Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анастасия Курилова / Коммерсантъ

Год зарубок на память

Анастасия Курилова о том, как менялось в 2019 году отношение к советским политическим репрессиям

от

Если наши времена когда-нибудь будут изучать школьники на уроках истории, то о 2019 годе они, возможно, скажут, что тогда начала затухать память о жертвах политических репрессий в СССР. Скорее всего, они будут перечислять предпосылки — и назовут лето 2019 года, когда и. о. министра культуры Карелии Сергей Соловьев усомнился, что в урочище Сандармох захоронено свыше 7,6 тыс. жертв Большого террора. Могильные ямы обнаружил и восстановил списки расстрелянных краевед Юрий Дмитриев, который к лету 2019-го третий год был под арестом по обвинению в изготовлении порнографии, хранении оружия и насильственных действиях сексуального характера по отношению к приемной дочери. Господин Соловьев обвинил Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал» в распространении «идеи» о захоронении в урочище жертв НКВД и подчеркнул, что другие страны используют ее для удара по имиджу и историческим позициям России. Чиновник придерживался версии, что в урочище находятся могилы красноармейцев, убитых финнами в годы Второй мировой войны. По просьбе господина Соловьева специалисты Российского военно-исторического общества (учреждено Минкультуры РФ и Минобороны РФ) проверили в августе 2019 года мемориал в Сандармохе во второй раз за два года и заявили, что некоторые могильные ямы пустые, а между ними якобы лежат красноармейцы. «Мемориал» назвал действия поисковиков кладбищенским вандализмом и подал заявление в Генпрокуратуру. Многочисленные сторонники сохранения памяти о жертвах советских репрессий говорили о подмене истории.

Аналогичные опасения у правозащитников вызвали события вокруг «катынского дела», в связи с одним из мест захоронения расстрелянных в 1940 году 22 тыс. поляков, оказавшихся в тюрьмах и лагерях НКВД после раздела Польши между гитлеровской Германией и СССР в 1939 году. 6295 поляков были захоронены близ села Медное, а впоследствии там был создан мемориальный комплекс. В октябре 2019 года на нем прошли работы по «установлению границ», а на официальном сайте комплекса появилось сообщение, что и у них могут быть похоронены красноармейцы, умершие от ран в госпиталях во время Второй мировой войны. В начале декабря «Мемориал» сообщил об угрозе сноса досок с информацией о захороненных в Медном поляках. Прокуратура обнаружила ошибку — неправильный адрес в документах за 1991 год об установке мемориальных досок — и потребовала от властей города снять их со стен Тверского медуниверситета, в котором ранее находилось Калининское управление НКВД и где шли расстрелы заключенных. Прокуроры заявили, что доказательств проведения расстрелов в здании НКВД не нашли.

Осенью 2019 года в Пермском крае местное отделение «Мемориала» было оштрафовано за рубку леса в ходе расчистки заброшенного кладбища на месте ссылки поляков и литовцев. «Мемориал», крупнейшая в России организация, которая занималась исследованием политических репрессий в СССР и сохранением памяти о них, отметивший свое 30-летие, оказался в 2019-м в ситуации открытого противостояния с властями. За год он получил 28 протоколов Роскомнадзора об административном правонарушении из-за отсутствия маркировки «иностранный агент». На конец декабря суды успели рассмотреть 19 протоколов и назначили организации 3,5 млн руб. штрафов; впервые за время работы «Мемориал» был вынужден открыть сбор пожертвований на оплату штрафов.

Школьники будущего, нет сомнения, разглядят и хорошее. Учтут, например, что в начале 2019 года президент России поручил правительству продлить действие концепции госполитики по увековечению памяти жертв политических репрессий до 2024 года, что и было сделано. А в декабре на встрече с Советом при президенте РФ по правам человека Владимир Путин согласился с настоятелем храма Святых Новомучеников и Исповедников Российских на Бутовском полигоне протоиереем Кириллом Каледой в том, что необходимо начать централизованный поиск мест массовых захоронений жертв политических репрессий. Согласился и с директором Музея истории ГУЛАГа Романом Романовым, говорившим о создании базы данных жертв политических репрессий. Правда, глава государства считает, что доступ к архивным материалам не может быть свободным и беспрепятственным.

Конституционный суд РФ в конце года предпочел безусловно высказаться по вопросу репрессий и признал не соответствующими Основному закону федеральные и московские нормы, препятствовавшие получению жилья детьми высланных в спецпоселения. Законодателей обязали изменить документы.

Эти события могли бы стать мощными предпосылками для изменения отношения к политическим репрессиям, скажут школьники будущего: открылись бы наконец архивы, люди узнали бы судьбу родственников, поставили бы им памятники и простили бы палачей. После такого не нужно было бы и «Мемориал» закрывать. «Для нас работы больше нет»,— сказал бы тогда «Мемориал». И самораспустился.

Анастасия Курилова


Комментарии
Профиль пользователя