Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Афганское урегулирование попало под карантин

Госсекретарь США Майк Помпео неожиданно посетил Кабул

от

Госсекретарь США Майк Помпео в понедельник посетил Кабул с необъявленным визитом, чтобы сдвинуть афганское урегулирование с мертвой точки. С 29 февраля, когда США и «Талибан» подписали соглашение о завершении силового противостояния, никаких позитивных изменений так и не произошло. Виной тому стало нежелание третьей стороны — Кабула — выполнять требование об освобождении 5 тыс. боевиков. Между тем на забуксовавший переговорный процесс может повлиять эпидемия коронавируса.


Хотя командировки высших американских чиновников в Афганистан всегда сопряжены с большим риском и требуют серьезных мер безопасности, нынешний визит Майка Помпео можно назвать особым. Он проходит на фоне двух тревожных сообщений, касающихся коронавируса COVID-19. В воскресенье вечером власти провинции Балх подтвердили первую смерть от этой болезни. А в понедельник агентство Pajhwok сообщило о заражении неких сотрудников американского и турецкого посольств. Официального подтверждения этой информации не было.

Необходимость лично встретиться с афганским президентом Ашрафом Гани Ахмадзаем и его главным оппонентом Абдуллой Абдуллой перевесила для Майка Помпео все опасения.

Помимо неопределенности в переговорах с террористическим движением «Талибан» (запрещено в России), в стране продолжается внутриполитический кризис.

Хотя официально победителем выборов, которые прошли в сентябре 2019 года, признан Ашраф Гани Ахмадзай, Абдулла Абдулла, ранее занимавший должность главы исполнительной власти, называет президентом себя и даже провел параллельную инаугурацию, на которую пришло немало видных афганских политиков.

В программу визита госсекретаря США были включены встречи и с Ашрафом Гани Ахмадзаем, и с Абдуллой Абдуллой. Цель — попытаться найти формулу урегулирования конфликта между двумя политиками. Стоит отметить, что в 2014 году господин Абдулла тоже оспаривал победу на президентских выборах у господина Гани Ахмдзая, и Вашингтон предложил им разделить власть, добавив не прописанную в конституции Афганистана должность главы исполнительной власти. В итоге именно этот вариант и был принят.

Не меньшее беспокойство в Вашингтоне вызывает и фактически «замерзший» переговорный процесс с талибами. Согласно документу (.pdf), подписанному 29 февраля в Дохе, первый раунд переговоров с участием правительства Афганистана, «Талибана» и представителей афганского общества должен был пройти еще 10 марта. А до этой даты Кабул и «Талибан» должны быть обменяться пленными.

Афганские власти должны были отпустить до 5 тыс. пленных талибов и получить взамен до 1 тыс. собственных военнослужащих.

Но Кабул отказался выполнять этот пункт, утверждая, что не подписывал соглашение, а следовательно, не брал на себя таких обязательств.

Однако в ночь перед визитом господина Помпео какое-то обсуждение новых условий обмена все же состоялось. Об этом на своей странице в Twitter рассказал архитектор соглашения между Вашингтоном и талибами, спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад. Правда, учитывая эпидемиологическую обстановку, беседа прошла по видеосвязи. «Все понимают, что угроза коронавируса делает освобождение пленных куда более срочной задачей»,— добавил господин Халилзад.

По мнению руководителя российского Центра изучения афганской политики (ЦИАП) Андрея Серенко, ситуация, в которой оказалось афганское урегулирование после подписания сделки между США и «Талибаном», достаточно парадоксальна. «Чтобы как-то сдвинуть процесс с мертвой точки, США вынуждены выступать адвокатами своих врагов, с которыми безуспешно воевали 20 лет — талибов,— сказал “Ъ” господин Серенко.— Кабул понимает, что освобождение 5 тыс. талибов накануне их традиционного весеннего наступления (на позиции властей.— “Ъ”) создает огромную угрозу. Поэтому и дальше будет настаивать на более мягком варианте — освобождении примерно 1 тыс. самых старых и немощных пленников, что можно будет преподнести как акт милосердия. А США могут удивиться тому, насколько твердо их союзники могут отстаивать свою позицию».

Что же касается разрешения внутриполитического кризиса в Кабуле, то Андрей Серенко убежден: делиться властью президенту Гани Ахмадзаю на этот раз не придется.

«Гани понимает, что Абдулла — не самостоятельная фигура, а лишь проводник интересов других политиков — генерала Абдул-Рашида Дустума, экс-министра иностранных дел Салахуддина Раббани и Мохаммада Мохакика, который работал в правительстве Абдуллы. Административного ресурса, который можно было бы противопоставить президенту, у него нет. А значит, единственное, что ему может предложить Гани,— это какая-нибудь номинальная должность, от которой Абдулла, вероятно, откажется”.

Кирилл Кривошеев


Комментарии
Профиль пользователя