Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ   |  купить фото

Не спрашивали, не отвечаем

Евгения Крючкова о равноудалении ведомств от управления госкомпаниями

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Получив в свое ведение Росимущество и полномочия по управлению госкомпаниями, Минфин вернулся к идее отстранения ведомств от осуществления функций собственника в госАО. Минфин объясняет это тем, что, хотя по общему правилу функции собственника от лица РФ выполняет Росимущество, есть «значительное количество исключений», когда такие полномочия оказываются в руках профильных ведомств. Одновременное же осуществление прав акционера и отраслевого регулятора, по мнению Минфина, способствует возникновению конфликта интересов. Примечательно, впрочем, то, что в отношении самого Минфина при передаче ему управления госимуществом высказывались схожие опасения из-за конфликта интересов министерства как получателя дивидендов (ведомство на протяжении долгого времени добивалось направления 50% чистой прибыли на их выплату) и как ответственного за их развитие.

Разработанный министерством проект постановления Белого дома предполагает создание единой системы управления: Росимущество будет осуществлять права государства—акционера всех госАО — отметим, подобная перестройка обсуждалась еще в 2013 году (см. “Ъ” от 25 апреля 2013 года). При этом в реальности порой происходил обратный процесс — так, госкомпания «Росагролизинг» буквально в сентябре 2019 года перешла от Росимущества в ведение Минсельхоза. Последний настаивал на том, что это позволит лучше управлять госкомпанией, и Минэкономики, курировавшее тогда управление госимуществом, согласовало передачу в порядке исключения. Согласно же проекту Минфина, сохранить за собой права акционеров госкомпаний теперь смогут только Минобороны, управделами президента и сам Минфин (в отношении акций, купленных на средства ФНБ).

Пересмотреть предлагается и подход к управлению госкомпаниями — сейчас в отношении них действует 49 директив, некоторые противоречат друг другу, другие дублируются, а третьи и вовсе противоречат бизнес-интересам. Минфин описывает это как использование директив в качестве инструмента «квазинормативного регулирования» в госкомпаниях и указывает на проблему необходимости выполнения ими в том числе устаревших указаний. При этом исправлять ситуацию ведомство предлагает неожиданным способом — «директивной гильотиной»: Минфин сможет на основе рекомендаций Росимущества представлять в Белый дом предложения об изменении или отмене выданных ранее директив. Новые же директивы Росимущество будет выпускать (само или по согласованию с отраслевыми министерствами) только по закрытому перечню вопросов (например, о размере дивидендов). Директивы по прочим темам можно будет давать «только в случае поступления запроса председателя совета директоров», чтобы «исключить вмешательство» в операционную деятельность госкомпаний. Отметим, что такой рост независимости топ-менеджеров госАО может ослабить их связи с отраслевыми регуляторами — но добиться согласия на это коллег по Белому дому Минфину будет непросто.

Комментарии
Профиль пользователя