Коротко

Новости

Подробно

Фото: Johanna Geron? / Reuters

НАТО обороняется от Huawei

Главную угрозу для альянса теперь представляет не Россия, а сети 5G и Китай

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Министры обороны стран НАТО на заседании в Брюсселе в четверг заглянули в ближайшее будущее, обсудив требования к телекоммуникационным системам в мирное время и в условиях конфликта. Такая необходимость возникла в связи с намерением ряда европейских стран вопреки предупреждениям со стороны США подключить китайскую корпорацию Huawei к строительству сетей 5G. Помимо киберугроз и шпионажа со стороны Китая НАТО озабочено и усилением его военного потенциала. За тем, как «российская угроза» для альянса постепенно уступает первенство китайской, наблюдал в Брюсселе корреспондент “Ъ” Павел Тарасенко.


Призывы к разоружению


На нынешнем двухдневном министерском заседании НАТО российская тема затрагивается лишь по касательной. Генсек альянса Йенс Столтенберг сразу же обозначил «широкий круг вопросов», входящих в повестку дня: ситуация на северо-востоке Сирии, миссии и операции НАТО «от Балкан до Афганистана», повышение готовности сил альянса, распределение финансового бремени между странами-членами и гибридные угрозы. К Москве отношение имел, возможно, лишь последний пункт, но ее генсек напрямую даже не упомянул, хотя раньше слова о «российской угрозе» были своеобразной мантрой.

Правда, накануне, в ходе выступления на экспертной конференции по разоружению Йенс Столтенберг все же говорил об отношениях с «восточным соседом». Свою речь он начал с воспоминаний о службе в норвежской армии в 1979 году — точнее, о регулярных учениях по отработке действий в случае ядерного нападения. «Услышав сирену, надо было надеть куртку, ботинки и перчатки, чтобы защитить кожу. На случай, если удар удалось пережить, у нас была с собой щеточка — чтобы очистить одежду от радиоактивной пыли»,— вспоминал генсек НАТО, поясняя: в 1987 году «мы все почувствовали себя в куда большей безопасности». Тогда, напомним, США и СССР подписали Договор о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). Этот ключевой элемент системы разоружения ушел в прошлое в этом году, после того как администрация президента США Дональда Трампа обвинила Москву в нарушении договора и вышла из него. Господин Столтенберг поддержал позицию Вашингтона, отметив: Россия «создала и развернула ракеты, запрещенные этим договором» (в Москве считают эти обвинения беспочвенными).

Между тем, по словам генсека НАТО, «любые рационально мыслящие главы государств заинтересованы в установлении контроля над вооружениями, поскольку альтернатива очень опасна и требует больших затрат». Эти слова Йенс Столтенберг адресовал в том числе и России. «Россия наш сосед, и мы продолжим работать с ней. Убежден, что в долгосрочной перспективе можно установить контроль над вооружениями. Не могу сказать, когда это произойдет, через год, два, пять или десять лет. Но абсолютно уверен, что нам удастся это сделать»,— сказал генсек. Свой оптимизм господин Столтенберг подкрепил примером из личного опыта: будучи в 1990 году молодым чиновником, он отвечал за норвежско-советские переговоры по вопросам экологии — и даже в условиях холодной войны, сказал генсек, Москва была договороспособной. «Если уж мы успешно заключали соглашения с СССР, то можем это делать и сейчас»,— резюмировал он.

На фоне примирительных заявлений и непривычного отсутствия обвинений в «аннексии Крыма» и дестабилизирующей роли России в других горячих точках внимание к себе привлекали слова, обращенные к Китаю. Так, на конференции по разоружению Йенс Столтенберг неоднократно призывал КНР присоединиться к обязательствам по контролю над вооружениями — в частности, поддержать американскую инициативу по подписанию вместо договора о РСМД трехстороннего соглашения США, Китая и России. Генсек НАТО даже вступил в дискуссию с участвовавшим в конференции китайским дипломатом, который подтвердил, что такая идея Пекину не интересна. «У вас второй по величине военный бюджет в мире. Вы становитесь великой военной державой. Но чем более масштабной и продвинутой становится ваша военная система, тем большее значение имеет контроль над вооружениями. Больше силы — больше ответственности»,— увещевал он. Но представителя Пекина, похоже, не переубедил.

О «китайской угрозе» вспомнил в Брюсселе и глава Пентагона Марк Эспер. Выступая в офисе Германского фонда Маршалла, он заявил: «Расставляя стратегические приоритеты, Китай в списке потенциальных угроз стоит для США на первом месте, Россия на втором».

Угрозы пятого поколения


На министерском заседании в четверг о политике Пекина вспоминали в другом разрезе. Йенс Столтенберг обозначил тему так: обсуждение и согласование требований, которые позволят «иметь надежные и устойчивые телекоммуникационные системы, включая 5G, как в мирное время, так и в условиях кризиса или конфликта». В НАТО напоминают: в статье 3 Североатлантического договора говорится, что страны-члены должны «посредством постоянных и действенных самостоятельных усилий и взаимопомощи поддерживать и наращивать свой индивидуальный и коллективный потенциал борьбы с вооруженным нападением». А технология 5G, которая уже через несколько лет будет использоваться едва ли не во всех областях, от бытовой техники и беспилотных автомобилей до медицинского оборудования и атомных электростанций, может стать орудием такого нападения.

По словам Йенса Столтенберга, речь должна идти о выработке «надежных вариантов восстановления систем» в случае ЧП, предоставлении властям стран приоритетного доступа к коммуникационным сетям в условиях кризиса, разработке «тщательных планов управления рисками» и установлении системы обмена информацией между правительствами и бизнесом. «Надеюсь, что министры согласятся учитывать эти требования при принятии на национальном уровне решений, касающихся проектирования, строительства и эксплуатации своих телекоммуникационных сетей»,— отметил генсек.

В НАТО поясняют: риски связаны, во-первых, с различными киберугрозами, а во-вторых, с последствиями получения иностранными компаниями контроля над системами телекоммуникаций. При этом источник потенциальной угрозы очевиден. Ранее власти США не раз призывали союзников по НАТО избегать привлечения находящейся под американскими санкциями корпорации Huawei к строительству сетей 5G. «Страны, которые вступают в партнерские отношения с китайскими компаниями, ставят под угрозу безопасность своих сетей»,— предупреждал в сентябре Марк Эспер, отмечая: речь идет как о работе «коммерческих учреждений, таких как банки, больницы и СМИ», так и о «военной совместимости и обмене разведданными».

А посол США в Германии Ричард Гренелл даже пригрозил: Вашингтон может урезать обмен конфиденциальной информацией с Германией, если та решит сотрудничать с Huawei. Американский дипломат Роберт Стрейер, отвечающий в Госдепартаменте за кибербезопасность, аналогичным образом предупредил Бельгию, отметив: «Согласно китайским законам, Huawei должна сотрудничать с китайскими спецслужбами». Особое внимание он обратил на то, что в Бельгии расположена штаб-квартира НАТО: «Китайская сеть 5G может помешать нам при необходимости перемещать свои войска. Или может позволить врагам понять принципы работы систем обороны НАТО».

Проблема в том, что Huawei на текущий момент — единственная компания, которая может производить «в необходимом масштабе и по приемлемой цене» все элементы для сети 5G, в то время как ближайшие преследователи — Nokia и Ericsson — заметно отстают. Это следует из подготовленного ранее в этом году аналитиками Киберцентра НАТО в Таллине доклада. В этой связи, отмечают эксперты, всеобщий запрет — это не выход, но в любом случае при строительстве сетей 5G речь должна идти о «стратегическом, а не о технологическом выборе».

Странам рекомендуется идти по пути Великобритании, где под надзором спецслужб действует Центр оценки кибербезопасности Huawei (HCSEC). Одна из его целей — исследование рисков использования продуктов компании на объектах критической инфраструктуры. Кроме того, отмечается в докладе Киберцентра НАТО, необходимо поддерживать западные компании, пытающиеся догнать Huawei. И наконец, следует обращать внимание на инициативы европейских провайдеров, часть которых в отсутствие единой государственной политики уже сами стали добровольно отказываться от использования оборудования китайской корпорации — причем не только для 5G, но и для предыдущих поколений мобильных технологий.

Собеседник “Ъ” в штаб-квартире альянса пояснил, что о каких-либо юридически обязывающих договоренностях в любом случае речи не идет: таковыми можно считать лишь положения устава НАТО, а все остальные решения на заседаниях альянса — это лишь «политические обязательства стран-участниц». При этом он признал, что перекрыть дорогу Huawei на европейские рынки практически нереально: слишком уж сильно Германия и ряд других стран заинтересованы в сотрудничестве с этой корпорацией.

Комментарии
Профиль пользователя