Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Мы бы хотели видеть самых жестких критиков»

Глава ЦИКа Элла Памфилова — об отмене заседания экспертного совета

от

Центризбирком второй раз подряд не смог поговорить со своими оппонентами. Заседание экспертного совета по поводу выборов в Мосгордуму должно было пройти во вторник, 27 августа, и ЦИК пригласил туда всех критиков своей работы. Но большинство из них не откликнулись, и комиссия отменила заседание. Председатель ЦИКа Элла Памфилова рассказала в интервью “Ъ FM”, что новое заседание совета попытаются собрать теперь уже после выборов 8 сентября.


— В чем заключается проблема с экспертным советом? Почему никто не отозвался по установленной процедуре, когда рассылаются приглашения? Или как обстояло дело?

— Да, очень жаль. Горячая пора — избирательная кампания. Вопрос регистрации и не регистрации в Мосгордуму — он самый был горячий. Коль столь остро стоит вопрос, коль так много критики, каких-то высказываний, рассуждений разных известных политологов, обозревателей, политиков, то мы решили отойти от традиционной бюрократической процедуры и их всех собрать. Одно дело — на публику говорить, тем более, вводить в заблуждение не совсем искушенную публику. Ребята, приходите к нам, высказывайте свои аргументы, свою позицию, услышьте нашу.

Наверное, сложнее вести такой предметный разговор, но мы на этом настаиваем, мы готовы к этому, мы хотим глаза в глаза это обсудить.



Поэтому мы сделали одну попытку, вторую. Я заранее объявила на прошлой неделе, что 27 августа всех ждем в гости. Из 80 членов научно-экспертного совета только 17 были готовы, откликнулись. Уж не знаю, конечно, это пора отпусков или разъезды — но это даже меньше, чем в прошлый раз. Из всех, кого мы приглашали, всего три человека откликнулись из тех, кто нас критиковал достаточно активно в общественном пространстве, в блогах, на известных радиостанциях. Всего три человека. И не самых жестких критиков.

А мы бы хотели видеть самых жестких критиков, пусть они нам аргументируют свою позицию, а мы попытаемся свою позицию донести.



— А о ком идет речь?

— Я не буду сейчас называть фамилии. Если надо, потом мы просто опубликуем, кого приглашали, кто откликнулся. Если это надо будет. Сейчас я бы не хотела называть фамилии. Я не хочу углублять конфронтацию. То есть мы настроены на диалог даже по самым острым проблемам.

Как раз народ нас обвинял: ага, что-то там не так, опять отложили, наверное, ЦИК не хочет это до выборов. Хотите до выборов? Пожалуйста, до выборов мы попытались сделать. Можете как угодно это интерпретировать, в любом случае, коль не получилось до выборов, уж после выборов все равно состоится — мы будем подводить итоги, все равно мы всех пригласим, никому отказа не будет. Как всегда, обеспечим любую трансляцию, в интернете, в любых СМИ.

И все-таки я полагаю, что, коль есть эта проблема, ее надо обсудить. Не просто обсудить то, что произошло, но еще очень важно все-таки выработать, может быть, совместные предложения, что надо менять и по процедуре сбора и проверке подписей, и по целому ряду других проблем, которые возникают в процессе избирательных кампаний. Мы только будем рады этим предложениям, всегда к этому открыты. Это наша общая задача, наше общее дело в интересах наших избирателей.

— А был какой-то порог по числу людей, за которым состоялось бы все?

— Хотелось, чтобы пришли люди, критическая масса тех, кто готов предметно обсуждать эти вопросы все. Да, согласился ряд наших экспертов, которые активно всегда работают, экспертная конституционная группа, но этого все-таки недостаточно, поскольку это так широко разошлось. 17 человек из 80, трое из более чем 15 или даже 20 приглашенных…

— В следующий раз будете звать экспертов уже после выборов?

— Сейчас уже да. Сейчас мы уже никак не успеваем. Я понимаю, что это было бы смешно, если бы мы опять через несколько дней повторили попытку. Нет, заранее подготовимся, всех обзвоним, спросим, узнаем, кому когда удобнее. Подойдем к этому системно, без спешки. И сделаем все это фундаментально.

— В заявлении ЦИКа в конце есть приписка, что вопрос целесообразности и эффективности ныне существующего научно-экспертного совета будет рассмотрен в ближайшее время. Значит ли это, что вы можете отказаться в принципе от научно-экспертного совета?

— Нет. Это не значит. Мы пытались раньше уйти от формального признака.

Но должны быть те специалисты, эксперты, ученые, которые действительно заинтересованы в изменении, совершенствовании избирательного процесса, кто готов тратить свое личное время на решение серьезных проблем.



Те, кто готов действительно работать.

— То есть речь о сокращении количества участников?

— Речь идет даже не о сокращении. Объявим такой набор, посмотрим, кто откликнется. По крайней мере, где-то 10-15 человек вполне работоспособны в этом составе тоже. Дело не в количестве, конечно, огромный мы не будем делать, а дело в качестве — кто готов, кто может, кто способен.

— Вы оставите ядро этого совета и добавите еще людей новых со стороны?

— Раньше было вообще чуть ли не 300 человек, 200 с чем-то. Мы его постарались сделать более компактным по сравнению с тем, как было при прошлых составах комиссии. Но этот вариант оказался неоптимальным, может быть, он будет гораздо меньше, посмотрим. Но более работоспособный.

Беседовал Сергей Гусев


Комментарии
Профиль пользователя