Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

«С таким беспределом встречаюсь впервые»

Генерал и два полковника СКР оценили следствие, проведенное ФСБ

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Вчера в Мосгорсуде начался процесс в отношении генерал-майора и двух полковников Следственного комитета России (СКР). Все трое обвиняются в получении особо крупной взятки от неустановленного лица за освобождение криминального авторитета Андрея Кочуйкова. Подсудимые заявили, что их оговорил уже вышедший по УДО генерал-майор юстиции Денис Никандров и что само уголовное дело направлено на дискредитацию СКР и его председателя Александра Бастрыкина.


Перед горсудом предстали экс-руководители главного следственного управления СКР по Москве генерал-майор юстиции Александр Дрыманов, управления по Центральному округу столицы полковник Алексей Крамаренко и уже отбывающий 13-летний срок за взятки бывший полковник Михаил Максименко, ранее возглавлявший главное управление собственной безопасности и межведомственного взаимодействия комитета.

По версии расследования, проведенного ФСБ, именно Михаил Максименко создал в комитете преступную группу для совершения преступлений коррупционной направленности.

Ее участники, рассказала гособвинитель, получили $1 млн за содействие в освобождении криминального авторитета Андрея Кочуйкова (Итальянец), арестованного за участие в разборке возле ресторана Elements на Рочдельской улице в Москве в декабре 2015 года. Итальянцу действительно смягчили обвинение, что позволило ему покинуть СИЗО. Впрочем, туда его сразу же вернули сотрудники ФСБ, которым Генпрокуратура передала в производство дело о предполагаемой коррупции в СКР. Помимо получения этой взятки, деньги на которую выделило неустановленное лицо, генерала Дрыманова, получившего известность расследованием событий в Южной Осетии и на юго-востоке Украины, обвинили в получении взятки в размере 500 тыс. руб. от его же заместителя Дениса Никандрова за общее покровительство.

Заключив досудебное соглашение о сотрудничестве с Генпрокуратурой, Денис Никандров стал главным свидетелем обвинения. За это он получил минимальное наказание пять лет и шесть месяцев и возможность выйти условно-досрочно, которой и воспользовался.

Когда судья Сергей Груздев спросил об отношении подсудимых к обвинению, Михаил Максименко его отверг в полном объеме, заявив, что он никаких криминальных групп не создавал, взяток не получал и не распределял их между другими подсудимыми. По версии Михаила Максименко, обвинение построено лишь на показаниях Дениса Никандрова, на которого, как и на самого полковника, в СИЗО оказывалось давление с целью получения показаний на Александра Бастрыкина и других сотрудников СКР. Александр Дрыманов, также не признавший вину, связал расследование с попыткой дискредитации господина Бастрыкина и своего ведомства в целом. «Исходя из обвинения, мы получили деньги за нашу текущую деятельность! При этом следствие (ФСБ.— “Ъ”) не установило ни место, ни время совершения преступления»,— заявил генерал Дрыманов, назвавший обвинение «незаконным и необоснованным», а само дело «явно заказным». «Это классика советского кинематографа: сложно искать черную кошку в темной комнате, если ее там нет. Так и с деньгами: сложно их найти, если их никто не получал»,— добавил он. В свою очередь, Алексей Крамаренко «категорически» не признал вину. «Я 22 года прослужил в органах прокуратуры и следствия, но с таким беспределом встречаюсь первый раз»,— сказал он.

Алексей Соковнин


Комментарии
Профиль пользователя