Коротко

Новости

Подробно

Фото: EPA / Vostock Photo

«Желтые жилеты» сильно полиняли

Но обещают великие потрясения в новом учебном году

от

Каникулы кончились, и «желтые жилеты» пытаются вновь собраться с силами, чтобы продолжить борьбу. Однако их вчерашние выступления выглядели почти провалом. Самое мощное протестное движение Франции 2018—2019 годов за восемь месяцев существования растеряло свое влияние, хотя и пытается не исчезнуть с улиц. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.


«Вы даже не представляете себе, что готовится,— пугает французов Максим Николь, один из сетевых лидеров «желтых жилетов». Нашедший в еженедельных протестах смысл жизни, он разместил в Facebook очередное видео, в котором утверждается, что движение живет и побеждает.

Около сотни «жилетов» отправились в эту субботу из Франции в соседнюю Швейцарию и устроили митинг на площади перед штаб-квартирой ООН в Женеве. На площади Наций они протестовали «против полицейского насилия» на фоне аллеи флагов и скульптуры художника Даниэля Берсе — громадного стула без одной ножки. Памятник жертвам противопехотных мин на этот раз выглядел символом движения, которое непрочно стоит на ногах. Как ни странно, именно выход к зданию ООН это подтвердил.

Площадь Наций в Женеве — нечто вроде швейцарского Гайд-парка, где регулярно выступают маргинальные борцы за справедливость со всего мира. В 2000-х городские власти даже модифицировали площадь, установив на ней систему декоративных фонтанов, способных быстро и необидно охладить любой протест. На этот раз выступать в сети оказалось проще, чем на улицах.

Лишь несколько сотен человек прошли в 42-ю субботу протестов по улицам Парижа, Бордо, Тулузы. Со времен ноябрьской мобилизации в 287 тыс. человек эти марши выглядели игрушкой.

Протесты «жилетов» против «полицейского насилия» свидетельствуют и о том, что демонстранты и погромщики часто получали отпор. Спор идет о пропорциональности ответа. По сведениям МВД Франции, к началу лета было зафиксировано 4245 пострадавших, но среди них 1797 составляли полицейские. При этом, как сообщил государственный секретарь при МВД Лоран Нуньес, Главная инспекция национальной полиции ведет 313 дел против полицейских, обвиняемых в превышении полномочий, и до конца года по результатам расследования обвиняемые окажутся в суде.

Со своей стороны, и многие «желтые жилеты», опьяненные в первые субботы массовостью и видимой безнаказанностью погромов, оказываются под судом. С момента их первых выступлений было осуждено 1954 человека, причем 762 из них были приговорены к тюремным срокам. Это не значит, что все они немедленно отправились за решетку. Такая мера была принята в 313 случаях, в 449 случаях она была заменена принудительными общественными работами, ношением электронного браслета и т.д. Еще 1755 человек, как сообщило в начале лета Министерство юстиции, ожидают процесса.

Кроме уголовного преследования «жилеты», занимавшиеся мародерством и уничтожавшие общественное имущество, приговариваются к весьма ощутимым штрафам. Дела во французских судах ведутся медленно, но часто завершаются не в пользу погромщиков. Самый свежий пример: три участника движения, которые уничтожили в декабре автоматические камеры слежения за скоростью, были приговорены в Монтобане не только к условным срокам, но и к возмещению ущерба в €29 тыс. Процессы происходят почти ежемесячно, французская пресса рассматривает каждый случай и иногда становится на сторону обвиняемых. Оправдательных приговоров тоже немало, но жесткость властей расхолаживает любителей протеста.

Возможно, конечно, что ветераны движения в эту субботу предпочли покупать детям карандаши и пеналы к понедельнику или сами готовились пойти учиться.

Возобновить активную деятельность они надеются в сентябре. Причем, как стало привычным, лидеры не могут сойтись в дате начала нового народного восстания. Одни, как Максим Николь, зовут на улицы 21 сентября, другие — 7 сентября, третьи заявляют, что нуждаются в покое и временно прекращают борьбу. Никакой самоорганизации и политизации движения, на что надеялись и крайне левые, и крайне правые, заигрывавшие с «жилетами», не произошло. Протестующие не смогли совместно выступить в мае на выборах в Европейский парламент, мало надежд и на то, что они соберутся для участия в предстоящих в марте муниципальных выборах.

Возобновятся ли шествия «желтых жилетов» в прежнем или хотя бы сравнимом объеме, зависит теперь не столько от них самих, сколько от тактики правительства. Именно неловкость, с которой оно прошлой осенью пыталось продавить повышение цен на горючее, стала катализатором протеста, а тот уже повлек за собой нарастание требований вплоть до отставки президента и реформы конституции. Маленькой и быстрой уступкой власти могли избежать тяжелого кризиса, восемь месяцев сотрясавшего страну.

Недовольство уровнем жизни и страх перед финансовой и политической нестабильностью никуда не делись. Движение «желтых жилетов» в своей основе, пока радикалы не превратили его в пугало, представляло весь спектр проблем, с которым сталкивалась французская демократия. Главным требованием протестующих была все та же «власть — народу», и это требование еще предстоит удовлетворить. Национальные референдумы не будут введены во Франции, но конституционная реформа, как надеется президент Эмманюэль Макрон, упростит громоздкую парламентскую систему, сделав ее более представительной, понятной и справедливой.

Похоже, правительство извлекло уроки из случившегося и теперь осторожно подходит к взрывоопасным реформам.

Ближайшая из них — изменение системы пенсионного обеспечения и повышения пенсионного возраста. Выступая перед французами в день закрытия G7 в Биаррице, президент Макрон специально остановился на этом, пообещав, что реформа будет проводиться без спешки и упор в ней будет сделан не на механическом изменении возраста выхода на пенсию, а на создании системы премиальных выплат, которые будут этому способствовать, оставляя право выбора за самими гражданами. Проект пенсионной реформы, который планировалось внести в парламент сразу по окончании летних отпусков, отложен на несколько месяцев.

Комментарии
Профиль пользователя