Коротко

Новости

приложение

партнерский проект

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Смерть солдата пройдет судебную экспертизу

Рассматривается иск матери скончавшегося во время службы рядового

Коммерсантъ (Уфа) от , стр. 8

Как стало известно “Ъ”, уфимка Светлана Жолудева судится с федеральными ведомствами, требуя выплаты 4 млн руб. в качестве возмещения морального ущерба за смерть своего сына, скончавшегося во время прохождения службы в Подмосковье. Солдат умер в ноябре 2017 года. По мнению военной прокуратуры и военно-врачебной комиссии, это стало возможным из-за халатности руководителей и медиков войсковой части, в частности, из-за неправильной диагностики и несвоевременно оказанной помощи. Ранее суд удовлетворил иск госпожи Жолудевой частично, взыскав в ее пользу 1 млн руб., однако президиум Верховного суда Башкирии вернул дело на новое рассмотрение.


Ленинский райсуд Уфы повторно приступил к рассмотрению иска Светланы Жолудевой к республиканским военному комиссариату и управлению Федерального казначейства, а также Министерству обороны России и Минфину РФ. Как следует из материалов суда, госпожа Жолудева просит взыскать с ответчиков 4 млн руб. в качестве компенсации морального вреда. В ноябре 2015 года ее сын был призван на военную службу отделом военного комиссариата по Октябрьскому и Советскому районам Уфы. Солдат служил в подмосковных войсковых частях №51618, а затем №86655 в должности старшего водителя-электрика радиолокационной станции. Там он «неоднократно находился на стационарном лечении в разных медицинских учреждениях... и подвергался оперативным вмешательствам», сообщила истец в суде. 25 октября 2016 года около девяти часов утра, находясь в суточном наряде в качестве патрульного по позиции, следует из материалов дела, рядовой Жолудев обратился к фельдшеру части, которая приняла решение о его госпитализации. 2 ноября 2017 года солдат скончался. В своем иске госпожа Жолудева отметила, что за год до смерти сына (в декабре 2016 года) военная прокуратура ракетных войск стратегического назначения проводила проверку причин возникновения у него «тяжкого заболевания» и пришла к выводу, что это стало возможным из-за нарушений должностными лицами требований ряда статей закона «О статусе военнослужащего» и Устава внутренней службы вооруженных сил. «Смерть единственного сына Жолудева П. Д. в результате полученного им заболевания в период прохождения службы, с учетом того, что на протяжении длительного периода он болел, перенес неимоверно большое количество оперативных вмешательств и медицинских манипуляций, что в период лечения он перенес мучения, результатом которых явилась смерть, принесла истцу нравственные и физические страдания как матери», указано в судебных материалах.

В апреле 2019 года Ленинский райсуд Уфы удовлетворил иск госпожи Жолудевой, но частично: взыскал с ответчиков 1 млн руб. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Башкирии в июле оставила решение в силе. Суды пришли к выводу, что рядовой скончался из-за несвоевременной диагностики заболевания и оказания медпомощи с нарушением медицинских технологий. Это подтвердило заключение комиссии Главного центра военно-врачебной экспертизы Минобороны.

Из справки войсковой части №86655 от 3 ноября 2017 года, указал суд, следует, что рядовой Жолудев умер «вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного в период прохождения военной службы».

Военная прокуратура гарнизона, проводившая проверку по заявлению госпожи Жолудевой, говорится в материалах дела, также установила, что руководство войсковой части не организовало надлежащим образом исполнение требований закона «Об основах охраны жизни и здоровья граждан в Российской Федерации». Так, начальник медицинского пункта, который проводил медосмотр рядового, «не выявил», что тот ранее болел пневмонией. «В связи с чем соответствующие рекомендации для дальнейшего прохождения им военной службы командиру подразделения не выдал, передачу медицинской книжки Жолудева П. Д. в подразделение не обеспечил; в результате указанных нарушений созданы предпосылки к возникновению тяжкого заболевания», пришла к выводу военная прокуратура. Кроме того, ведомство установило, что в 2016 году, когда фельдшером войсковой части было принято решение о госпитализации рядового, командир 2-й радиолокационной роты Гусельников «своевременных мер по его направлению в медицинское учреждение не принял, в результате чего сын истца госпитализирован… лишь в 18 часов, при этом квалифицированной медицинской помощи в указанный период ему не оказывалось».

Представитель Минобороны просил в иске отказать, ссылаясь на то, что «не установлена причинно-следственная связь между действиями ответчика и наступившими последствиями». Кроме того, суд не назначал судебно-медицинскую экспертизу для установления данных обстоятельств, добавил он.

Президиум ВС Башкирии в начале ноября прошлого года не согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций. По его мнению, при вынесении решения «недопустимо основываться на доказательствах, которые не были исследованы судом в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса». Так, Ленинский райсуд Уфы не определил, в чем конкретно заключается вина и противоправность поведения конкретных должностных лиц войсковой части, какие доказательства это подтверждают, а также имеется ли между действиями должностных лиц войсковой части и смертью военнослужащего причинно-следственная связь. В итоге Ленинский райсуд при новом рассмотрении назначил судебную экспертизу и приостановил процесс до получения ее результатов.

Булат Баширов


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя