Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Шлемоносное решение

Осужденный за насилие в отношении росгвардейца Кирилл Жуков требует отмены приговора

от

Адвокат международной группы «Агора» Светлана Байтурина направила во Второй кассационный суд общей юрисдикции жалобу на приговор Кириллу Жукову, в деле которого следователи и судьи, по мнению защиты, минимум 52 раза нарушили законодательство. Господин Жуков был приговорен к трем годам колонии за то, что на прошлогодней протестной акции причинил «сильную физическую боль» росгвардейцу, прикоснувшись к его шлему. “Ъ” ознакомился с документом и спросил экспертов о шансах на отмену приговора.


Требование отмены приговора 29-летнему машинисту Кириллу Жукову содержится в жалобе, которую адвокат Светлана Байтурина предоставила “Ъ”. В документе перечислены 52 нарушения, допущенные, по ее мнению, в деле господина Жукова на стадиях предварительного и судебного следствий: несоблюдение процессуальных сроков, исчезновение изъятых при обыске вещей, отсутствие лиц, подтверждающих позицию защиты. Главное нарушение, по словам госпожи Байтуриной,— отсутствие ключевого вещдока. Речь идет о шлеме росгвардейца, ремешок которого причинил хозяину «сильную физическую боль».

Кирилл Жуков приговорен к трем годам колонии за применение насилия к росгвардейцу (ч. 1 ст. 318 УК) после протестной акции в столице «в поддержку честных выборов» 27 июля 2019 года. Он замахнулся на бойца Аскарбека Мадреймова, а тот, облаченный в амуницию, откинулся назад и испытал «сильную физическую боль» от ремешка шлема, закрепленного на подбородке. В суде потерпевший просил «не судить» Кирилла Жукова и «дать ему второй шанс».

«Шлем не был приобщен в качестве вещдока к делу, мы его не видели и не изучали,— рассказала “Ъ” Светлана Байтурина.— Также суд отказался допросить очевидца Матвея Заславского, который снял видео на акции, из которого следует, что Кирилл невиновен. В суде участвовали мы, потерпевший и два свидетеля обвинения. Судья даже не пытался установить кого-то, кто подтвердил бы: вины нет, насилия не было, многократно нарушая права Кирилла».

В новой жалобе на приговор (первая была рассмотрена Мосгорсудом в октябре прошлого года) также сообщается, что суд не назначал экспертизу, чтобы определить «степень отклонения головы» и «степень контакта ремешка с кожными покровами подбородной области». Кроме того, Светлана Байтурина утверждает, что судья Тверского суда Москвы Мария Сизинцева при вынесении приговора «изменила статью Уголовного кодекса», а судья Мосгорсуда Елена Лаврова при рассмотрении апелляции этот факт проигнорировала. «В решении сказано, что Кирилл виновен в "насилии, не опасном для здоровья", однако ст. 318 четко трактует насилие, не опасное "для жизни и здоровья", то есть эти понятия идут в связке,— объяснила госпожа Байтурина.— Суд исключил наиболее тяжелую часть диспозиции "для жизни", при этом не назначив наказание ниже низшего предела. Санкция — три года — была применена полностью по новой норме права, которую придумала судья. Ни уголовный закон, ни правоприменительная практика не содержат легального определения понятия "применение насилия, не опасного для здоровья"».

В российском законодательстве в целом отсутствует определение термина «насилие, не опасное для жизни и здоровья» применительно к преступлениям против порядка управления, то есть к так называемым политически мотивированным делам.

Об этом “Ъ” рассказал Алексей Добрынин, управляющий партнер санкт-петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper, комментируя дело Кирилла Жукова: «Безусловно, это повышает степень субъективного усмотрения судей. При этом действие, выраженное в "применении насилия, не опасного для жизни или здоровья", является законодательно закрепленным признаком более чем в десяти составах преступлений, предусмотренных УК РФ».

Ряд нарушений в деле Кирилла Жукова, по мнению защиты, связан с делом о массовых беспорядках 27 июля 2019 года — СКР возбудил его 30 июля по ст. 212 УК (позднее ряд уголовных дел в отношении участников протестов стали назвать «делом 212» или «московским делом»). Сперва господин Жуков обвинялся именно по ст. 212 УК, а применение насилия выделили в отдельное производство позднее. Обвинения по упомянутой статье с Кирилла Жукова, как и еще с трех человек, не сняты до сих пор. Ранее члены президентского Совета по правам человека неоднократно высказывались «об отсутствии состава массовых беспорядков» 27 июля 2019 года в Москве. «Московское дело», по которому проходили в общей сложности более 30 человек, вызвало широкий общественный резонанс, в поддержку фигурантов и осужденных высказывались тысячи священников, деятелей культуры, науки и искусства. 10 декабря 2019 года о нем президенту России доложили члены СПЧ, однако, как сообщал «Ъ-FM», Владимир Путин в этой дискуссии встал на сторону сотрудников правопорядка.

«Постановление об обыске жилища Кирилла Жукова было выдано в рамках дела о массовых беспорядках, но изъятые в ходе обыска вещи к делу "о насилии" приобщены не были,— рассказала Светлана Байтурина.— Вещи до сих пор не возвращены Кириллу. Об этом я также сообщаю в жалобе». Госпожа Байтурина также отметила, что уже летом ее доверитель сможет рассчитывать на условно-досрочное освобождение (УДО), так как «пройдет треть от отбытого им срока». К этому времени, по словам адвоката, Второй кассационный суд может только назначить заседание о пересмотре приговора.

Шансы, что суд кассационной инстанции встанет на сторону осужденного по «политическому» делу, едва ли высоки, считает адвокат Алексей Липцер, представляющий интересы одного из самых известных участников «московского дела» — Константина Котова. «В марте у кассационного суда по делу Котова были все основания для отмены приговора и оправдания, но он этого не сделал, вернув дело на пересмотр в Мосгорсуд,— напомнил господин Липцер.— Я бы не стал говорить, что суды кассационной инстанции каким-то образом меняют практику вынесения оправдательных приговоров, особенно в делах, где присутствует политическая воля».

Мария Старикова


Комментарии
Профиль пользователя