Коротко

Новости

Подробно

Фото: Антон Ваганов / Коммерсантъ

«Юлмарт» перебирает кредиторов

Суд пересмотрит решение о включении Дмитрия Костыгина в реестр требований

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

Одному из крупных кредиторов «Юлмарта» Сбербанку удалось добиться пересмотра решения суда о включении в реестр требований к ритейлеру долга на 403 млн руб. перед его акционером Дмитрием Костыгиным. Сбербанк считает, что суд не установил «истинные мотивы», по которым господин Костыгин погасил долг «Юлмарта» на эту сумму перед Газпромбанком. Погашение долга могло дать бизнесмену больше возможностей в переговорном процессе и шанс получить контроль над ритейлером, не исключают юристы.


18 декабря 2019 года Арбитражный суд Северо-Западного округа по жалобе Сбербанка отменил два вынесенных ранее решения о включении Дмитрия Костыгина в третью очередь реестра требований кредиторов ритейлера. Рассмотрение этого вопроса перенесено в суд первой инстанции на 31 января 2020 года.

Процедура наблюдения в отношении «Юлмарта» была введена 28 июня 2018 года. В рамках дела Дмитрий Костыгин обратился в суд с заявлением о включении требований к компании на 403 млн руб. в связи с тем, что он как поручитель погасил кредит «Юлмарта» в Газпромбанке. Жалоба Сбербанка была основана на том, что суд «не исследовал экономические мотивы произведенного погашения», уточняет собеседник, знакомый с ситуацией. «Надеемся, что при новом рассмотрении будут установлены истинные мотивы и цели действий Дмитрия Костыгина в преддверии банкротства "Юлмарта"»,— заявили в пресс-службе Сбербанка. Сам Сбербанк кредитовал ритейлера на 1 млрд руб. Представитель господина Костыгина оперативно не ответил на запрос “Ъ”.

Корпоративный конфликт в «Юлмарте» продолжается несколько лет. На его фоне компания столкнулась с претензиями кредиторов и потеряла позиции на российском рынке онлайн-ритейла, где ранее лидировала. В 2018 году Лондонский суд обязал Дмитрия Костыгина и его партнера Августа Мейера (совокупно контролируют 61,5% материнской компании Ulmart Holdings Ltd) выкупить долю другого совладельца «Юлмарта» Михаила Васинкевича (38,5%) за $67 млн, но сделка не состоялась, в чем стороны винят друг друга.

Дмитрий Костыгин, совладелец «Юлмарта», 11 декабря 2019 года («Фонтанка.ру»)

Поскольку конфликт не отрегулирован и кредиторы пока не смогли договориться о мировом соглашении, то происходит дальнейшее сжатие бизнеса

Как сообщал “Ъ” 15 ноября, одна из схем урегулирования конфликта предполагает, что Дмитрий Костыгин и Август Мейер приобретут долю господина Васинкевича, а затем и сами выйдут из компании. 100% «Юлмарта» при этом могут перейти к владельцу и председателю совета директоров Петербургского нефтяного терминала Михаилу Скигину. Его компания Ledaro кредитовала «Юлмарт». Но, как сообщал “Ъ” 19 декабря, договориться об урегулировании пока не удалось, а «Юлмарт» тем временем начал сокращать сотрудников и региональные представительства.

«Есть вероятность, что Дмитрий Костыгин намеренно погасил долг со своего личного счета, являясь одним из поручителей по кредиту, тем самым получив в дальнейшем право требования возмещения денежных средств со счетов других поручителей»,— отмечает руководитель юридической компании «Позиция права» Егор Редин. Это потенциально дало бы ему возможность получить контрольный пакет акций компании, поясняет юрист.

При этом возможность понижения кредитора в очередности требований зависит от его доли в компании. По мнению юристов, для подобного решения достаточно даже доли ниже контролирующей. Возможные трудности при понижении очередности могут крыться в другом, добавляет руководитель проектов «S&K Вертикаль» Сергей Высоцких. «Господин Костыгин не выдавал деньги обществу, а рассчитался с одним из его кредиторов. По такой категории споров практика еще совсем не сформировалась»,— отмечает он. При этом Дмитрий Костыгин, по мнению юриста, теоретически может взыскать погашенный им долг уже со своих бывших партнеров по бизнесу. Кроме того, вместе с правами по кредиту к нему могли перейти и права по какому-либо из залогов, и тогда мировое соглашение по делу не сможет быть утверждено без его согласия, а значит, «с ним придется вести переговоры всем: и кредиторам, и бывшим партнерам».

Юлия Степанова, Владислав Новый, арбитражная группа


Комментарии
Профиль пользователя