Как отписались олигархи

Комментарий к заявлению РСПП

элита


Новость о силовом задержании Ходорковского олигархи узнали утром в субботу. В субботу же последовало заявление РСПП, озвученное Анатолием Чубайсом. О том, как готовилось это заявление, рассказывают корреспонденты Ъ НАТАЛИЯ Ъ-ГЕВОРКЯН и КОНСТАНТИН Ъ-СМИРНОВ.
       Суббота. День ареста Михаила Ходорковского. Он уже в Москве — на допросе в прокуратуре. Бизнесмены молчат.
       — А где олигархи-то? — спрашиваем главного редактора "Эха Москвы" Алексея Венедиктова.
       — Спросите Шахновского, они вроде бы все в "Балчуге".
       Легко удалось выяснить, что в этой гостинице в воскресные дни Rand Corporation проводит какую-то встречу бизнесменов. Журналистов почему-то внутрь не пускали. Понять, пришли ли отдельные представители российского бизнеса на эту встречу или специально съехались по странной случайности в ту же гостиницу, чтобы обсудить ситуацию с Ходорковским, было довольно сложно. Изначально на встрече присутствовали Владимир Потанин, Каха Бендукидзе, Олег Киселев. Остальные приехали сюда позднее, видимо, чтобы тут же обсудить ситуацию. А именно, Анатолий Чубайс, Аркадий Вольский, Игорь Юргенс и Сергей Борисов ("ОПОРА России"). Говорят, что под чрезвычайное совещание сняли помещение рядом с конференц-залом, где заседал Rand Corporation.
       Звоним Василию Шахновскому.
       — Я уже уехал из "Балчуга".
       — Можно узнать, о чем вы там совещались и как это происходило?
       — Поезжайте в "Балчуг". Все там.
       Там уже были не все. Избегая вообще каких бы то ни было слов, часть российской бизнес-элиты поспешно выпорхнула из дверей и аккуратно расселась по машинам. Что-то невнятное сказал Юргенс, остальные отмахнулись.
       До сих пор неясно, по чьей инициативе бизнесмены собрались в гостинице. В окружении Чубайса отрицают, что это он. Слухи о том, что всех собирал господин Шахновский, тоже не подтверждаются. О том, что же все-таки происходило за закрытыми дверями, удалось выяснить следующее. Первая реакция собравшихся — растерянность. Ситуацию разрядил Сергей Борисов, напомнивший коллегам о том, что творят правоохранители в регионах. Его вывод звучал так: "После ареста Ходорковского там вообще все выжгут". И тогда олигархи решились — заявление должно быть жестким и требующим прямого вмешательства президента.
       Текст согласовывали с отсутствующими членами РСПП по телефону, поскольку половины олигархов в стране не было. По непроверенным данным, обзвонили практически всех. Все, до кого дозвонились, свои подписи поставили. Слухи о том, что Потанин занял особую позицию, не подтвердились.
       Выступить с заявлением поручили Анатолию Чубайсу. Тот согласился, заметив не без иронии: "Спасибо, друзья, я всегда знал, что вы не оставите меня в беде".
       Когда группа членов РСПП появилась на винтовой лестнице с бельэтажа, журналистам приоткрыли дверь. От имени РСПП действительно выступил Чубайс. Коротко и жестко. Слово за президентом, если вкратце, сказал он, так как диалог бизнеса с властью сегодня был прерван.
       Ожидания комментариев в эфире "Эха Москвы" не оправдались. Никого из ньюсмейкеров не охватил порыв приехать на один из немногих оставшихся прямых эфиров. Главный редактор Алексей Венедиктов настроен трезво: будут ждать решения суда, до этого им даже бессмысленно звонить.
       Тем не менее попробовали позвонить Кахе Бендукидзе: телефон выключен. Анатолий Чубайс недоступен. Михаил Лесин, по слухам, у Александра Волошина. Просим Алексея Венедиктова набрать приемную Романа Абрамовича: секретарь говорит, что передаст ему, что звонил господин Венедиктов. Поздно вечером, кстати, Роман Абрамович перезвонил на "Эхо" и сказал, что он в курсе происходящего и в воскресенье будет в Москве.
       После вынесения решения суда об аресте Василий Шахновский отказался от эфира. От Анатолия Чубайса тоже был получен отрицательный ответ. Правда, позднее он вышел в прямой эфир по телефону. Видимо, не успевал одновременно на "Эхо" и в субботнюю программу Николая Сванидзе, где он, собственно, в этот вечер подтвердил позицию РСПП.
       Факт, что ни одного комментария для печати (или не для печатьи) ни у одного бизнесмена в день ареста Михаила Ходорковского получить не удалось ни до решения суда об аресте, ни после. На этот раз за всех отвечал Анатолий Чубайс. Остальные молчали.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...