Коротко

Новости

Подробно

Фото: СК РФ

Предполагаемый организатор бунта в колонии жалуется на пытки

Адвокат Хумайда Хайдаева обратился в прокуратуру

от

Хумайд Хайдаев, заключенный ИК-15 Ангарска, где в ночь на 10 апреля был подавлен бунт осужденных, заявил о пытках сотрудниками ФСИН. Адвокат господина Хайдаева Хусейн Галаев, сотрудничающий с благотворительным комитетом «Гражданское содействие», рассказал “Ъ”, что его доверителя «жестоко избили, сломали пальцы на руках и ногах, а также приклеили маску, которую удалось снять вместе с кожей». Господин Галаев подчеркнул, что побои и травмы зафиксированы в присутствии следователя по особо важным делам СУ СКР по Иркутской области Евгения Карчевского, а адвокат уже направил жалобу в прокуратуру. Ранее министр юстиции РФ Константин Чуйченко заявил, что бунт в ангарской колонии был «срежиссирован извне» из-за попыток руководства колонии ужесточить режим.


Предполагаемый организатор бунта в колонии Ангарска Иркутской области 41-летний Хумайд Хайдаев был доставлен на допрос к следователю 16 апреля «без единого живого места на теле», сообщил “Ъ” в пятницу адвокат Хусейн Галаев. «У него сломаны пальцы на руке и на ноге, все ноги черные от синяков, спина в гематомах, а на лицо невозможно смотреть. Он говорит, что после бунта на него надели маску с клеем и держали так четыре дня, содрав вместе с кожей только перед допросом,— рассказал Хусейн Галаев.— Позиция правоохранителей: мой доверитель получил травмы во время подавления бунта. Тогда почему ему даже не наложили гипс за эти дни? Все травмы мы зафиксировали и описали в присутствии следователя Евгения Карчевского, надеюсь, ему дадут расследовать этот кошмар».

Как сообщал “Ъ”, 9 апреля 20 заключенных колонии №15 начали протест против действий администрации, порезав себе руки. По информации правозащитного фонда «Общественный вердикт», поводом стало избиение одного из заключенных за неповиновение. Затем около 300 заключенных отказались выйти на зарядку, стали забрасывать сотрудников камнями и поджигать строения в промзоне. В подавлении бунта участвовал спецназ. На следующий день под завалами было обнаружено тело повешенного осужденного.

Адвокат Галаев сообщил, что вступил в дело по защите Хумайда Хайдаева, который «вместе с двумя заключенными обвиняется в организации бунта» (ч. 3 ст. 321 УК РФ). По словам адвоката, Хумайд Хайдаев отбывает наказание «сроком в 13 лет» в ИК-15 за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов (ст. 317 УК РФ) и признает, что ругался матом на одного из охранников колонии и кинул в него «кусочек стекла через забор».

«Но ему осталось сидеть четыре месяца, он признает ругань с охраной, но не организацию бунта»,— уточняет адвокат.



В настоящий момент Хумайд Хайдаев содержится в СИЗО-1, 21 апреля ему должны предъявить обвинение в дезорганизации деятельности учреждения ФСИН. «Я направил жалобу с требованием проверить факты пыток в прокуратуру Иркутской области»,— сообщил “Ъ” Хусейн Галаев в пятницу.

16 апреля ГУФСИН России по Иркутской области опубликовало пресс-релиз, в котором сообщалось о «нападении» на охранника «группы отрицательно характеризующихся осужденных», «установлении заказчиков произошедшего инцидента» и разрушении из-за пожара школы, профессионального училища, тепличного хозяйства и производственных цехов. Двумя днями ранее министр юстиции РФ Константин Чуйченко заявил, что бунт в ангарской колонии был «срежиссирован извне» из-за попыток руководства колонии ужесточить режим.

Версия о заказе на бунт выдвигается руководством ФСИН и Минюста «в 90% подобных случаев», считает руководитель пресс-службы НКО «Комитет против пыток» Иван Жильцов.

По его словам, в комитет не поступало сигналов ни от представителей Хумайда Хайдаева, ни от других заключенных ИК-15 после подавления бунта. «В случае если такие сигналы поступят, вероятно, они должны быть переданы в президентский Совет по правам человека, членом президиума которого является руководитель комитета Игорь Каляпин,— сказал господин Жильцов.— Моя многолетняя практика работы в составе ОНК и правозащите показывает, что к бунту не может привести только один инцидент, будь то недовольство заключенных режимом или попытка "закрутить гайки" со стороны руководства учреждения. Комплекс причин и проблем, как правило, гораздо шире».

«Сотрудникам ФСИН невозможно признать вину в случившейся трагедии, ведь тогда придется рассказать, как в колонии строгого режима, где находятся ранее судимые преступники, допустили столь масштабные нарушения, потребовавшие самых исключительных мер реагирования,— считает координатор проекта помощи заключенным "Русь сидящая" Наталья Филимонова.— Потому виновным должен быть кто-то другой, например правозащитники, которым заплатили "авторитеты". Версия о проплаченном бунте выдвинута наспех, а проблемы ведомства (ФСИН.— “Ъ”) в целом и любой колонии в частности у нас решать не принято».

Мария Старикова


Комментарии
Профиль пользователя