Коротко

Новости

Подробно

Деньги в пачках

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 130

Деньги в пачках
Фото: НАТАЛЬЯ РАЗИНА  
Дарья Павленко была оценена по достоинству после "Баядерки" в лондонском Royal Ballet. Теперь ее акции могут вырасти
       Схема покупки спортивной звезды давно отработана, в том числе и схема ценообразования. Не так в балете. Стоимость танцовщицы определяется самыми разными, порой случайными факторами.

Цена звезды
       Для начала стоит сказать, что ситуация в балетном мире кардинально отличается от оперной. В опере — там настоящий бум, там множатся фестивали, строятся театры, растут армии поклонников. Но там на всех одна команда звезд. Там астрономические гонорары. Там репертуар театров может зависеть от биологических циклов четырех-пяти сопрано и стыковки авиационных рейсов трех-четырех теноров. Там действительно все расписано на пять лет вперед.
       В балете труба пониже и дым пожиже. Есть всего несколько статусных компаний — лондонский Royal Ballet, Парижская опера, American Ballet Theater, New York City Ballet, Большой и Мариинский. И есть всего одна мегазвезда на всех, имя ей — Сильви Гиллем. Она не принадлежит никому. Она единственная, кто вправе диктовать, когда, где, что и с кем она будет танцевать. Просто потому, что таких физических данных, помноженных на такой актерский дар, нет больше ни у кого. Плюс критический возраст — ей почти 40, и понятно, что заполучить ее можно сейчас или никогда. Впрочем, ситуация может измениться.
       
Цена квартиры
       В сентябре балетные круги российских столиц потрясла сенсационная новость: одна из мариинских примадонн Светлана Захарова переходит в Большой театр. Собственно, слухи о переходе бродили с весны. Светлана молча танцевала в Мариинке, отлетала на личные гастроли куда-то в Японию (Америку, Европу), подмигивала с парадных афиш театра "Ковент-Гарден" (она была анонсирована главной балериной "кировского" сезона), ослепительно улыбалась со сцены лондонской публике — и тихо исчезла к концу гастролей. Вскоре дирекция Большого гордо объявила о смене лица театра. Отныне это Светлана Захарова.
       Худрук-директор Мариинки "Зевс-громовержец" Валерий Гергиев грозно пенял директору балета Махару Вазиеву на потерю игрока. Тот беспомощно разводил руками. Его можно понять. Кто, как не он, часами беседовал со Светой в кабинете о жизни и искусстве. Кто, как не он, позволял Свете танцевать все, что она хочет и когда хочет. Кто, как не он, сделал все, чтобы Света превратилась в мадемуазель Zakharova (когда директриса Парижского балета мадам Лефевр предложила ангажемент мариинской приме Ульяне Лопаткиной, а Лопаткина заболела, Вазиев отправил в Париж ее, Свету).
       Гергиев требовал озвучить причину. Причины не было, была
Фото: АЛЕКСЕЙ КУДЕНКО, "Ъ"  
Светлана Захарова — главная потеря Мариинки и главное приобретение Большого в этом году. Цена — столичный ангажемент и квартира в тихом центре
цена — многокомнатная квартира в Москве, на Тверской. Потянет на полмиллиона, а то и на миллион. Можно ли осуждать балерину?
       Мне все же кажется, что Большой театр малость переплатил. Светлану можно было купить гораздо дешевле — просто на московский блеск. Один мой балетный приятель высказал мысль, что, дескать, вообще Захарова и Мариинский театр — две вещи несовместные: "Это с самого начала был неправильный проект... Из Киева нет дороги в Петербург (Света училась в Киеве, а выпускалась в Питере.— 'Деньги'), из Киева есть дорога только в Москву..."
       
Цена места
       Кто и где пишет ценник? В прекрасном мире балета цены на прекрасных балерин устанавливаются в двух местах — в Нью-Йорке и Лондоне. Там крупнейшие балетные компании и самые крутые артистические агентства. Там самые солидные газеты (New York Times читают в Лондоне, The Financial Times — в Нью-Йорке). Там мощные кланы балетных критиков (Анна Киссельгофф и Клемент Крисп терроризируют трансатлантические праздники танца вот уже 30 лет). Там толпы богатых и безумных старушек и старичков, готовых кинуться за вновь открытой юной звездой хоть на край света, даже в Россию.
       Впрочем, Нью-Йорк и Лондон выставляют не цену, они индексируют репутацию — театра и балерин. В Нью-Йорке и Лондоне приклеивают ярлык к пиджаку, сшитому хоть в Китае. Дальше этот пиджак (балерина) отправляется по этапу.
       И прежде всего в супердорогой магазин, функции которого в балете выполняет Япония, мать-кормилица всех балетных артистов. Только в Японии миллионы женщин с детьми, которые обожают Чайковского и балет "Лебединое озеро". Только в Японии плачут и даже кричат, когда сначала видят Лебедь Белую, а потом и Лебедь Черную. В Японии маленькие отпуска (семь дней в году) и много-много свободных денег. В Японии в каждом крошечном городе свой театр с прекрасно оборудованной сценой. Там устраивают бесконечные gala des etoiles, в которых пляшут героини и герои нью-йоркских и лондонских рецензий. Только здесь за пиджак ценою $180 с радостью и благодарностью отдадут $1800, а то и больше.
       За Японией еще совсем недавно следовала группа латиноамериканских стран, но там сейчас финансовый кризис. Латиноамериканское место прочно заняла Москва. Здесь тоже много денег и внезапно разбогатевших людей, страстно желающих украсить свою жизнь прекрасным.
       
Фото: ВАСИЛИЙ ШАПОШНИКОВ, "Ъ"  
После блистательно проведенной пиар-кампании Анастасия Волочкова — самая дорогая балерина. Но только в московских залах
Цена пиара
       Две недели все мировые телеканалы круглосуточно говорили о профсоюзном конфликте знаменитой русской балерины Volochkova с администраторами-садистами из Bolshoi: "Как они посмели сказать, что она толстая! Это чудовищное преступление против политкорректности!"
       Балерину Volochkova никто, нигде и никогда не видел. Только фото: роскошная блондинка в экстравагантных туалетах, приобретенных, вероятно, во время шопингов где-нибудь на Родео-Драйв. Только телевизор, где она беспрестанно говорит о любви к "моей России", "моему президенту" и "моему творчеству".
       Доверчивый американский телезритель знает со слов Volochkova, что она танцует на крупнейших сценах мира и работает с величайшими балетмейстерами, и никто не задает наивных вопросов относительно их адресов и имен. А что остается делать? Если сто тысяч раз сказать "халва", во рту станет сладко.
       В Москве этой "халве" верят давно. С тех пор как недавняя солистка Мариинского театра тихо появилась в Большом театре с рулонами плакатов и стопками календариков "Гордость русского балета" и одарила ими гарберобщиц, вахтеров, табельщиц и буфетчиц. С тех пор как, подмигивая с билбордов, стала ласково успокаивать взвинченных автомобилистов, застрявших в гиблых пробках на Садовом кольце. С тех пор как начала сваливаться нечаянным спамом на страницы интимных писем в mail.ru и будить российских граждан по утрам очередным интервью на "Эхе Москвы" про злодея-директора Иксанова, свободу и творчество. Такая красавица! Такая богатая! Такая милосердная! Вот концерты во Дворце съездов дает, сиротам казанским помогает...
       Я был на одном из этих концертов. В шеститысячном зале был аншлаг. Продали все, даже места на люстрах. Партер лоснился упомянутыми выше господами, пришедшими на встречу с прекрасным. Анастасия счастливо нашла свою публику. Она выехала на сцену в навороченном "мерсе", покачивая бедрами, шагнула к рампе и раскрыла объятия навстречу людям России, выложившим за билеты суммы, больше нигде в мире не существующие. И я понял, что Волочкова — самая дорогая балерина. В Москве.
       
Цена свободы
       Я помню документальный фильм про знаменитого ленинградского танцовщика Юрия Соловьева, покончившего жизнь самоубийством 12 января 1977 года. Рассказывали балерины, его бывшие партнерши. Как это всегда бывает в таких случаях, говорили они в основном о себе. Единственной, кто говорил о нем, была Наталья Макарова, ленинградская балетная эмигрантка, примадонна мирового балета. Съемки проходили в ее нью-йоркских апартаментах на Ист-Сайд. За окном шелестел Центральный парк.
       Макарова откинулась на спинку рекамье: "Юра, Юра, Юра... наш летающий Гагарин..." Что-то в этом роде, вполне, впрочем, с чувством, от которого мурашки побежали по коже. И заплакала. Горько, по-бабьи. "Бедный Юра... Как он хотел уехать!.. Но не рискнул... А я вот...— тут ее взгляд скользнул по причудливым антикварным фактурам роскошных апартаментов, заглянул на террасу и полюбовался фантастическим видом за окном.— А я вот рискнула..."
       
Цена случайности
       Этой осенью примадонна лондонского Royal Ballet Дарси Бассел во второй раз ушла в декретный отпуск и отказалась танцевать анонсированную "Баядерку". В офисе Royal Ballet произошел переполох — оказалось, что внутренние резервы исчерпаны и нужна замена, причем адекватная.
       Лондонский балет — это марка, "Баядерка" — дело серьезное. Первое движение новой директрисы Royal Ballet Моники Мейсон — факс на фирму, в Kirov Ballet: дескать, прошу рассмотреть возможность предоставить тогда-то одну из ваших балерин для исполнения центральной партии и т. д. Клише деловых писем. Ответный звонок из Петербурга: "Мы рассмотрели вашу просьбу и т. д. Нам очень сложно, но мы, конечно, пойдем навстречу Royal Ballet... Предлагаем Павленко..."
       — Wow! Wonderful! — Мейсон моментально сообразила, о ком речь, она была на всех представлениях Kirov Ballet в Лондоне.
       В афише Royal Ballet появляется: Daria Pavlenko (Guest Artist, Kirov Ballet). В день представления в театре аншлаг: "Вы видели ее летом с Kirov в 'Баядерке'? Правда, она была прелестна?.." Royal Ballet от примадонн до секретарш толпится в кулисах. Аплодисменты, цветы, фотовспышки, статья в Financial Times...
       С этого момента Дарья Павленко, чрезвычайно талантливая солистка балетной труппы Мариинского театра, становится международной звездой. За два дебютных выступления в Лондоне она получила стандартный гонорар, установленный для principal dancer в лондонском Royal Ballet. Дальше будет больше.
ПАВЕЛ ГЕРШЕНЗОН

Комментарии
Профиль пользователя