Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Вещественные доказательства

Что необходимо для эффективной борьбы с наркоманами за рулем

На фоне усиления борьбы с одним из самых опасных явлений – пьянством за рулем, все актуальней становится проблема вождения в состоянии наркотического, токсического и психотропного опьянения. Подобных случаев выявляется немного, но контролировать ситуацию становится все сложнее, как инспекторам ГИБДД, так и медицинским работникам. Госавтоинспекция уже предложила ряд возможных решений, но эксперты призывают к масштабной реформе всей системы диагностики.


Наркотики не совместимы с вождением


Правила дорожного движения, напомним, запрещают управлять транспортным средством в состоянии любого опьянения — алкогольного, наркотического, психотропного, а также под воздействием лекарств, ухудшающих реакцию и внимание. С опьянением, которое возникло в результате потребления спиртного, все более-менее ясно: это проверяется в ходе освидетельствования. В примечании к статье 12.8 КоАП РФ сказано, что не более 0.16 мг этилового спирта может содержаться в литре выдыхаемого воздуха и не более 0,3 г. — в литре крови. Проверка водителя осуществляется сначала инспектором, затем еще дважды (если это необходимо) — медицинским работником.

С выявлением остальных видов опьянения ситуация сложнее. По 2018 году, следует из официальной статистики Госавтоинспекции, в состоянии наркотического опьянения было выявлено 20,9 тыс. водителей, за 6 месяцев 2019 году — более 11 тыс. У инспекторов, к сожалению, пока нет приборов, которые можно было бы использовать для проверки водителей на наркотики в условиях дорожного движения (по аналогии с алкометрами): полноценное тестирование можно провести только в условиях мобильного медпункта или больницы. Постановление правительства №475 в любом случае обязывает сотрудника ДПС сначала проверить водителя на алкоголь. Если алкометр ничего не показал, но водитель ведет себя неадекватно, то инспектор направляет гражданина к врачу. Медицинский работник обязан проверить гражданина еще раз алкометром и взять анализ мочи для выявления наркотиков. Биоматериал проверяется экспресс-тестом в течение двух часов с момента взятия анализа. Если ничего не найдено, то выносится заключение о том, что «состояние опьянения не установлено». Если наркотические вещества все-таки выявлены, то проводится уже повторный (подтверждающий) анализ в лаборатории, который должен окончательно подтвердить нарушение.

Доктор, я больной?


Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

На исследовании у врача, как и правило, и возникают основные вопросы. К примеру, до конца не урегулирован вопрос, что делать водителю, пока готовится подтверждающий лабораторный анализ (это может занять несколько дней): состояние опьянения еще не подтверждено, но и не опровергнуто. Можно ли садиться за руль? Де-юре водитель отстранен от управления на время проверки. Куда девать его машину, оставлять у больницы? Для задержания необходим протокол, но его до получения акта освидетельствования нет. Еще одна проблема: некоторые современные синтетические наркотики не определяются даже химическими лабораториями: технологии, используемые изготовителями наркотических веществ, к сожалению, не стоят на месте. Некоторые водители после употребления наркотиков намеренно отказываются от проверок, прекрасно понимая, что лишаться прав и подвергнутся штрафу в 30 тыс. руб. по решению суда. Ведь таким образом они избегают ответственности по ст. 6.9 КоАП (за употребление наркотиков может быть применен административный арест), а также постановки на учет в наркодиспансер. Иногда нарушители поступают еще хитрее: употребляют алкоголь, «маскируя» наркотическое опьянение, и избегая более строгой ответственности. Кстати, для иностранных граждан в качестве санкции предусмотрено выдворение из страны.

Отдельный блок проблем касается веществ, входящих в состав лекарственных препаратов. Даже если врач и обнаружил повышенную, опасную для вождения концентрацию проперата в организме, то признать водителя пьяным нельзя —запрещено законодательством. Только в столице ежегодно выявляется сотни таких случаев. Чаще всего у граждан в организме обнаруживают седативный препарат фенобарбитал, но иногда встречаются водители и с передозировкой димедрола.

Инспектор помогает врачам


Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Российская Госавтоинспекция уже предложила способы исключения вождения в состоянии наркотического опьянения. В июне 2019 года были подготовлены поправки в правила освидетельствования, смысл которых сводится к следующему: при подозрениях, что водитель находится под влиянием наркотических веществ (зарубежный аналог термина — DUI, driving under influence), инспектор проводит проверку с помощью специального кассетного экспресс-теста. В качестве биоматериала используется слюна, которая вступает в реакцию с химреактивами, позволяя оперативно выявить несколько видов наркотиков (опиатов, героина, кокаина, марихуаны и т. д.). Подобные тесты много лет применяются в Европе. В Англии, к примеру, водителю даже не надо выходить из машины: он высовывает язык, а полицейский специальным инструментом соскабливает слюну, которая потом отправляется в тестер. Результат готов через несколько минут.

Когда аналогичные приборы начнут применять в России, то их показания будут законным основанием для направления водителя уже на полноценное медицинское освидетельствование. «Это позволит минимизировать субъективный подход сотрудников полиции в оценке состояния водителей, что будет способствовать снижению числа конфликтных ситуаций, а также исключить необоснованные процедуры освидетельствования», — поясняет заместитель начальника российской Госавтоинспекции полковник полиции Александр Быков. Необходимый проект постановления правительства уже прошел общественное обсуждение и сейчас согласовывается с Минздравом. Нацпроектом «Безопасные и качественные автодороги» предусмотрена закупка 4 млн. подобных одноразовых тестов до 2024 года.

Что касается лекарств, то Госавтоинспекция предложила изменить текст статьи 12.8 КоАП РФ таким образом, чтобы к ответственности можно было привлекать и за употребление лекарств, говорит полковник Александр Быков. Конкретных документов на этот счет пока нет: вопрос этот прорабатывается также с Минздравом.

Системные реформы


Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Наркотическое и психотропное опьянение гораздо сложнее по своей природе, чем алкогольное, так как существует большое количество веществ, по-разному воздействующих на организм человека, говорит первый зампред комитета по госстроительству Вячеслав Лысаков. «В результате, с одной стороны, возникает риск ложной диагностики, а с другой, невозможность выявить действительно опасного водителя, — говорит он. — Нужно разрабатывать новую систему дифференцированного наказания в зависимости от вида веществ и его концентрации в организме». Немногие знают, например, что простая булочка или рулет с маком могут дать «след», который зафиксируют приборы. В результате водитель рискует остаться без прав, хотя к наркотикам никогда не притрагивался: законодательный пробел создает пространство для злоупотреблений, говорит депутат. «Дифференцированный подход должен применяться и в случае применения лекарственных препаратов, — продолжает Вячеслав Лысаков. — Например, человек мог принять лекарство, в инструкции к которому сказано о запрете садиться за руль. Инструкцию он, конечно, проигнорировал, то наказывать такого водителя, как наркомана — лишением прав, было бы слишком жестко. Штрафа было бы достаточно. Но если концентрация слишком высокая, то это может свидетельствовать о том, что препарат принимался специально, чтобы получить одурманиващий эффект. Здесь уже стоит задуматься уже о серьезном наказании».

«Сегодня врач или фельдшер, обнаружив любой лекарственный препарат в организме человека в дозах, превышающих терапевтические, может расценить это, как токсическое опьянение, — говорит психиатр-нарколог Александр Ковтун. — И будет, по сути, прав, ведь почти любое лекарство при передозировке может дать эффект опьянения с замедленной реакцией и шаткой походкой, что крайне опасно для вождения»

Еще одна серьезная проблема, говорит Ковтун – отсутствие доступа медицинских лабораторий к эталонам наркотических средств. «Они необходимы для калибровки оборудования, на котором исследуется биоматериал, — поясняет эксперт. — Без него оборудование в разных лабораториях показывает разный результат: один наркотики обнаружит, другой нет. Это провоцирует споры, в том числе в судах. Эталоны в России не производятся, а ввести их из-за границы крайне сложно». Во многих медицинских кабинетах не хватает приборов для проведения экспресс-тестов на наркотики, отмечает Александр Ковтун: они стоят по 200–400 тыс. руб., не все регионы могут закупить их в достаточном количестве. В результате для проведения тестов биоматериал приходится перевозить далеко и не редко — в ненадлежащих условиях. В Московской области, например, всего две лаборатории, где делают подтверждающий анализ, рассказывает Ковтун. Нацпроектом, кстати, уже запланирована закупка для больниц 200 хроматографов разных типов, пояснили в пресс-службе Минздрава — приборов для выявления наркотических средств, психотропных и иных веществ. «Объем финансирования, необходимый для реализации комплекса мероприятий, и его источники уточняются с Минэкономразвития и Минфином», — сообщили в министерства.

Необходимо отметить, что особенности современного течения наркологических расстройств характеризуются скрытностью. Таким образом, если у лица нет явных признаков характерных заболеваний, обнаружить которые возможно только путем лабораторных исследований, не исключается возможность получения им медицинского заключения.

Зачастую такие лица, не излечившись полностью от алкогольной либо наркотической зависимости, после окончания срока лишения права управления транспортными средствами получают медицинские заключения об отсутствии у них медицинских противопоказаний к управлению транспортными средствами и продолжают водительскую деятельность, представляя повышенную общественную опасность. Подобные ситуации могут возникать при получении водительских удостоверений кандидатами в водители транспортных средств.

Проектируемыми изменениями предусматривается обязательное исследование биологических сред организма человека при проведении медицинского освидетельствования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств). Соответствующие поправки в приказ Минздрава согласованы с МВД России.

В целом, отмечает Вячеслав Лысаков, процесс исключения допуска на дороги граждан, употребляющих наркотики – крайне сложен и многогранен: он начинается от рекламы здорового образа жизни и заканчивается жестким фармакологическим и медицинским контролем за тем, что и когда употребляют граждане. Подчеркнем, что проблема вождение в состоянии наркотического опьянения возникают не сами по себе, а тесно связаны с высоким уровнем потребления наркотиков населением. По данным Верховного суда, в 2018 году суды рассмотрели более 90 тыс. дел по ст. 6.9 КоАП за потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача — это больше на 7%, чем в 2017 году. 231 тыс. человек, по данным Росстата, состояли на учете в наркологических диспансерах в 2017 году. В 2018 году, по данным Минздрава, с диагнозом «наркомания» за амбулаторной помощью обратилось 250,6 тыс. пациентов.

Материал подготовлен в рамках реализации федерального проекта «Безопасность дорожного движения» национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги».

Рекомендуем

наглядно

Профиль пользователя