Коротко

Новости

Подробно

Фото: Council of Europe/ Candice Imbert / Flickr

Россию понял только сербский радикал

На дебатах в ПАСЕ о митингах оппозиции Москву осудили практически все

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

В четверг в Парламентской ассамблее Совета Европы прошли дебаты, посвященные летним протестам в Москве. Резолюция по их итогам не составлялась, однако сам факт такой дискуссии вызвал серьезное недовольство российской стороны. Парламентарии из других стран обвиняли Москву в нарушении демократических стандартов, некоторые даже сожалели о возвращении российской делегации в Страсбург. Правомерными действия российской полиции счел лишь зампред Сербской радикальной партии Александр Шешель.


Осенняя сессия Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) закончилась для России хуже, чем начиналась. Если ее открытие запомнилось созданием группы Baltic+ (три Прибалтийские страны, а также Грузия и Украина), осудившей Совет Европы за возвращение права голоса российской делегации (см. “Ъ” от 2 октября), то вчера против России выступили даже те, кто голосовал за ее возвращение в Страсбург.

В программу четверга, предпоследнего дня осенней сессии, были включены дебаты на тему «Нарушения демократических прав и подавление мирных протестов в Российской Федерации на фоне выборов в Мосгордуму». Напомним, что летом текущего года в Москве прошел целый ряд санкционированных и несанкционированных митингов из-за несправедливых, по мнению оппозиционеров, отказов в регистрации ряду кандидатов.

Ближе к сентябрю повестка несколько изменилась: протестующие стали требовать отпустить арестованных на предыдущих акциях. Самой крупной стала акция 10 августа на проспекте Сахарова — на нее, по данным организаторов, пришли около 50 тыс. человек.

По итогам «дебатов по текущему вопросу» резолюция не составлялась — все ограничилось обменом мнениями. Однако значение дискуссии придавалось большое.

О московских протестах в своей речи упомянул президент Франции Эмманюэль Макрон, выступавший в ПАСЕ 1 октября. «Подавление манифестаций в России вызвало многочисленные сомнения в легитимности действий»,— сказал он.

В ответ представители России напомнили о достаточно жестких разгонах акций «желтых жилетов» в Париже и отметили, что обсуждение этого вопроса в ПАСЕ — вмешательство в дела России. «Почему они "желтые жилеты" в Париже не рассматривают? Это опять обособленное, предвзятое отношение к России русофобского меньшинства, которое все время пытается подбросить дрова в уже потухший костер»,— прокомментировала идею дебатов спикер Совета федерации РФ Валентина Матвиенко. Госпожа Матвиенко добавила, что у российской делегации «есть аргументы для ответа, серьезные материалы, история вопроса».

На самом деле необходимость в материалах российской делегации по ходу дискуссии так и не возникла: разговор носил весьма общий и эмоциональный характер, а свою позицию каждый из докладчиков сформировал заранее.

Первым слово взял словацкий депутат Мартин Полячик. Указав, что он голосовал против возвращения российской делегации в ПАСЕ, он сказал, что Россия «так и не выполнила домашнее задание», то есть рекомендации 12 резолюций, принятых в отношении нее за последние семь лет, и «не показала доброй воли» даже после восстановления мандата.

Кроме того, он ответил на обвинения в двойных стандартах, о которых Валентина Матвиенко говорила еще до дебатов.

«Это не двойные стандарты,— сказал господин Полячик.— Когда речь идет о демократии, правах человека, есть только один стандарт. Он задан Европейской конвенцией о правах человека».



«Как сказал президент Макрон, мы верим в европейскую Россию. Но возобновление этого диалога невозможно без выполнения обязательств»,— продолжил ту же мысль французский депутат Бертран Буи. Он сослался на доклад о ситуации в России, который ПАСЕ составляла еще в 2012 году, и выразил мнение о том, что положение ухудшилось.

Когда же дело дошло до выступления первого российского депутата Петра Толстого, в зале заседания раздались крики. На английском языке с сильным акцентом человек, которого так и не показали в кадре, осуждал одновременно Россию и ПАСЕ за то, что она восстановила право голоса для делегации из Москвы.

«Видите, что у вас происходит в колыбели демократии»,— возмутился Петр Толстой.



Когда нарушителя спокойствия вывели, он прокомментировал прозвучавшие обвинения. «Мы здесь не для того, чтобы делать домашнее задание,— сказал господин Толстой.— А для того, чтобы предоставить факты, о которых вы не говорите. Решение об отказе в регистрации было принято по 50 из 400 кандидатов, в силу того что они не соблюли российское законодательство, 39 из них, чьи имена здесь звучали, представили фальшивые подписи, подписи умерших людей. И это было установлено избирательными комиссиями».

Господин Толстой также обратил внимание, что зал был практически пуст. «Мы понимаем, что данная тематика является искусственной»,— объяснил он отсутствие интереса к дебатам.

Говоря о разгоне митингов, господин Толстой отметил, что «в России не применяют спецсредства в отношении демонстрантов как во многих других странах Европы, не стреляют резиновыми пулями», а потому «нет раненых и тем более убитых».

Первый зампред комитета Совета федерации по международным делам Сергей Кисляк комментировал не протесты, а их причину: недопуск кандидатов на выборы. «В Москве был самый низкий процент отбракованных документов (для выдвижения на выборы.— “Ъ”) по стране,— заявил он.— Но в стране есть общее понимание, что закон о правилах проведения выборов равноприменим ко всем кандидатам».

Однако единомышленников по этому вопросу российским парламентариям найти практически не удалось: на протяжении всего часа выступающие или критиковали Москву, или просто уводили разговор в сторону.

Например, турецкий депутат от прокурдской Партии демократии народов Хишияр Озсой сообщил: «То, что происходит в России, неуникально», бросившись критиковать турецкие власти за смещение 94 курдских мэров.

Единственным, кто выступил в поддержку российских властей, был Александр Шешель — депутат сербского парламента и сын известного политика и командира времен войны в Югославии Воислава Шешеля. «Протесты были не мирными, а насильственными,— заявил господин Шешель на русском языке.— Полиция отвечала в соответствии с законом. Хочу спросить: когда будут обсуждать права французских граждан? Агрессивное меньшинство, финансируемое из-за рубежа, протестует в Москве. А во Франции протестовала вся страна».

Впрочем, ни к какому выводу дискуссия так и не пришла: как только последний докладчик закончил говорить, модератор объявила тему нового обсуждения: «Акушерское и гинекологическое насилие».

Кирилл Кривошеев


Комментарии
Профиль пользователя