Коротко

Новости

Подробно

Фото: Kamil Zihnioglu / AP

Убийство в парижской префектуре ранило чувства французов

Вину за преступление пытаются возложить на правительство

от

Произошедший в четверг трагический инцидент в префектуре Парижа, когда в течение семи минут исламский террорист в полицейской форме убил четырех человек, нанес тяжелый удар по правительству. Обнаружилось, что в течение 16 лет в полиции и шести — в контрразведке работал человек, который симпатизировал исламизму и не был вовремя разоблачен. Оппозиция требует отставки министра внутренних дел Кристофа Кастанера, обвиняя его в преступной халатности. Едва ли он заслужил эти обвинения, считает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.


На пресс-конференции, которую провел вчера прокурор антитеррористической прокуратуры Парижа Жан-Франсуа Рикар, был поминутно расписан день 45-летнего сотрудника префектуры, «образцового работника», ставшего после преступления врагом нации.

Специалист по компьютерам Микаэль Арпон прибыл на работу в 8:58 по местному времени, в обеденный перерыв в 12:18 вышел из здания, зашел в соседний хозяйственный магазинчик и купил там кухонный нож с 20-сантиметровым лезвием и короткий нож для устриц. Вернувшись в префектуру, он в 12:53 набросился на двух человек, работавших с ним в одном кабинете, в том числе на 50-летнего майора полиции, убив их ударами ножа в шею. Затем выбежал в коридор, где зарезал работника префектуры, и побежал вниз по лестнице, убив по пути женщину в полицейской форме. Свою последнюю, пятую жертву он встретил внизу у лифта, тяжело ранив в шею служащего префектуры. С ножом он выскочил во двор, где молодой полицейский, 24-летний стажер, не проработавший и недели, направил на него оружие и потребовал сдаться. Убийца бросился на него и получил две пули. В 13 часов террорист умер.

За семь минут нелюдимый очкарик-компьютерщик, страдавший 70-процентной потерей слуха, сумел убить четырех человек, пока не был застрелен сам. Ничего подобного никогда не происходило во французской полиции. Но не в меньшей степени общественное мнение поразили попытки принизить значение происшествия и скрыть его мотивы. Именно так, по мнению оппозиции, поступил министр внутренних дел Кристоф Кастанер, сразу же заявивший во всеуслышание, что убийца «никогда не проявлял аномального поведения» и что «не вызывал ни малейшего признака тревоги». В течение двух дней поддерживалась версия эмоционального срыва.

«Человеческая драма, никак не связанная с нашей профессией, которая могла бы произойти на любом предприятии»,— говорил журналистам Ив Лефебр, генеральный секретарь профсоюза полиции Unite SGP Police FO.



Но вечером 4 октября делом занялась специальная антитеррористическая прокуратура. В течение нескольких часов были найдены доказательства того, что 45-летний Микаэль Арпон был исламским радикалом, не так уж тщательно скрывавшим свои убеждения. Обнаружилось, что уроженец города Фор-де-Франса на французском острове Мартиника обратился к исламу не 18 месяцев назад, как сначала говорилось, а еще в 2008 году, что он имел в 2015 году контакты с проповедником, принадлежавшим к «Братьям-мусульманам», а в тот момент, когда братья Куаши расстреляли журналистов Charlie Hebdo, он высказывался, что может понять действия убийц. Более того, за три недели до своего преступления он перестал здороваться за руку с женщинами. Всякие сомнения исчезли, когда в телефоне его арестованной жены было найдено 33 сообщения, которыми супруги обменивались непосредственно перед терактом, в том числе его рассказ о том, что он купил оружие, и ее ответ: «Только Бог тебе судья, Аллах акбар».

Эти сообщения не только прояснили его замысел, но и представили жену, рассказывавшую до этого о психологических проблемах мужа, в качестве сообщника.

Телефоном следователи завладели недавно. Но СМИ задают вопросы: если многое лежало настолько на поверхности, почему об этом не знали раньше, почему не подняли тревогу, заметив изменения в поведении сотрудника префектуры, и почему, наконец, Микаэль Арпон получил допуск к сведениям, содержащим государственную тайну. С 2013 года он работал внутри самой секретной из служб парижской полиции — контрразведки DPPR (Direction du Renseignement de la Prefecture de Police).

Хотя он имел допуск к государственной тайне не самого высокого уровня, однако по своей должности работал с секретными документами. Он мог получить списки подозреваемых в терроризме и узнать имена следящих за ними агентов. В функции его подразделения входил контроль за иностранцами, радикалами правого и левого толка.

Вопрос уже не в том, мог ли он воспользоваться секретными данными, чтобы передать их исламистскому подполью во Франции или за ее пределами, а в том, сделал ли он это.

Именно это должна сейчас установить комиссия МВД, о создании которой объявило правительство. Она ответит и на вопрос, как работает служба внутренней безопасности префектуры в смысле контроля за воззрениями сотрудников и в смысле их физического контроля. Чтобы скрыть упущения этой службы и появилась в первый день опровергнутая теперь версия о керамическом ноже. На самом деле Микаэль Арпон пронес металлический нож через служебный вход, в то время как через сканеры и рамки пропускали, как полагается, обычных посетителей.

Оппозиция требует отставки Кристофа Кастанера. Одни обвиняют его в некомпетентности, другие, как лидер партии «Вставай, Франция» Николя Дюпон-Эньян,— во лжи. Министр МВД и вправду представил себя не в лучшем свете, обнародовав предоставленные ему данные, которые в течение суток были опровергнуты следствием. Республиканцы Кристиан Жакоб и Эрик Сиоти уже заявили, что во вторник потребуют создания парламентской комиссии по расследованию недостатков работы полиции и правительства. Другой вопрос, действительно ли Кристоф Кастанер ответственен за сотрудника, поступившего на службу во времена президентства Жака Ширака и принятого в контрразведку при президенте Франсуа Олланде. В полиции, администрации, в армии служат тысячи приверженцев ислама, которого во Франции придерживается 14% населения. Они не могут стать объектом подозрений и дискриминации только из-за выбранной ими религии, отчасти это именно то, чего добиваются исламисты. Странности поведения Микаэля Арпона могли списывать на его инвалидность и глухоту, эти личные проблемы дополнительно защищали его от санкций начальства.

Премьер-министр Эдуар Филипп заявил, что «полностью доверяет Кристофу Кастанеру», и значит, речь об отставке главы МВД пока не идет.

Комментарии
Профиль пользователя