Коротко

Новости

Подробно

Фото: AP

Между Москвой и Сеулом возникла химия

В конфликте Японии и Южной Кореи выиграет Россия

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Япония и Южная Корея прекращают сотрудничество в области безопасности в соответствии с соглашением об обмене разведданными (GSOMIA), срок действия которого истекает в пятницу. Попытки США разрешить конфликт двух союзников провалились: в Сеуле уже предупредили, что не продлят GSOMIA, если Токио не снимет торговые ограничения, ударившие по южнокорейской электронной промышленности. Высокопоставленные собеседники “Ъ” в Сеуле рассчитывают, что в условиях торговой войны с Японией альтернативным источником материалов и технологий для Южной Кореи станет Россия.


Две ведущие экономики Азии и ключевые союзники США в Индо-Тихоокеанском регионе — Южная Корея и Япония — вступают в новый этап противостояния: сегодня истекает срок действия двустороннего «Соглашения об общей безопасности военной информации» (GSOMIA) — главного инструмента оборонного сотрудничества Сеула и Токио и их трехстороннего взаимодействия с США

До конца пятницы у сторон теоретически еще есть возможность продлить GSOMIA, однако шансов на это не осталось.

Это стало окончательно ясно после того, как на этой неделе президент Республики Корея (РК) Мун Чжэ Ин возложил на японскую сторону ответственность за самый глубокий кризис в двусторонних отношениях и дал понять, что Сеул не продлит соглашение об обмене разведданными, если Токио не снимет введенные против Южной Кореи торговые ограничения.

«Если Япония не хочет, чтобы соглашение GSOMIA прекратило существование, она должна сотрудничать с Южной Кореей и найти решение проблем экспортного контроля»,— предупредил Мун Чжэ Ин (японская сторона такой подход отвергает и категорически отказывается идти на уступки).

В свою очередь, пресс-секретарь южнокорейского президента Ко Мин Чжун добавила, что решение выйти из GSOMIA было для руководства страны очень непростым, однако этому также «способствовали заявления японской стороны о недоверии к Южной Корее в сфере безопасности».

Посетивший Сеул на днях министр обороны США Марк Эспер не скрывал своего разочарования. «Договор GSOMIA очень важен для своевременного и эффективного принятия решений в случае чрезвычайной ситуации. Его прекращение выгодно только Северной Корее и Китаю»,— сообщил глава Пентагона после того, как он так и не смог убедить южнокорейскую сторону изменить свое решение. А посол США в Южной Корее Гарри Харрис высказался еще более жестко. «Своими действиями Сеул перенес историческую проблему в плоскость безопасности. Это решение влияет и на нас, на нашу способность защитить Южную Корею, ставит наши войска под угрозу»,— предупредил господин Харрис.

В Токио также обвиняют Сеул в необдуманных действиях, подрывающих критически важное взаимодействие с США для нейтрализации северокорейской угрозы. «Сотрудничество между Японией, Южной Кореей и США крайне важно, особенно с учетом того, что Северная Корея неоднократно запускала баллистические ракеты, а обстановка в области безопасности в Восточной Азии очень суровая. Мы хотим, чтобы Южная Корея действовала разумно»,— заявил министр обороны Японии Таро Коно.

Отправной точкой кризиса стало решение Верховного суда Южной Кореи о том, что ряд ведущих японских компаний, использовавших принудительный труд корейских граждан в годы Второй мировой войны, должны выплатить пострадавшим компенсации. В южнокорейский черный список японских компаний, чьи активы подлежат аресту, попали Nippon Steel & Sumitomo Metal Corp. и Mitsubishi Heavy Industries.

Правительство Японии с решением южнокорейской стороны не согласилось, заявив, что все претензии по событиям более чем 70-летней давности были урегулированы еще в 1965 году после восстановления дипотношений между двумя странами.

В начале июля Токио нанес Сеулу ответный удар, ужесточив контроль за экспортом трех видов материалов, имеющих критически важное значение для электронной промышленности Южной Кореи. Речь идет о полиимидах, используемых при разработке гибких дисплеев, а также травильном газе особой чистоты и резисторах, необходимых для производства полупроводников.

Между тем собеседники “Ъ” в Сеуле считают, что альтернативным поставщиком этих компонентов в условиях эскалации торговой войны между Японией и Южной Кореей может стать Россия.

Кроме того, учитывая, что Южная Корея не присоединилась к антироссийским санкциям, в Сеуле предлагают соединить российские фундаментальные технологии и южнокорейские наработки в области коммерциализации этих технологий для их продвижения на южнокорейский и российский рынки, а также на рынки «третьих стран».

«После того как Япония ввела экспортные барьеры, поставив в трудное положение флагманы южнокорейской электроники — компании Samsung Electronics и LG, южнокорейская сторона стала рассматривать Россию в качестве потенциального альтернативного поставщика недостающих материалов для производства полупроводников. В целом сотрудничество с Россией отвечает задаче диверсификации поставок материалов, к которой стремятся южнокорейские компании»,— пояснил “Ъ” заместитель главы секретариата Комитета по Северному экономическому сотрудничеству при президенте РК Чо Чан Сан.

Впрочем, российские рыночные эксперты разошлись во мнениях относительно возможности поставок тонкой химии для электроники в Корею. Они отмечают, что перечисленные продукты узкоспециализированные, поэтому делаются небольшими объемами и, как правило, под конкретного заказчика. В целом, говорят они, у России есть возможность обеспечивать спрос со стороны Сеула, но потребуется время на доработку технологий и согласование качества продукции. Один из собеседников “Ъ” отметил, что в России и в больших объемах производятся не газы, а травильные растворы, для использования которых требуется другая аппаратура, и неизвестно, готовы ли будут потребители модернизировать уже работающее оборудование.

Другой источник “Ъ” считает, что заявление Кореи скорее можно воспринимать как рычаг давления на Японию в переговорах, так как вряд ли российская продукция подойдет корейским компаниям по качеству. Хотя сами производители, такие, как Пермская химическая компания (крупный производитель гексафторбутадиена, который применяется для плазмохимического травления тонких пленок), заявляют, что их товары широко востребованы за рубежом и у них есть преимущества перед конкурентами.

При этом полиимиды, отмечают собеседники “Ъ”, более сложная задача. Такие продукты, говорит один из них, производились в СССР и сейчас сразу в нескольких научных центрах ведется доработка советских и разработка новых вариантов производства этих веществ, так что технологический и исследовательский задел в России для их выпуска и поставок точно есть. Эксперты затруднились прогнозировать возможность экспорта полиимидов, но, говорят они, изыскания в этой сфере в любом случае полезны для России, которая тоже нуждается в продукции тонкой химии.

Со своей стороны, директор технологической практики в риск-консалтинге КПМГ в России и СНГ Сергей Вихарев считает, что России будет непросто конкурировать на южнокорейском рынке с Китаем, производящим электронику в больших количествах и имеющим все необходимое сырье, в том числе редкоземельные металлы. Остро стоит и вопрос кадров. «Не хватает дешевой и квалифицированной рабочей силы и нескольких дополнительных рабочих часов в день для того, чтобы мы могли конкурировать с Китаем»,— говорит эксперт.

Сергей Строкань, Сеул—Москва; Ольга Мордюшенко, Юлия Тишина


Комментарии
Профиль пользователя