Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Только шашка казаху во степи подмога

Как Владимир Путин и Касым-Жомарт Токаев в Омске в форуме поучаствовали и все оружие перебрали

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

7 ноября в Омске президент России Владимир Путин вместе с президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым принял участие в работе XVI Форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана. О том, кого в первую очередь цитировали в своих речах министр экономического развития Максим Орешкин, а также директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, и о том, какое оружие произвело самое сильное впечатление на Владимира Путина в Омске,— специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников в своем репортаже из этого города.


Перед залом пленарного заседания была развернута традиционная выставка, демонстрирующая достижения российских и казахстанских регионов.

Выставка была, можно сказать, вынужденной мерой, не изготовить ее было нельзя, но, поскольку с самого начала было известно, что президенты России и Казахстана ее проигнорируют, делали выставку, мне казалось, без должного воодушевления.

То есть здесь, конечно, была представлена продукция «Роскосмоса», и прежде всего ракета «Ангара» во всех ее мыслимых и даже немыслимых модификациях (то есть хватало перспективных макетов, которым пока даже названия, по-моему, не придумано). Что-то подсказывает, старт этих ракет, даже если они когда-нибудь и правда будут сделаны, состоится, впрочем, не на казахстанском Байконуре, а гораздо восточнее.

Организация из Челябинской области представила «самый быстрый в мире алгоритм распознавания и сравнения изображений лиц» (хотелось верить на слово) и «сервер распознавания жестов» (хотелось показать жест).

Члены российской делегации (слева направо: Александр Жуков, Михаил Бабич, Сергей Меняйло) были в Омске едины, по крайне мере композиционно

Члены российской делегации (слева направо: Александр Жуков, Михаил Бабич, Сергей Меняйло) были в Омске едины, по крайне мере композиционно

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Наиболее благоприятное впечатление на меня произвела продукция российской группы компаний «Силтэк». Она разрабатывает бирки и чипы для считывания разнообразной информации.

Девушка на стенде показала мне огромные щипцы, которыми методом прокалывания ушей корове крепится пластиковая бирка.

— Да, жестко,— призналась девушка.— Но по-другому никак. Одно жесткое мгновение — и все! Ни одна корова не жаловалась. Зато потом идешь мимо них — и считываешь, считываешь... Ее вес, надои, да все… И так ты с ней на связи вплоть до убоя! И даже после!

— Да? — усомнился я.

— Конечно! Информация сохраняется, мы не рекомендуем уничтожать ее вместе с коровой!

Можно было констатировать, что по крайней мере один гуманитарный итог у этой миссии точно есть: память о коровах теперь будет жить в веках. Если, конечно, ушные бирки вскоре все же не будут малодушно утилизироваться.

Кроме того, в итоге российско-казахстанского взаимодействия был разработан чип, который вживляют пока в основном кошкам. В чипе содержится основная информация о кошке, а главное — ей уже бесполезно ускользать от хозяина.

— А людям тоже ведь можно вживлять под кожу такой чип? — допытывался я.

— Мы этим не занимаемся! — быстро сказал еще один сотрудник предприятия Богдан Зинченко.

— А теперь по-честному…— предложил я.

— Ну да, делали браслеты для спортсменов…— надолго замявшись, признался-таки Богдан Зинченко.

В общем, было очевидно, что перспективы у совместного предприятия очень даже неплохие.

Кроме того, на стенде предприятия «Омсктрансмаш» мною были замечены макеты тяжелой техники: боевые машины тяжелой огнеметной системы ТОС-1А и бронированной пожарной машины 575А. Машины по понятным причинам дополняли друг друга: одна тушила то, что другая жгла.

Какой-то гуманистический подход просматривался и в этом безжалостном на первый взгляд деле.

Переговоры президентов России и Казахстана заняли примерно семь минут. Это позволило позже президенту Казахстана заявить, что «удалось обсудить широкий круг вопросов двустороннего сотрудничества». Президенту России удалось промолчать по этому поводу.

После переговоров один за другим выступали министры и губернаторы и акимы двух стран. Мне удалось выделить что-то обращающее на себя внимание лишь из доклада министра экономического развития России Максима Орешкина: то есть историю о том, что надо как-то бороться с очередями машин в двух транспортных коридорах, соединяющих Западный Китай и Европу. Сюрприз был в том, что проблемы, оказывается, все-таки существуют. Но и они лишь объединяют, видимо, эти страны, вернее соединяют.

Кроме того, обратило на себя внимание воодушевление, с каким Максим Орешкин цитировал первого президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева:

— Россия и Казахстан всегда будут вместе! — повторил вслед за Нурсултаном Назарбаевым Максим Орешкин.

Между тем точно такую же фразу не мог за последние 20 лет хотя бы раз не произнести Владимир Путин. И не логичнее ли было министру экономического развития России процитировать президента именно России? Но нет, это, кажется, был сознательный выбор!

Наиболее содержательной частью программы у Владимира Путина и Касым-Жомарта Токаева был, без сомнения, обед.

После него они поехали в центр «Эрмитаж-Сибирь». Это одна из любимых идей Владимира Путина — баловать граждан разных регионов России содержимым лучших российских музеев, и прежде всего Большого Эрмитажа.

Так, в помещении Омского страхового товарищества «Саламандра» появился культурно-образовательный центр «Эрмитаж-Сибирь». Тут, на четвертом этаже, куда сразу поднялись президенты, привлекала внимание прежде всего выставка «Воинская культура и оружейные традиции Ближнего Востока» (чем еще могут, в конце концов, насладиться жители Омска, чего еще они по-настоящему лишены?). Оружие арабского мира, Кавказа, Турции, Ирана, Средней Азии, Индии… И все — в одном зале. Впрочем, впечатление, что оружия на Ближнем Востоке в то время хватало лишь на четвертый этаж в страховом товариществе «Саламандра», является ошибочным. Здесь были представлены лучшие образцы.

На выставке президентов сопровождал директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Он объяснил, что тут собрано не просто хорошее и дорогое оружие, а «целая история со всякими-разными геополитическими вещами».

— Турецкое знамя! — констатировал Михаил Пиотровский.— Взяли при взятии Анапы!

Он докладывал это с таким оживленным видом, даже энтузиазмом, словно считал это событие своей личной заслугой.

— А вот курдское оружие! Честное слово, Владимир Владимирович, мы не планировали!..

И вот курдское-то оружие наверняка оказалось здесь после панического отхода за 30-километровую зону турецко-сирийской границы (в соответствии с последними договоренностями Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана в Сочи).

— Янычарские сабли! — рекомендовал Михаил Пиотровский.— Когда Николаю I было 15 лет, ему подарили вот эту шашку, и после этого он начал их собирать.

Владимир Путин задумчиво кивнул. Очевидно, что в его подростковой жизни таких подарков не было. И даже, наверное, он сейчас как раз об этом и жалел.

— Личное оружие имама Шамиля! — рассказывал Михаил Пиотровский.— И ведь это имам Шамиль сказал: «Тот, кто задумывается о последствиях, никогда не будет смелым!»

В глазах Владимира Путина я видел большой вопрос. Он, кажется, не хотел соглашаться. Он, видимо, хотел задумываться и при этом оставаться смелым. Но ведь имам Шамиль ясно же сказал, что так не получается.

— А вон там седла, да?! — крайне оживился президент Казахстана, увидев в одной из витрин подобие лошади из папье-маше без головы, хвоста и ног и даже большую надпись позади нее: «Конь».

— Да,— равнодушно кивнул в сторону коня Михаил Пиотровский и продолжил увлекаться еще какой-то саблей.

— А ведь это история войны и мира!..— рассудительно произнес Касым-Жомарт Токаев.

— Да,— на этот раз решил поддержать его Михаил Пиотровский.— Когда между ними всеми начинался мир, они вот это все и дарили друг другу.

На втором этаже были представлены работы художников Омска, и с помощью директора Омского музея изобразительных искусств имени Врубеля Фариды Буреевой экспозиция была преодолена просто стремительно. Владимир Путин пытался было на прощанье вглядеться в работу Георгия Кичигина «Параллели» (она привлекала внимание, по-моему, прежде всего пестротой красок), но ему не дали и шанса.

— Большое событие! — произнес Владимир Путин, уже одевшись и стоя в дверях у выхода на улицу.— Для Омска так вообще!

Президент Казахстана тоже великодушно улыбнулся. Конечно, для Омска — просто супер.

А для Казахстана, например, было бы — ну как-то так…

Андрей Колесников, Омск


Комментарии
Профиль пользователя