Такие люди — и без охраны

Почему было нетрудно взорвать здание УФСБ Ингушетии

теракт


Вчера террорист-смертник на заминированном грузовике взорвал только что построенное здание ингушского управления ФСБ в Магасе. Погибли как минимум двое чекистов и еще несколько десятков получили ранения. В Ингушетии готовились все громкие теракты, происшедшие в этом году в Москве, Чечне и Северной Осетии. На этот раз боевики решили далеко не ездить. С подробностями — СЕРГЕЙ Ъ-ДЮПИН.
       "Я услышал грохот взрыва и сразу вслед за ним — глухой удар в окно, от которого вдребезги разлетелись стекла и треснула рама,— рассказал Ъ служащий администрации президента Ингушетии.— Я подбежал к пустому проему, выглянул на улицу — на асфальте прямо под моим окном лежит искореженное дымящееся колесо от грузовика. Никогда бы не подумал, что взрыв может быть такой силы — ведь наше здание расположено метрах в двухстах от эфэсбэшного".
       Вчера около полудня перед главным офисом ингушских чекистов притормозил тентовый грузовик ГАЗ-53. Трехэтажное здание республиканского УФСБ, как объяснили его сотрудники, было достроено всего полтора месяца назад. На открытии директор ФСБ Патрушев призвал чекистов к бдительности, обратив их внимание на "возможность использования автотранспорта и смертников для совершения терактов".
       Сдать-то здание сдали, но оборудовать толком еще не успели — дом стоял на голом пустыре, огражденном хлипким металлическим заборчиком. Не успели построить и КПП при въезде — вместо него в заборный проем установили металлическую трубу на шарнире, выполнявшую функцию ручного шлагбаума, и бросили пару железобетонных блоков. Обычно въезд охранял БТР с вооруженными бойцами на борту, но еще позавчера вечером бронетранспортер сломался, и его пришлось оттащить на внутренний двор. Охранники, видимо, решили, что, раз техника сломалась, значит, и им на воротах делать нечего — закрепили шлагбаум в открытом положении и куда-то ушли.
       На ГАЗ-53 с чеченскими номерами, въезжающий на территорию двора, никто не обратил внимания — с тех пор как чекисты переехали в новый офис, грузовики с досками, цементом, мебелью, документацией сновали через проходную по нескольку раз на дню. На прошлой неделе в управление завезли телефоны, принтеры и факсы, а вчера как раз должны были доставить компьютеры. Миновав шлагбаум, грузовик проехал через весь двор и остановился, едва не ткнувшись радиатором в угол фасада. Затем раздался взрыв.
       Он был настолько мощным, что ГАЗ-53 в прямом смысле разлетелся на запчасти. Куски металла посекли окна в президентском дворце, офисах правительства, парламента, налоговой инспекции и республиканского казначейства, расположенных в 200-метровой зоне. Полтора десятка легковушек, припаркованных возле здания ингушских чекистов, превратились в груду металлолома.
       Само здание УФСБ чудом выдержало удар — в нем не осталось ни одной целой рамы, двери или перегородки, взрывом сорвало крышу вместе с чердачной обрешеткой, но капитальные стены и перекрытия все же не сложились. Чекистов, как говорят местные взрывотехники, спасло то обстоятельство, что грузовик взорвался метрах в пяти от угла фасада, а не подъехал к зданию вплотную. Если бы взрыв произошел непосредственно у стены, здание сложилось бы подобно карточному домику.
       Но без жертв не обошлось. Врачи республиканской клинической больницы, в которую доставляли раненых, успели зарегистрировать погибших сотрудников УФСБ Сергея Новикова и еще одного чекиста по фамилии Тищенко. Оба офицера в момент взрыва сидели во дворе в своих автомобилях. Через несколько минут в судебный морг приехали коллеги погибших и отобрали у патологоанатомов регистрационный журнал, заявив, что фамилии не подлежат разглашению. Не разглашают чекисты и данные о раненых — по разным данным, их оказалось от двух до четырех десятков. Известно лишь, что среди пострадавших оказался замначальника УФСБ соседней Чечни Михаил Сафонов, откомандированный в Ингушетию для совместного расследования терактов, совершенных ранее на Северном Кавказе. Чекисты сообщили о том, что офицер тяжело ранен, после того как некоторые СМИ "похоронили" перенесшего клиническую смерть полковника Сафонова.
       Следователи полагают, что в грузовике находилось около 300 кг тротила. "Точно установить состав взрывчатки мы пока не можем,— объяснил Ъ один из участников расследования.— Но характерный запах и цвет оставшейся на грунте копоти позволяет предположить, что использовалась штатная взрывчатка". Точно установлено, что за рулем грузовика сидел террорист-одиночка. От него осталось только два обожженных пальца левой ноги.
       Прокуратура пока не назвала версий теракта. Между тем некоторые предположения уже появились. Представитель Ингушетии в Совете федерации РФ Иса Костоев считает, что теракт "совершен под выборы в Чечне", которые хотят сорвать террористы, нагнетая обстановку в соседних республиках, где проживают беженцы, то есть потенциальный электорат.
       В свою очередь, глава Чечни Ахмат Кадыров считает, что взрыв — "следствие ослабления борьбы с терроризмом" в приграничных с Чечней регионах: силовые структуры знали о присутствии в Ингушетии бандитов, но "чувствительные меры против них в течение последних четырех лет не принимались". Действительно, большинство крупных терактов, совершенных за последний год в Москве, Северной Осетии и Чечне, имеют "ингушский след". Например, грузовики с взрывчаткой, сработавшей у здания правительства Чечни в Грозном, администрации Надтеречного района, а также у военного госпиталя в Моздоке, приобретались и заряжались тротилом и селитрой не в Чечне, а в Ингушетии. Из Ингушетии прилетели в Москву и террористки-смертницы, подорвавшие себя на фестивале "Крылья". Непосредственной организацией взрывов занимался верховный имам ваххабитов Ингушетии и Кабардино-Балкарии Магомед Кодзоев, недавно арестованный в КБР. Именно его арест позволил раскрыть целое террористическое подполье, действовавшее на Северном Кавказе. В ФСБ его даже назвали вторым фронтом, открытым чеченскими террористами.
       При этом крупных терактов в самой Ингушетии боевики не совершали, используя республику в качестве своеобразной базы: здесь они относительно спокойно могли готовить новые диверсии, вербовать людей в лагерях беженцев и просто отдыхать после боев. Но в конце прошлой недели боевики, видимо, воспользовавшись беспечностью местных силовиков, изменили своим правилам. Своеобразным предупреждением ингушским властям стала мощная бомба, которую обезвредили возле резиденции президента республики Мурата Зязикова. В тот же день в Ингушетии были приняты повышенные меры безопасности "в связи с резким обострением криминогенной обстановки", однако предотвратить новый теракт они не помогли.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...