Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Форс-мажор может снять штрафы с бизнеса

В каком случае предприниматели смогут ссылаться на обстоятельство непреодолимой силы

от

Власти могут юридически признать эпидемию форс-мажором. По крайней мере, об этом в интервью “Ъ” заявил первый зампред Совета федерации Николай Федоров. По его словам, верхняя палата разрабатывает законодательные изменения, которые позволят предпринимателям ссылаться на обстоятельства непреодолимой силы и избегать штрафов за нарушение контрактов. Сенатор подчеркнул, что механизм будет избирательным, придется учитывать сферу деятельности компании и регион ее работы, а также характер неисполненных обязательств. Поможет ли бизнесу эта мера в таком виде? Выяснял Григорий Колганов.


Чтобы понять, насколько эффективно это будет работать, можно рассмотреть опыт Москвы. В столице де-юре карантин признан форс-мажором еще в указе Сергея Собянина от 14 марта, то есть в теории бизнес мог сослаться на документ, например, обращаясь за отсрочкой по аренде. Но на практике мера помогла не слишком, сетует основатель сети семейных кафе «Андерсон» Анастасия Татулова. А вот следующие шаги города она считает эффективными: «Мы же сразу пошли за разъяснениями в ТПП, но ТПП бодро ответила, что форс-мажора нет. Но поняв проблему, московские власти выпустили этот указ — освобождение от городской аренды для пострадавших отраслей. У нас есть три кафе, которые находятся в парках, как раз в такой аренде. Нам прислали допник о том, что аренда — ноль. Но даже в той же Москве по федеральной недвижимости до сих пор не принято никакое решение».

Юристы напоминают, что форс-мажор не дает сторонам договора право отказаться от исполнения обязательств, но позволяет избежать штрафов, если все-таки это произошло. А то на практике некоторые предприниматели трактуют ситуацию именно так: если есть обстоятельства непреодолимой силы, можно и не платить. С этим столкнулась управляющая торговым центром «Алтуфьевский» Наталья Кузнецова: «Получаю письма, когда арендаторы, приводя все эти указы, пишут мне о том, что никто никому не должен. Я, извиняюсь, мы же храним ваше имущество. При этом я остаюсь с охраной, с уборкой, с обслуживанием пожарной сигнализации, которые я не могу не оплачивать. Поэтому я считаю, что мы с арендаторами должны договориться. Если я сейчас несу затраты на содержание этого имущества и коммунальные услуги, то как минимум они должны быть оплачены».

Что же будет, когда юридическая норма начнет действовать по всей стране? Ждать ли массовых ссылок на форс-мажор со стороны контрагентов? Например, будут ли производители продукции или транспортные компании оправдывать задержи с поставками в магазины обстоятельствами непреодолимой силы? Такие опасения есть у директора Союза независимых сетей Сергея Кузнецова, поэтому он просит власти хорошенько продумать новую норму: «Всегда найдутся поставщики не вполне добросовестные, которые могут идти по этому пути. Могут быть вещи, связанные со сроками, нехватка транспорта у логистических компаний.

Если одна из сторон договора ссылается на то, что она не может исполнять договор по этим причинам, она должна это доказать».

А вот глава группы «Дымов» Вадим Дымов больших рисков не видит — нечистые на руку партнеры, конечно, найдутся, но большинство будет поступать по совести: «По факту есть запредельная ситуация, которая сделала некоторые бизнесы нулевыми. И если есть моменты, которые действительно создают такие обстоятельства, при которых выполнение договоров невозможно, и они на это ссылаются, то, наверное, все-таки они люди не безбашенные, а отдают себе отчет в том, почему они так делают. А всегда в любой ситуации есть люди, которые этим пользуются, мутят воду».

Но главный вопрос в том, станет ли предпринимателям легче благодаря официальному форс-мажору, о котором они так просили. Вице-президент Торгово-промышленной палаты Елена Дыбова призывает не обнадеживаться — уже слишком поздно. «Абсолютно точно мы получим огромное количество судебных исков, и это будет действительно ситуация банкротств. Уже очень многие предприниматели приняли осознанное решение, что лучше идти в банкротство, а дальше, может быть, попробуют жить с чистого листа»,— заявила Дыбова.

С предложением признать коронавирус обстоятельством непреодолимой силы еще в середине апреля выступал бывший премьер-министр Дмитрий Медведев. Но, судя по скорости, с которой принимаются подобные решения на федеральном уровне, необходимость в такой норме скоро может отпасть сама собой.

Документ о наступлении обстоятельств непреодолимой силы в России выдает Торгово-промышленная палата. Там подсчитали, что с момента введения карантина поток обращений от предпринимателей на этот счет вырос в семь раз. Однако абсолютное большинство заявок отклоняется из-за несоответствия понятию форс-мажора.

Комментарии
Профиль пользователя