабочую неделю или сокращать стимулирующие выплаты. В итоге уровень доходов граждан снижался, но безработица не слишком росла: с 5,6% в июле 2008 года до 9,0% в начале 2010 году. Прогнозы на будущее выглядят гораздо более мрачными. Так, по подсчетам ВШЭ, только за этот год уровень безработицы в России увеличится на 8–9,5%. Движение вверх продолжится и дальше. Даже к 2024 году безработица все еще будет превышать докризисный уровень 2019 года.

Среднее звено


По мнению экспертов, сильнее всего от экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, пострадает средний класс. COVID-19 усугубил и без того шаткое состояние этой категории населения. Согласно исследованию Альфа-банка, за последние пять лет средний класс в России сократился с 37% до 30%. При этом в марте Владимир Путин заявил, что к среднему классу можно отнести более 70% россиян. Президент сослался на методику расчета Всемирного банка, который относит к этой категории людей с доходом в полтора раза выше минимального размера оплаты труда (МРОТ). В России максимальный МРОТ составляет 12 130 руб. Вне зависимости от того, чьи оценки более точны, никаких предпосылок для роста среднего класса в ближайшем будущем нет. «Скорее всего, доходы будут падать у всех слоев общества, но если обедневшие богатые все равно останутся богатыми людьми, а бедные так и будут бедными, то для среднего класса, принимающего сейчас основной удар на себя, есть серьезные риски скатывания в бедность»,— считает ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов. На его взгляд, эта тенденция касается в первую очередь экономики услуг, в том числе интеллектуальных, и экономики впечатлений, которая давала пространство для развития новых креативных проектов. Эта же отрасль отличается высокой долей индивидуальных предпринимателей, самозанятых, малого и среднего бизнеса. «Не стоит забывать и о неформально занятых. Данная, не учитываемая официальной статистикой, группа населения является одной из наиболее пострадавших от кризиса. Эти люди теряют работу, не имея при этом доступа к той системе пособий и социальной защиты, на которую могут опереться те, кто потерял работу в формальном секторе»,— напоминает Ольга Кулаева. По оценкам МОТ, речь идет о 1,6 млрд человек, часть из которых живет и работает в G20.

В том, что наибольшие потери рабочих мест произойдут в некорпоративном секторе экономики, уверен и руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов Марсель Салихов. «Из 72 млн российских занятых лишь 32 млн человек работают на крупных и средних предприятиях и в бюджетном секторе, остальные 40 млн трудоустроены иначе. Около 25 млн человек заняты в неформальном секторе. Поэтому возврат ранее уплаченных налогов и минимальное пособие по безработице мало помогут этим категориям»,— отмечает он.

Первый на вылет


Алена Владимирская делит отрасли на группы по степени вероятности массовых сокращений. В первую, в которой увольнений точно не избежать, помимо туризма и сферы гостеприимства, на ее взгляд, входит все, что связано с торговлей валютными позициями: вино, одежда, импорт-логистика и проч. Во вторую группу хедхантер включила телеком, рекламу, девелопмент и банки. И хотя здесь в краткосрочной перспективе прогноз более благоприятный, от риска сокращений никто не застрахован.

Алексей Захаров добавляет, что особенно сильно в кризис, как правило, страдают люди старшего возраста с устаревшими навыками и молодые специалисты. «Для выхода на рынок труда сейчас отвратительная ситуация. У компаний попросту не будет возможности доучивать выпускника вуза и ждать, пока он обретет необходимые практические навыки для работы, поэтому я бы рекомендовал всем бакалаврам пойти в магистратуру, магистрам — в аспирантуру и т. д., пока положение в стране не стабилизируется»,— говорит эксперт.

Наилучшим образом сейчас себя чувствуют те, кто задействован в сфере онлайн-развлечений, фармацевтике, низовом продуктовом ритейле, бизнесе по доставке еды.

«Особняком стоит агросектор,— считает Алена Владимирская.— У них свой кошмар: как бы побыстрее выстроить все бизнес-процессы, удержать все и не умереть от роста». Но даже там, скорее всего, на ее взгляд, зарплаты упадут. По оценкам, снижение будет на уровне 30% для рядовых сотрудников и до 50% для руководителей. Эксперты рынка труда предрекают переход на бонусные схемы с фиксированной выплатой 1/4 зарплаты(остальное — по ситуации). При этом объемов работы значительно прибавится.

Кроме того, работодатели столкнутся с целым комплексом ранее неизведанных для них психологических проблем сотрудников. «Так или иначе мы выйдем из карантина с порушенной самоизоляцией психикой, а эмоциональные якоря в виде любимой кофейни или цветочного магазина напротив офиса, скорее всего, исчезнут и создадут дополнительный психологический дискомфорт, который надо будет как-то преодолевать»,— отмечает Алена Владимирская.

Эксперты прогнозируют, что первая волна увольнений произойдет уже этим летом. «Фонд оплаты труда — самая большая статья расходов, и компании сейчас будут их сокращать, потому что впереди тяжелые времена»,— говорит Алексей Захаров.

Без сбережений к существованию


В структуре денежных доходов населения именно зарплата занимает главенствующее положение. В частности, по итогам первого квартала 2020 года на ее долю пришлось 63%. Ее снижение или при худшем сценарии полная утрата неминуемо отразится на реальных располагаемых доходах населения. Под ними понимаются денежные доходы минус обязательные платежи (налоги и сборы, проценты по кредитам и т. д.), скорректированные на инфляцию. По данным Росстата, этот показатель уже начал сокращаться и за январь—март снизился на 0,2%. Согласно результатам совместного исследования Online Marketing Intelligence и центра социального проектирования «Платформа», почти половина работающих россиян уже сообщила о значительном падении дохода семьи с начала распространения коронавируса.

При этом экономисты предупреждают, что основной удар по доходам еще впереди. Во втором квартале они могут упасть на 17,5%, а по итогам года сокращение может достигнуть 6,5%, что станет рекордным снижением с 2014 года, спрогнозировал Институт исследований ВЭБ.РФ. В этот же период эксперты ожидают начала массовых увольнений. Игорь Поляков отмечает, что компании уже начали структуризацию списочного состава работников, занятых в малом и среднем бизнесе, и действующих на рынках индивидуальных предпринимателей. «В марте произошел скачок в численности безработных на 1,7%, в дальнейшем ожидается ускорение тренда. Ограничение функционирования целых отраслей с существенной занятостью, падение спроса, разрыв производственных цепочек, взаимовлияющие сокращения выпуска в смежных секторах и целый ряд других факторов создадут тяжелую ситуацию на рынке труда во втором и третьем кварталах, а если сокращение экономической активности затронет и четвертый квартал, то оценки показателей будут еще пессимистичнее»,— отмечает он.

По данным Hh.ru, основанным на опросе 384 российских предприятий, по сравнению с прошлым годом в три раза больше компаний оценили свое положение на рынке как негативное. Аналитики «Авито Работа», проанализировавшие, как на россиянах отразился указ президента РФ о продлении нерабочих дней до 30 апреля, выяснили, что каждый пятый сотрудник уже столкнулся с сокращением зарплаты. «Даже в тех немногочисленных компаниях, которые сносно себя сейчас чувствуют, неизбежно произойдет оптимизация штата на уровне 10–15%. Кризисы выявляют эффективность многих процессов, задействованных в организации, а удаленка как лакмусовая бумажка показывает, кто из сотрудников по-настоящему продуктивен, а кто нет»,— объясняет Алексей Захаров.

Несмотря на внешний оптимизм по поводу недавней отмены режима самоизоляции, опрос предпринимателей, который проводят Промсвязьбанк, «Опора России» и агентство Magram Market Research, показал, что доля компаний, ожидающих дальнейшего ухудшения условий, составила 39% в апреле против 58% в мае. Улучшения ждут 24% бизнесменов.

Положение осложняется тем, что почти две трети россиян (63,6%) почти не делали накоплений и не имеют необходимой финансовой подушки безопасности на случай потери работы. Кроме того, у большинства из 36,4% обладателей накоплений хватит их максимум на полгода, показало социологическое исследование, выполненное научно-техническим центром «Перспектива» по заказу страховой компании «Росгосстрах Жизнь» и банка «Открытие». Особенно неутешительный прогноз для многодетных домохозяйств: чем больше детей в семье, тем меньше срок, на который хватит накоплений в случае потери работы родителей. Наиболее сложная ситуация сложится для жителей сельской местности. Там накоплений хватит в среднем на 53 дня, в то время как у жителей столиц будет «карт-бланш» в целых 83 дня.

Спасательный круг


На поддержку населения и стабилизацию экономики в большинстве стран были направлены экстренные меры. Россия не стала исключением. Президент Владимир Путин поручил полностью списать налоги и страховые взносы малого и среднего бизнеса, а также ИП, пострадавших от пандемии, за второй квартал. Рассчитывать на эту меру смогут 1,5 млн предприятий. С 1 июня стартует спецпрограмма поддержки занятости для компаний, пострадавших отраслей и социальных НКО из расчета 1 МРОТ на человека в месяц в течение полугода. Срок погашения этого кредита — 1 апреля 2021 года, ставка составит 2%. Все, что выше, субсидируется, а госгарантия равна 85% суммы кредита. Более того, если в течение срока действия займа организация сохранит 90% численности сотрудников, кредит и проценты по нему будут полностью списаны. При удержании на местах 80% работников вернуть надо будет лишь половину кредита и начислений по нему.

В перечень нового пакета мер вошел возврат самозанятым налога на доход за 2019 год, а также предоставление им налогового капитала в размере 1 МРОТ, за счет которого можно будет произвести налоговые платежи не из собственных доходов.

Индивидуальным предпринимателям будет предоставлен налоговый вычет в 1 МРОТ в отношении страховых взносов. Также в июне в Госдуму был внесен законопроект о регулировании работы в режиме удаленки. В таком режиме, по словам главы Минтруда Антона Котякова, до сих пор продолжают трудиться порядка 10% работающих россиян. Также в этом месяце ЦБ уменьшил размер ключевой ставки с 5,5% до исторического минимума в 4,5% годовых, что в результате позволит гражданам брать кредиты на более выгодных условиях.

«Российская Федерация реализует обширный пакет мер, соответствующий особенностям кризисных явлений в стране»,— считает Ольга Кулаева. Игорю Полякову выбранный курс правительства для поддержания занятости в острой фазе кризиса также представляется необходимым и близким к оптимальному. «Целые влиятельные сектора могут в дальнейшем на этой основе возобновить деятельность и оказывать поддержку занятости (например, транспортные гиганты, "Аэрофлот", РЖД в секторе пассажирских перевозок)»,— считает эксперт. В то же время малому и среднему бизнесу придется самому искать точные экономические решения, и они могут быть непростыми, занять более продолжительное время их реализации, притом что их ресурсы ограниченны и они ими не смогут маневрировать. По мнению Игоря Полякова, в восстановительной фазе кризиса, которая еще впереди, упор может быть сделан на стимулирование расширения рынков для пострадавших предприятий и сокращение безработицы можно будет частично переложить на компании. «Для таких видов деятельности, как туристические услуги, малые транспортные предприятия, рестораны, кафе, еще потребуется точная настройка рынка труда, и предложенных мер поддержки может быть недостаточно»,— резюмирует эксперт.

Марсель Салихов считает, что в последующих антикризисных пакетах необходимо усиливать фокус на поддержку пострадавшего населения. К примеру, текущее пособие по безработице даже после недавнего повышения возмещает лишь 25–30% от средней величины потерянной заработной платы. «Повышение максимального размера пособия до уровня хотя бы 50% имело бы понятный адресный характер и поддержало бы уровень потребления в кризисный период»,— говорит эксперт.

Мария Разумова


Комментарии
Профиль пользователя