Коротко

Новости

Подробно

Фото: Кадр из видеообращения Светланы Прокофьевой

«Можно выдумать уголовное дело из любого острого текста»

Обвиненная в «оправдании терроризма» журналистка заявила о «мести силовиков»

от

Псковская журналистка Светлана Прокопьева, обвиненная в публичном оправдании терроризма из-за колонки о взрыве архангельского отдела ФСБ, опубликовала открытое письмо о своем уголовном деле. Она утверждает, что «не оправдывала терроризм», а «анализировала причины теракта». Дело против нее она называет «местью силовиков» и «попыткой подавить свободу слова». Совет Европы просил уполномоченного по правам человека в РФ Татьяну Москалькову «внимательно изучить» дело против журналистки. Ранее как минимум двое россиян были приговорены к лишению свободы за высказывания о взрыве в отделе ФСБ.


Взрыв на проходной Архангельского УФСБ произошел 31 октября 2018 года: самодельную бомбу подорвал 17-летний Михаил Жлобицкий. Трое сотрудников спецслужбы получили ранения, сам юноша погиб. Позже стало известно, что перед смертью он опубликовал в Telegram-чате анархистов объяснение своему поступку — взрывом он решил выразить протест против «фабрикации дел и пыток людей». Следствие возбудило уголовное дело по ст. 205 УК РФ («Террористический акт») и ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконное хранение, ношение, приобретение взрывчатых веществ»).

Взрыв в приемной ФСБ вызвал широкий общественный резонанс и стал одной из главных тем в СМИ. 8 ноября 2018 года журналистка Светлана Прокопьева на радио «Эхо Москвы в Пскове» зачитала колонку о поступке Михаила Жлобицкого.

Госпожа Прокопьева высказала мнение, что взрыв демонстрирует отсутствие в России «условий для политического активизма», а «юный гражданин, который видел от власти только запреты и наказания, не мог и придумать другого способа коммуникации».

Позже Роскомнадзор усмотрел в ее выступлении признаки «оправдания терроризма», вынес предупреждение радиостанции, а также «Псковской ленте новостей», которая опубликовала текст программы. Позже «Эхо Москвы в Пскове» оштрафовали на 150 тыс. руб., а «Псковскую ленту новостей» — на 200 тыс. руб. 6 февраля 2019 года к журналистке пришли с обыском, 4 июля Светлану Прокопьеву внесли в список экстремистов и террористов Росфинмониторинга, ее счета заблокировали. 20 сентября журналистке предъявили обвинение в публичном оправдании терроризма (ч. 2 ст. 205.2 УК, наказание — штраф до миллиона рублей или лишение свободы на срок до семи лет). 1 октября 2019 года Светлана Прокопьева выступила с открытым письмом о своем деле. «Я не признаю вину и считаю свое уголовное дело банальной местью обиженных силовиков,— заявила она.— В том тексте я возложила на них самих ответственность за архангельский взрыв. Я написала о том, что репрессивное государство дождалось ответной реакции. Что жестокая правоохранительная политика ожесточает граждан. Что заблокированные законные пути выталкивают энергию протеста вот в такое общественно опасное русло».

В своем письме она приводит цитаты из колонки, которая стала поводом для уголовного дела: «Многолетнее ограничение политических и гражданских свобод создало в России не просто несвободное, а репрессивное государство. Государство, с которым небезопасно и страшно иметь дело». «На мой взгляд, этим уголовным делом государство лишь подтвердило мои тезисы,— считает Светлана Прокопьева.— Я не оправдывала терроризм. Я анализировала причины теракта. Я пыталась понять, почему молодой парень, которому жить и жить, решился на преступление-самоубийство. Возможно, я ошиблась в реконструкции его мотивов — и хорошо, если ошиблась! — но никто этого не доказал. Обвинение вместо обсуждения — это, знаете ли, довольно примитивная и грубая позиция».

Светлана Прокопьева называет уголовное дело «кулаком в лицо каждому журналисту нашей страны».

«Нельзя заранее знать, какие именно слова, в каком порядке расставленные, заденут очередного облеченного властью силовика. Они назвали преступлением высказанное мнение,— пишет Светлана Прокопьева.— По такому же принципу можно выдумать уголовное дело из любого более или менее острого текста. Мое уголовное дело — это убийство свободы слова. Имея перед глазами мой пример, десятки и сотни других журналистов не решатся вовремя сказать правду». Текст письма разместили около 20 российских СМИ.

Как ранее сообщал “Ъ”, комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович обратилась к уполномоченному по правам человека в России Татьяне Москальковой с просьбой внимательно изучить дело журналистки Светланы Прокопьевой. Как отметила госпожа Миятович, уголовное преследование госпожи Прокопьевой оказывает воздействие на СМИ и журналистов России, ограничивая их в свободном информировании общественности по вопросам, представляющим публичный интерес, и затрагивая право людей на получение такой информации.

По словам комиссара Совета Европы по правам человека, привлечение к уголовной ответственности журналистки за ее высказывания, не содержащие элементов насилия и не подстрекающие других к терроризму, несовместимо со стандартами прав человека в области свободы выражения мнений.

По данным главы международной правозащитной группы «Агора» Павла Чикова, в рамках дела Жлобицкого было проведено около сотни обысков. После них было заведено несколько уголовных дел, поводом для которых стали подозрения в знакомстве с архангельским взрывником либо просто высказывания в соцсетях о его поступке.

Так, 2 ноября 2018 года был задержан и позднее арестован 15-летний московский школьник Кирилл Кузьминкин — он до сих пор содержится в СИЗО. Следственный комитет России (СКР) заявлял, что подросток якобы общался в соцсетях с Михаилом Жлобицким. Первоначально Кириллу Кузьминкину предъявили обвинение по ч. 3 ст. 222.1 УК РФ («Незаконное приобретение взрывчатых веществ или взрывных устройств» в составе группы лиц) и ч. 3 ст. 223.1 УК РФ («Незаконное изготовление взрывчатых веществ» в составе группы лиц). В середине апреля следствие смягчило обвинение, заявив, что школьник действовал в одиночку. Однако в конце сентября 2019 года неназванный источник сообщил ТАСС, что следствие готовится ужесточить обвинение и предъявить подростку «приготовление к совершению теракта». В свою очередь, защита и родственники школьника назвали действия следствия «шантажом, с целью добиться признательных показаний».

20 ноября 2018 года полиция провела обыск у 52-летней активистки КПРФ Надежды Ромасенко из Вытегры (Вологодская область). Оперативники заявили, что в полицию якобы поступило анонимное письмо о том, что госпожа Ромасенко на своей странице в соцсети одобрила теракт в Архангельске, и продемонстрировали ей скриншот перепоста последнего сообщения Михаила Жлобицкого с комментарием о том, что он «молодец». В беседе с «Радио Свобода» женщина рассказала, что действительно писала такой комментарий в одной из групп — но при этом не делала никакого перепоста. Женщина признала, что написала «глупость на эмоциях», и заявила, что осуждает терроризм. Тем не менее на нее завели уголовное дело за «оправдание терроризма». Информации о ходе расследования у нее нет — женщина не может позволить себе помощь адвоката.

В конце декабря 2018 года петербуржца Павла Зломнова выпустили под подписку о невыезде по делу о незаконном обороте оружия — и сразу же задержали по обвинению в оправдании терроризма. Как сообщала «Медиазона», следствие утверждает, что господин Зломнов, находясь в СИЗО, прочитал своим сокамерникам стихотворение, в котором назвал Михаила Жлобицкого «настоящим героем народным». Господин Зломнов утверждает, что не читал такого стихотворения, а свидетелями по делу выступили заключенные, сотрудничающие с администрацией СИЗО. Отметим, что против его брата, адвоката Михаила Зломного, было возбуждено уголовное дело об оскорблении следователя ФСБ (ст. 319 УК) — сам адвокат называет его сфабрикованным.

14 марта 2019 года Московский окружной военный суд на выездном заседании в Калининграде оштрафовал 24-летнего анархиста Вячеслава Лукичева на 300 тыс. руб. за «оправдание терроризма» (ч. 2 ст. 205.2 УК). До этого молодой человек провел два месяца в СИЗО. На суде он признал, что опубликовал в Telegram-канале «Прометей» чужой текст с рассуждениями о взрыве в приемной ФСБ. Неизвестный автор текста называет Михаила Жлобицкого героем, но при этом говорит, что кроме терроризма есть и другие варианты политической борьбы, например волонтерская работа и пропаганда анархистских идей. На суде господин Лукичев пояснил, что разместил пост именно для «профилактики совершения таких террористических действий».

20 марта 2019 года полиция провела обыски у 27-летней Екатерины Мурановой из карельского города Медвежьегорск. Она была знакома с Михаилом Жлобицким и после его смерти написала в соцсети пост, где сравнила его со «славными героями XIX века, что столь же самоотверженно отдавали свои жизни борьбе». Также она оставила под чужой записью о поступке Михаила Жлобицкого комментарий, где назвала его героем. Женщину обвинили в оправдании терроризма (ч. 2 ст. 205.2 УК), внесли в перечень террористов и экстремистов Росфинмониторинга и заблокировали ее банковские счета. В интервью «Радио Свобода» она жаловалась, что не может устроиться на работу, а из-за блокировки счетов не может даже купить лекарств больному ребенку. Дата суда по ее делу неизвестна.

25 июня 2019 года СКР завел уголовное дело против 59-летней жительницы Челябинска из-за комментария, в котором якобы оправдывались действия Михаила Жлобицкого. По словам собеседника URA.RU, меры пресечения к женщине не применялись, а сама она признала вину и раскаялась. По данным Znak, подозреваемая находится под подпиской о невыезде.

24 июля 2019 года сотрудники ФСБ задержали жителя поселка Шушенское Красноярского края, который в одной из социальных сетей написал пост про Михаила Жлобицкого. Как сообщали Trk7.ru, задержанный якобы создал аккаунт с «именем известного террориста», на странице которого и разместил историю о взрыве в ФСБ. По данным Krasnoyarskmedia, на задержанного завели дело по ч. 2 ст. 205.2 УК (оправдание терроризма). Издание добавило, что при обыске у мужчины нашли инструкцию по изготовлению «коктейля Молотова» и экстремистскую литературу. Ранее его якобы уже осудили за «экстремистские» записи в соцсетях. Другие подробности по этому делу неизвестны.

26 июля Самарский гарнизонный военный суд приговорил к году колонии 22-летнего жителя Тольятти Александра Довыденкова из-за твита о поступке Михаила Жлобицкого. В частности, господин Довыденков похвалил подрывника, добавив фразу: «ФСБ сосатб». Его адвокат Владимир Красиков сообщал «Медиазоне», что господин Довыденков признал вину, его дело рассматривали в особом порядке, без допроса свидетелей и исследования доказательств. Суд признал его виновным в публичных призывах к терроризму (ч. 2 ст. 205.2 УК).

В августе 2019 года житель Сочи Александр Соколов получил два с половиной года колонии общего режима за шесть текстовых комментариев в соцсети к новости о взрыве в приемной ФСБ. Подробности дела господина Соколова неизвестны, упоминается лишь, что лингвистическое исследование признало его высказывания «оправданием терроризма».

Александр Черных


Комментарии
Профиль пользователя