Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Полоса расселения

Третью ВПП Шереметьево вводят, не расселив близлежащие деревни

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Международный аэропорт Шереметьево (МАШ), который собирался уже 1 сентября ввести в эксплуатацию третью взлетно-посадочную полосу (ВПП), объявил о переносе пуска на более поздний срок. При этом, как выяснил “Ъ”, находящиеся на приаэродромной территории деревни Дубровки и Перепечино так и не расселены, хотя все процедуры, согласно проектной документации, должны были завершиться в 2018 году. Юристы отмечают, что при наличии рисков для имущества и жизни неограниченного круга лиц запуск ВПП может быть осуществлен только после устранения нарушений. Авиаэксперты подчеркивают, что запрет на ночные полеты в Шереметьево приведет к падению пассажиропотока аэропорта на 40%.


МАШ 30 августа объявил о том, что ввод в эксплуатацию ВПП-3, изначально намеченный на 1 сентября, переносится на более поздний срок, не уточняя причины переноса. При этом находящиеся на приаэродромной территории деревни Дубровки и Перепечино до сих пор не расселены, рассказали “Ъ” жители деревень. Снос жилых домов произведен только на территории, где непосредственно располагается третья ВПП, ближайшие к ней жилые дома в деревне Дубровки находятся на расстоянии 100 метров. По словам местных жителей, в обеих деревнях сегодня остается около 104 нерасселенных домов. Дубровки прилегают к восточной части третьей ВПП с юга, Перепечино расположено к северо-востоку от новой полосы.

Решение о строительстве третьей полосы МАШ принято в 2009 году. Действующие первая и вторая полосы аэропорта расположены слишком близко друг к другу, что делает практически невозможной их одновременную эксплуатацию. Третья полоса призвана увеличить возможности аэропорта по приему воздушных судов. Строительство третьей полосы обошлось в 55,7 млрд руб. без учета затрат на выкуп земель.

Во время внеплановой проверки в 2015 году Ростехнадзор установил многочисленные нарушения ФГУП «Администрация гражданских аэропортов и аэродромов» (ФГУП АГА(А), курирует аэродромную инфраструктуру российских аэропортов) как заказчика-застройщика строительства. В частности, по материалам арбитражных судов, ФГУП не проконтролировал выполнение работ по разборке зданий и сооружений в объеме, предусмотренном проектной документацией. В письме губернатора Подмосковья Андрея Воробьева от ноября 2013 года Максиму Соколову, возглавлявшему тогда Минтранс, говорится, что, по оценке ФГУП АГА(А), изъятию подлежит имущество на 1,72 млрд руб.

К действиям госорганов по расселению были и другие претензии. Так, в письме Московской межрегиональной транспортной прокуратуры (ММТП) инициативной группе жителей от 13 февраля 2018 года говорится, что в бюджете на 2018 год на снос зданий и сооружений, прилегающих к ВВП-3, и на компенсацию убытков жителям заложено 1,5 млрд руб. «В связи с длительным неисполнением норм градостроительного законодательства ММТП в интересах РФ обратилась в Головинский районный суд Москвы с исковым заявлением к Росавиации о сносе 260 зданий и сооружений в жилых массивах в объеме, предусмотренном проектом. Решением суда от 30 ноября 2016 года указанные требования прокуратуры удовлетворены»,— говорится в письме.

В МАШ вопросы “Ъ” о расселении переадресовали в Росавиацию, где “Ъ” не объяснили, почему так и не расселили жителей прилегающих к новой полосе деревень. В Минтрансе, Ростехнадзоре и Роспотребнадзоре не ответили на вопросы “Ъ”.

Партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов утверждает, что ВПП может быть введена в эксплуатацию только после устранения с приаэродромной территории сооружений, создающих опасность для взлета и посадки воздушных судов, а значит, и для жизни, здоровья и имущества неограниченного круга лиц. «Возникает вопрос, на каком основании уполномоченный орган государственной власти выдавал разрешительную документацию на ввод ВПП в эксплуатацию»,— говорит господин Горбунов. Если риски в связи с неисполнением обязательств по сносу построек существуют, ввод ВПП в эксплуатацию может быть осуществлен только по факту их устранения, что должно быть документально подтверждено, говорит юрист. По его словам, при наличии рисков для жизни и имущества ответственность вплоть до уголовной по ст. 293 УК РФ (халатность) может наступить как для оператора аэропорта, так и для должностных лиц Росавиации.

Экс-лидер «Яблока» Сергей Митрохин считает, что при строительстве взлетной полосы нарушались права жителей близлежащих деревень, подчеркивая, что им полагается равноценная компенсация за свои дома в соответствии с Конституцией. Господин Митрохин вспоминает о строительстве аэропорта в Геленджике: «Жителей сгоняли с места без компенсации, но в итоге после протестов некоторые даже смогли себе на компенсированные средства купить квартиры у моря». Впрочем, в случае с Шереметьево, полагает экс-лидер «Яблока», «шанс отстоять свои права» есть у жильцов деревень лишь в случае их «слаженных действий».

Глава Infomost Борис Рыбак отмечает, что на данный момент нормативная база, регламентирующая компенсации жителям населенных пунктов, подпадающих под застройку объектов транспортной инфраструктуры, в России не урегулирована. По его словам, конфликт между операторами объектов транспортной инфраструктуры и жителями близлежащих районов наблюдается во всем мире. В европейских странах работа аэропортов в ночное время ограничена. В случае применения этого решения к МАШ, пассажиропоток аэропорта может упасть сразу на 40%. «В силу специфики географического расположения значительная доля рейсов Шереметьево приходится на время около часа ночи и 4–5:30 утра. В это время авиакомпании вылетают в страны Востока или возвращаются из западных стран»,— говорит эксперт.

Герман Костринский, Александр Воронов


Комментарии
Профиль пользователя