Коротко

Новости

Подробно

Фото: Chris Pizzello / AP

Пон Чун Хо выбрали прецедентом

«Оскар» поощрил южнокорейских «Паразитов»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Победу южнокорейских «Паразитов», получивших «Оскары» в самых главных номинациях, можно считать сенсационной, но это хорошо подготовленная сенсация. Уже несколько лет Американскую киноакадемию сотрясают требования перемен, суть которых сводится к расширению расового, гендерного и культурного спектров. И эта жажда перемен активно воплощается в жизнь, считает Андрей Плахов.


В 2017-м «Лунный свет» Барри Дженкинса с сюжетом о чернокожем мальчике-гее, стремящемся вырваться из гетто, положил на лопатки бравурный голливудский мюзикл «Ла-Ла Ленд» Дэмиена Шазелла, и это тоже было неожиданностью. Однако такая неожиданность объяснялась довольно просто. Целых два года до того в киноакадемии шли бои под девизом «Oscar so white», и наконец было заявлено, что «кандидаты будут отбираться с учетом всех аспектов — пола, расы, сексуальной ориентации». Это касалось не только номинантов, но и персонажей фильмов. И вот в 2019-м побеждает «Зеленая книга» Питера Фаррелли — о чернокожем пианисте-гее, который сталкивается с расовой сегрегацией. В тот же год «Оскар» за лучший адаптированный сценарий отошел к «Черному клановцу» Спайка Ли, где тоже доминирует тема расовой дискриминации. Так что черный цвет стал на «Оскаре» победным, но им ведь не ограничивается цветовой спектр — есть же, к примеру, желтый, и он окрашивает добрую половину человечества.

Победа «Паразитов» не только подтвердила, но расширила «цветную» мультиэтническую концепцию, выведя ее из внутреннеамериканского в международный, поистине планетарный масштаб. Предыдущие лауреаты главного «Оскара» отчасти обязаны своим победам антитрамповскому месседжу. Особенно это касалось «Лунного света», который был направлен на те слои общества, которым трамповский порядок оставляет роль маргинальных и которые могут стать объектами ущемлений по социальному, расовому или гендерному признакам. «Паразиты» родились в совершенно другой культуре, и только один мотив — социальное неравенство — роднит их с американскими конкурентами.

Впрочем, в этом году конкурировать с корейской экспансией было особенно некому, что и стало главной причиной поражения американского, или англоязычного, кино. Это не значит, что в Голливуде не сняли качественных, достойных и даже выдающихся фильмов. Но практически все они — и «Ирландец» Мартина Скорсезе, и «Однажды в… Голливуде» Квентина Тарантино, и «1917» Сэма Мендеса — лишены проблемной актуальности, подчинены либо эстетическим задачам, либо ностальгическим настроениям. А этого для сегодняшнего «Оскара» недостаточно.

Единственным сильным контркандидатом «Паразитов» был «Джокер» Тодда Филлипса, поскольку именно он навел фокус на «невидимые миру слезы» униженных и оскорбленных. Однако слишком многие были шокированы радикальностью этой злой сказки и трактовали ее чуть ли не как прямой призыв к насилию. Кампанию против фильма не смог нейтрализовать и «Золотой лев» Венецианского фестиваля. Режиссер «Паразитов» Пон Чун Хо разыграл, в сущности, ту же самую тему, но в более отстраненной, насквозь ироничной манере — и преуспел.

Как известно, «Паразиты», победив в самых важных номинациях — «Лучший фильм», «Лучший сценарий» и «Лучшая режиссура»,— награждены еще и как лучший международный фильм. Теперь так именуется номинация «Лучший фильм на иностранном языке», и сама корректировка названия говорит о многом. Дело в том, что прежняя формулировка безнадежно устарела. В прошлом году она была в последний раз применена к фильму-победителю — «Рома» Альфонсо Куарона. Хотя эта картина и снята по-испански режиссером-мексиканцем, однако он давно прописан в США, где испанский мало-помалу теснит английский. Формула «международный фильм» представительнее и придает награде более высокий статус. А то, что совпали главный и «международный» призы, вообще революция в незыблемом оскаровском каноне.

Ранее ни разу за всю историю премии ни один фильм на чужом языке не завоевывал главного «Оскара». Теоретически такие шансы были у итальянского фильма «Жизнь прекрасна», китайского «Крадущийся тигр, затаившийся дракон», французского «Любовь», которые ухитрялись попасть сразу в обе номинации — «Лучший фильм» и «Лучший фильм на иностранном языке». Однако дело всегда ограничивалось только одним — иностранным — призом. При всем политкорректном уважении к меньшинствам сдать свой последний бастион — английский язык — Голливуд не был готов. И если французский «Артист» все же отхватил главную награду в 2012 году, то как раз потому, что был снят не по-французски, а вообще без языка: фильм о ранней эпохе Голливуда имитировал немое кино.

Теперь все изменилось. Времена, когда ни Феллини, ни Бергман, чьи «Шепоты и крики» в свое время даже вошли в пятерку номинантов, не заслужили быть награжденными главным «Оскаром», ушли в прошлое.

И можно сколько угодно стенать по поводу того, что Пон Чун Хо не Феллини и не Бергман, но именно ему удалось взять рубеж. И это открывает дорогу к «Оскару» другим кинематографическим талантам, умудрившимся родиться в странах, где говорят не по-английски.

Комментарии
Профиль пользователя