Коротко

Новости

Подробно

7

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Учитывая смягчающие обстоятельства

Оглашены приговоры семерым фигурантам «московского дела»

от (обновлено в 20:58)

Студент ВШЭ Егор Жуков осужден сегодня на три года условно за четыре ролика на YouTube, в которых «установлены призывы к экстремистской деятельности». Безработный Павел Новиков за два удара пластиковой бутылкой по плечу полицейского на акции протеста 27 июля в Москве приговорен к штрафу 120 тыс. руб. Мерчандайзер Владимир Емельянов получил два года условно за то, что схватил полицейского за бронежилет на том же митинге. Предприниматель Никита Чирцов толкнул двумя руками полицейского в грудь — один год колонии общего режима. Это вторая волна приговоров по так называемому московскому делу. Вечером также огласили приговоры Егору Лесных (три года колонии общего режима), Максиму Мартинцову (два с половиной года колонии) и Александру Мыльникову (два года условно с испытательным сроком три года).


«Судная пятница» или «черная пятница российской оппозиции» — 6 декабря 2019 года. Так анонсировали накануне этот день в соцсетях адвокаты, правозащитники и даже аполитичные российские граждане. Сегодня в Тверском, Мещанском и Кунцевском судах Москвы вынесены приговоры участникам летних митингов.

«Не воспринимать как победу наказания невиновных»


Студент ВШЭ Егор Жуков

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Первым «пошел» Егор Жуков, 21-летний студент Высшей школы экономики, политолог, участник несанкционированного митинга 27 июля. По итогам акции, напомним, Следственный комитет России (СКР) возбудил дело о массовых беспорядках (ст. 212 УК РФ), предъявив студенту Жукову обвинение по ч. 2 этой статьи (участие в массовых беспорядках) 2 августа. Следствие утверждало, что Егор Жуков «направлял толпу», но доказать этого не смогло: через 33 дня обвинение сняли, а студента из СИЗО перевели под домашний арест. Сразу же ему было предъявлено новое обвинение: призывы к экстремистской деятельности в «Блоге Жукова» на YouTube (ч. 2 ст. 280 УК РФ). «Дело Жукова» стало одним из самых резонансных: к моменту сегодняшнего вынесения решения суда петицию в его защиту подписали более 100 тыс. человек.

Дело Егора Жукова было рассмотрено за два судебных заседания: первое длилось 11 часов, второе — 10. Главными свидетелями обвинения стали эксперт криминалистического центра СКР Кирилл Хмелевский (предоставил суду скриншоты «Блога Жукова» и эксперт Центра специальной техники ФСБ Александр Коршиков (проводил аналитику видеороликов). Оценки форм политического протеста, которые Егор Жуков дал в своих роликах, по мнению эксперта Коршикова, «скорее были сдвинуты в сторону насильственных (методов.— “Ъ”)». Три эксперта-лингвиста со стороны защиты, в том числе эксперт при Минюсте РФ Юлия Сафонова, не были допрошены судом после удовлетворения отвода прокурора. Четыре видеоролика Егора Жукова рассмотрел суд.

Сегодня Кунцевский суд оккупировали более 100 участников группы поддержки обвиняемого. Мало кому из них удалось попасть внутрь: приставы пустили только 30 журналистов, родителей Егора, проректора ВШЭ Валерию Касамару, рэпера Оксимирона (Мирона Федорова) и актрису Чулпан Хаматову. Егор Жуков, проходя мимо, нервно улыбнулся: «Всем привет!»

«Суд установил: Жуков совершил публичные призывы к экстремистской деятельности с целью свержения конституционного строя и решил привлечь к этому неограниченное количество лиц посредством размещенных на YouTube видеозаписей в своем блоге. Указанные действия являются экстремистской деятельностью»,— начала судья Ухналева (рэпер Оксимирон взялся за голову). Оглашение приговора заняло полчаса. За это время судья обратила внимание, что вина Егора Жукова полностью доказана, а доказательства, в свою очередь, «полностью достоверны»: «О наличии преступного умысла свидетельствует публичное размещение видеороликов по мотивам политической деятельности или вражды».

Затем судья Ухналева цитировала и самого Егора Жукова: «Люди, которые хотят силовой смены власти,— это люди, которые хотят биться о стену головой... насильственные методы не приведут к смене власти». Она также отметила, что суд при вынесении решения учел смягчающие обстоятельства: положительные характеристики и отсутствие судимостей.

На 29-й минуте оглашения госпожа Ухналева резюмировала: признать Егора Жукова виновным и приговорить его к трем годам лишения свободы условно, лишить его права администрирования сайтов на два года, вернуть ноутбук и штатив (орудия преступления), а «желтый флаг (изъятый при обыске.— “Ъ”) с изображением змеи и лягушек (гадсденовский флаг времен становления США.— “Ъ”) уничтожить».

Дальше судья обстоятельно и ласково разъяснила Егору права: о переезде сообщать, закон не нарушать, отмечаться в полиции каждый месяц. «Приговор понятен»,— кивнул Егор и повернулся к рыдающей матери Татьяне. Ее обнимала проректор Касамара, тоже вся в слезах: «Я не могу успокоиться, плачу от напряжения, мы ведь настраивались на худшее».

Адвокат Егора Жукова Мурад Мусаев в эфире “Ъ FM”:

Егор может пользоваться компьютером и даже, великое благо, интернетом, но он будет отлучен от администрирования тех или иных ресурсов, как сказано в приговоре. Речь идет о том, что он не сможет создавать и публиковать определенный контент: видео, аудио и текстовый. Имеются ли ввиду соцсети — на слух мы именно так поняли приговор суда, будем еще вчитываться спокойно вечером в формулировки, может быть, проведем небольшое лингвистическое исследование о том, что означает предложение про администрирование.

Источник: Как проходило заседание Кунцевского суда по делу Егора Жукова

На улице к этому моменту ликовали сотни человек: перекресток у Кунцевского суда напоминал несанкционированный митинг, который охраняли два автозака, пять полицейских машин и десятки сотрудников правопорядка. «Егор, Егор!» — кричали собравшиеся, тщетно стараясь не создавать помех транспорту и пешеходам. Пока внутри суда с Егора снимали браслет, главный атрибут домашнего ареста, Оксимирон вещал на крыльце:

«Условка радует, это значит, что привлекать внимание необходимо и дальше. В современных реалиях мы воспринимаем условный приговор как оправдательный. К сожалению, приговор все равно есть. Сегодня здесь получилось восстановить справедливость частично».

За его речью среди сотен собравшихся наблюдали экс-фигуранты «московского дела» Валерий Костенок и Владислав Барабанов. Через несколько минут на крыльце суда появился Егор Жуков: «Я очень рад такому ажиотажу. Давайте не убьем друг друга, пожалуйста. Во-первых, я надеюсь, мы уже научились не воспринимать как победу наказания невиновных людей. Я рад, что я на свободе, но тем не менее это совершенно несправедливо. Во-вторых, это все превратилось в политику и нельзя отделять свою деятельность по защите политзаключенных и несправедливо осужденных от политики. Они превратили суд в репрессивный институт. Это все политика. И, в-третьих, я просто хочу от всей души поблагодарить тех, кто боролся за мое освобождение: публично и непублично. Я рад, что вы все стоите здесь. Такой интерес к моей персоне. Спасибо, спасибо, спасибо всем!»

Под крики «Россия будет свободной» Егор с родителями и адвокатами спустился с крыльца. Большинство митингующих последовали за ним — сегодня Егор Жуков действительно направлял толпу.

«Срок в СИЗО работает на нас»


Интернет-предприниматель Никита Чирцов

Фото: Максим Поляков, Коммерсантъ

22-летнего интернет-предпринимателя Никиту Чирцова, толкнувшего полицейского в грудь на акции 27 июля, судья Тверского районного суда Елена Булгакова приговорила к одному году колонии общего режима.

Напомним, сразу после задержания на акции 27 июля Никиту Чирцова лишь оштрафовали на 12 тыс. руб. за нарушение порядка при проведении митинга. Затем предприниматель, который, по версии защиты, не знал об открытом против него уголовном деле, улетел в Минск, но был объявлен в розыск и задержан белорусскими милиционерами. После высылки он прилетел в Москву 30 августа и был задержан 2 сентября.

Сам Никита Чирцов утверждал, что на акции 27 июля просто «выбросил руки» перед полицейским, опасаясь своего задержания.

Поддержать Никиту Чирцова в суд сегодня пришел активист Алексей Миняйло, который ранее был полностью освобожден от уголовного преследования. Он принес белые розы, и, отвечая на вопросы журналистов в коридоре, сказал, что это «символ невиновности». Бабушка Никиты Надежда рассказала “Ъ”, что до заседания ей предложили «бросить цветы в судью», но адвокат эту идею не одобрил. Защитник Никиты Чирцова Александр Борков сказал “Ъ”, что считает такой жест спорным, так как не все судьи сегодня являются независимыми в своих решениях.

«Чирцов совершил применение насилия, неопасного для здоровья, в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ.— “Ъ”). Его вина подтверждается показаниями потерпевшего полицейского Михаленка (хотя тот ранее на суде отрицал, что почувствовал физическую боль.— “Ъ”). Суд считает необходимым оставить меру пресечения в виде содержания под стражей прежней до вступления приговора в законную силу. Приговор — один год колонии общего режима»,— вынесла решение госпожа Булгакова. Прокурор просил для обвиняемого три с половиной года лишения свободы.

Александр Борков назвал приговор своему подзащитному «на фоне других процессов по "московскому делу"» «подарком» и «проявлением судьей мужества». Он также отметил, что подзащитный по-прежнему не признает вину и подаст апелляционную жалобу на приговор в Мосгорсуд:

«Пока срок в СИЗО работает на нас, потому что каждый день содержания под стражей идет за полтора».

Защитник также пояснил, что к моменту рассмотрения дела в Мосгорсуде будет считаться, что Никита Чирцов отбыл половину срока. Если Мосгорсуд не оправдает Никиту Чирцова, будет подано заявление об условно-досрочном освобождении на основе отсутствия нарушений в СИЗО и положительных характеристик (Никита Чирцов помогает престарелой бабушке и занимается благотворительностью).

После бабушка осужденного Надежда Ложкова радостно спросила “Ъ”: «Но это же не три года, правильно?» Она еще долго говорила с адвокатом. Когда они вдвоем ушли, в коридоре появился отец Никиты Чирцова, тяжело дыша — то ли от слез, то ли от болезни (ранее СМИ сообщали о вибрационной болезни первой стадии в связи с работой шахтером).

Тем временем на улице собрался стихийный митинг примерно в 150 человек. Молодые люди хлопали и кричали: «Условный срок — тоже срок», «Свободу», «Отпускай», «Свободу "Сети"», «Свободу "Новому величию"», свободу «Азату Мифтахову», «Дело ФБК должно быть прекращено», «Нет изоляции интернета».

На митинге можно было увидеть политика Илью Яшина, одного из лидеров Либертарианской партии России Михаила Светова, активиста Владислава Барабанова. Все громко захлопали, когда из здания суда вышел Алексей Навальный, который дал небольшой комментарий прессе о том, что условный срок Егору Жукову не должен позволить «уменьшить наш гнев».

«Зато вы ему сегодня хоть помахать сможете»


Участник несанкционированной акции 27 июля в Москве Владимир Емельянов

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Оглашение приговора Владимиру Емельянову было назначено на полдень; уже с 11 коридор на третьем этаже Мещанского суда стал заполняться публикой. За полчаса до заседания в коридоре уже не было свободного места. Из-за этого приставы долго отказывались пропустить политика Алексея Навального в коридор из лифтового холла. «Черная пятница» впечатлила даже приставов: они обсуждали, кто из знаменитостей в какой суд пришел. Один искренне переживал, что рэпер Оксимирон выбрал Кунцевский суд. «Тут сегодня тоже известные всякие люди,— утешал его коллега.— Даже певица.... как ее... песенки такие дебильные поет». Имя певицы так и не вспомнили.

Кондиционеры не работали, из-за давящей духоты все присутствующие раздражались по малейшему поводу. «Немедленно прекратить съемку! Сейчас составим протокол!» — рычали приставы, когда кто-нибудь слишком высоко поднимал мобильный телефон. «Видишь, какой! Ему только треуголки наполеоновской не хватает!» — довольно громко прокомментировал один из «группы поддержки», указав на пристава в черном берете. «И вот в этом — вся наша страна,— не выдержала молодая женщина.— Отсутствие вентиляции в новеньком здании, в которое вложено столько бабла!»

Бабушка Владимира Емельянова ждала начала заседания на ближайшей к залу суда скамейке; она просто смотрела перед собой, не реагируя на происходящее. Пожилой женщине помогала активистка Елизавета Нестерова. «Смотрите, сколько людей пришло вашего внука поддержать! Видите, как его все любят? — говорила она Тамаре Андреевне, отсчитывая успокоительные таблетки.— И адвокат у нас самый красивый, видите? А приговор... Мы все равно в Европейский суд обратимся, он по-настоящему независимый. Зато вы ему сегодня хоть помахать сможете!» Из коридора кто-то передал бабушке цветы. Служебная собака, обнюхивающая коридор на предмет взрывчатки, вдруг подошла к Тамаре Андреевне, завиляла хвостом и стала тереться о колени. Женщина медленно подняла руку и несколько раз погладила собаку. Но смотрела при этом только на двери зала суда.

В 12:26 вконец осоловевшие от духоты приставы все-таки вызвали техника, который начал возиться с кондиционером. И как раз через пару минут публику стали запускать в зал суда. Судья Татьяна Шанина в самом начале дала понять, что приговор будет обвинительным: «Суд установил, что Емельянов совершил насилие в отношении представителя власти; участвовал в несогласованном мероприятии, решил применить насилие к росгвардейцу Косову с целью воспрепятствования его служебной деятельности». Около двадцати минут судья монотонно зачитывала обстоятельства дела: «...предвидя неизбежность общественно опасных последствий, схватил двумя руками за бронежилет и потянул, лишив сотрудника свободы передвижения и причинив физическую боль...тот факт, что потерпевшего Косова держал и его напарник, не свидетельствует о невиновности Емельянова...» Минут через 15 судья добралась до главного, заявив, что наказание за такой поступок предполагает лишение свободы.

В зале кто-то застонал; несколько человек стали всхлипывать; Тамара Андреевна молча смотрела на судью. «Однако, учитывая все смягчающие обстоятельства...» — вдруг продолжила судья Шанина. Она напомнила, что Владимир Емельянов — сирота; что он содержит двух престарелых родственниц, бабушку и прабабушку; что он характеризуется исключительно положительно.

«Суд приходит к выводу, что исправление все-таки возможно без реального отбытия срока наказания»,— произнесла судья и объявила технический пятиминутный перерыв.

«Условка! Будет условка!» — зашелестело в зале. Через пять минут судья вернулась и подтвердила — два года условно с тремя годами испытательного срока. На фразе «освободить из-под стражи» юноша в зале начал плакать — на этот раз от радости.

«Осуждаю себя за то, что не мог совладать с собой»


Участник несанкционированной акции 27 июля в Москве Павел Новиков (в аквариуме)

Фото: Иван Водопьянов, Коммерсантъ

32-летний Павел Новиков был оштрафован Тверским судом Москвы на 120 тыс. руб. за то, что нанес удары по шлему и плечу полицейского кинолога пластиковой бутылкой с водой. Господину Новикову вменили применение насилия, неопасного для жизни, к представителю власти (ч. 1 ст. 318 УК). Сам обвиняемый утверждал, что пытался защитить девушку от задержания.

«Осознаю необоснованность своего поступка. Осуждаю себя за то, что не мог совладать с собой»,— цитирует его последнее слово «Новая газета». Таким образом, обвиняемый признал вину, а также принес «искренние извинения» полицейскому, сообщает «Медиазона». Полицейский в ответ сказал, что претензий не имеет и уже простил подсудимого.

Тем не менее прокурор просил приговорить господина Новикова к трем годам колонии общего режима.

«Назначить Новикову наказание в виде штрафа в размере 150 тыс. рублей, сократить сумму штрафа до 120 тыс. рублей в связи с отбыванием Новиковым меры пресечения в виде содержания под стражей на стадии следствия (Павел Новиков был арестован 30 октября.— “Ъ”)»,— заявила судья Мария Сизинцева.



Господина Новикова освободили прямо в зале суда, что с восторгом было встречено несколькими десятками человек, пришедших его поддержать.

Адвокат осужденного Федор Сирош заявил, что пока не знает, будет ли обжаловать приговор, так как это нужно обсудить с его подзащитным, но будет готовиться «к возможному обжалованию этого приговора прокуратурой». В целом господин Сирош решением удовлетворен.

«Обвинение строится на восьми секундах видеозаписи»


Участники несанкционированной акции 27 июля Максим Мартинцов (в центре) и Егор Лесных (справа)

Фото: Максим Поляков, Коммерсантъ

Мещанский районный суд слушал дело Александра Мыльникова, Максима Мартинцова и Егора Лесных. Всем троим вменялось применение насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ) на несанкционированной акции протеста 27 июля в Москве.

Перед заседанием подсудимый Егор Лесных пожаловался, что суды проходят четвертый день подряд без перерыва: «Мы спим по четыре часа в сутки». Поддержать подсудимых пришли активист Алексей Миняйло, политик Михаил Светов и лидер группы «Кровосток» Шило.

В ходе прений адвокат Максима Мартинцова Василий Очерет рассказал, что следствие грубо нарушило право господина Мартинцова на защиту, а само уголовное дело напомнило ему о 1934 годе и постановлении Михаила Калинина. Судья Ирина Аккуратова попросила адвоката воздержаться от исторических аналогий: «В очередной раз прошу вас не обращаться к параллелям 34-го года — они здесь неуместны».

Адвокат Тятова представила залу раскадровку, на которой видно, что ее подзащитный Мыльников не мог причинить боль сотруднику правоохранительных органов, поскольку держал того за одежду, не нанося ударов.

«Все обвинение строится на восьми секундах видеозаписи: четыре секунды действий полиции, четыре секунды действий подзащитных»,— заявила в суде госпожа Тятова.

Ни один из подсудимых своей вины не признал.

Во время последнего слова Егор Лесных сделал предложение своей девушке и пожелал расписаться с ней в СИЗО. «Получается, я подвел свою семью, но когда я выйду, я постараюсь это исправить»,— сказал господин Лесных. В зале раздались громкие аплодисменты. Девушка ответила «да».

Судья Ирина Аккуратова назначила Егору Лесных наказание в виде трех лет лишения свободы в колонии общего режима. Максим Мартинцов приговорен к двум с половиной годам колонии. Александр Мыльников получил два года лишения свободы условно с испытательным сроком на три года.

Мария Старикова, Владимир Хейфец, Александр Черных, Юрий Слинько


Комментарии
Профиль пользователя