Коротко

Новости

Подробно

Пытки не подействовали на суд

Подполковнику ЦРУБОПа назначено минимальное наказание

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

дело рубоповца



Мосгорсуд вынес вчера приговор по делу подполковника Центрального регионального управления по борьбе с организованной преступностью (ЦРУБОП) Михаила Игнатова. Он обвинялся в получении порядка $30 тыс. от известного тренера по фигурному катанию Елены Чайковской за прекращение уголовного дела ее сына, а также в неоднократном превышении полномочий. Гособвинитель попросил назначить подполковнику Игнатову 12 лет заключения, однако суд дал ему лишь три года тюрьмы, а его подельников-милиционеров наказал условным сроком.
       Выходец из офицерской семьи, Михаил Игнатов до развала СССР служил в погранвойсках КГБ, а затем переквалифицировался в милиционера. Подполковник ЦРУБОПа Игнатов входил в оперативно-следственную группу по известному делу о взрыве на Котляковском кладбище. Также он принимал участие в освобождении 13-летнего израильтянина Ади Шарона, похищенного в Москве в 1999 году, и был награжден за эту операцию орденом "За заслуги перед Отечеством" второй степени. Дело же против подполковника Игнатова во многом послужило поводом для коренной реорганизации его ведомства. Летом 2001 года ЦРУБОП был ликвидирован.
       Проблемы у милиционера Игнатова начались в мае 2001 года, после того как он задержал жителей Москвы Игоря Новикова и Дениса Вороненкова по подозрению в вымогательстве $10 тыс. у предпринимателя из Сибири Евгения Тростенцова. Оказалось, что господин Новиков — сын известного тренера по фигурному катанию Елены Чайковской и племянник бывшего замминистра иностранных дел, крупного функционера "Единства" Бориса Пастухова. По словам задержанного Новикова, в ЦРУБОПе ему дали понять, что уголовное дело против него будет прекращено только в том случае, если он заплатит господину Тростенцову $150 тыс., а сотрудникам ЦРУБОПа — $100 тыс. Он позвонил матери, и госпожа Чайковская, по данным следствия, через посредников, понятых Александра Сидорова и Евгения Черемных (возглавлявших службы безопасности в коммерческих фирмах), передала Михаилу Игнатову $21,9 тыс. После передачи последнему еще части суммы ($8 тыс.) опять же через понятого Сидорова подполковника Игнатова вызвали для объяснений в Мосгорпрокуратуру и там арестовали.
       Адвокат милиционера Игнатова Владимир Калиниченко заявил на суде, что "это была провокация взятки", тем более что после возбуждения уголовного дела против Игоря Новикова и Дениса Вороненкова офицер ЦРУБОПа уже не мог дать следствию обратный ход. Судья Любовь Николенко фактически с этим согласилась. Она оправдала Михаила Игнатова по обвинению в получении взятки. Но вместе с тем судья признала, что понятые Сидоров и Черемных совершили мошенничество, требуя деньги у сына тренера Чайковской якобы для передачи рубоповцу Игнатову, а на самом деле желая их присвоить. За это она приговорила Александра Сидорова к шести годам лишения свободы в колонии общего режима, а Евгению Черемных дала на год меньше.
       Помимо эпизода с тренером Чайковской подполковнику вменялось еще несколько случаев превышения полномочий, повлекших тяжкие последствия. В частности, он руководил милицейской операцией, в ходе которой сотрудники ЦРУБОПа избили гендиректора страховой компании "Инфистрах" Сергея Пахомова и засунули ему за брючный ремень пистолет "Браунинг" без обоймы, непригодный для стрельбы. Кроме того, по данным следствия, подполковник Игнатов применял пытки к руководителю ЧОП "Зевс" Дмитрию Севрюку и его приятелям милиционерам Костюченко и Масленникову. Они обвинялись в том, что похитили с целью вымогательства директора парикмахерской в Крылатском Оксану Французову и ее гражданского мужа, который затем был убит. Милиционеры Костюченко и Масленников были позднее амнистированы Одинцовским райсудом, а чоповец Севрюк, некоторое время находившийся в бегах, на суде по делу милиционера Игнатова сидел в качестве потерпевшего в одной клетке с обвиняемым.
       По обоим этим эпизодам судья признала Михаила Игнатова виновным, однако назначила ему минимальное наказание, предусмотренное ст. 286, ч. 3 УК — три года лишения свободы. Его подчиненные милиционеры Виталий Анисов, Сергей Золотовский и Михаил Микаэльян, активно участвовавшие в упомянутых операциях, получили по этой же статье УК три года условно. Кроме того, оперуполномоченный Анисов был наказан еще годом условно за незаконное хранение оружия. Примечательно, что пока шло следствие по этому делу, рубоповец Золотовский переквалифицировался в адвокаты. Теперь, если приговор вступит в силу, ему грозит исключение из Московской адвокатской палаты.
       Процесс проходил в закрытом режиме из-за секретности дела — журналистов и родственников обвиняемых пустили только на оглашение резолютивной части приговора. Мосгорпрокуратура будет его обжаловать в связи с мягкостью наказания (гособвинитель Александр Ремизов просил приговорить Михаила Игнатова к 12 годам лишения свободы) и неправильной, на ее взгляд, квалификацией действий подсудимых. "Неоправданно мягким" счел судебное решение и адвокат потерпевшего страховщика Пахомова Павел Терентьевский. По его словам, господин Пахомов не предъявлял гражданский иск подсудимым за избиение и проведение трех дней под стражей именно потому, что "хотел получить не деньгами, а правосудием". А суд, по мнению адвоката Терентьевского, так и не дал оценку "большой социальной опасности в действиях подсудимых, которые, ссылаясь на всегда засекреченную оперативную информацию, имеют возможность любого неугодного человека объявить членом криминальной группировки (страховщика Пахомова подсудимые объявили 'бандитом, имеющим связь с вором в законе Кардавой'.—Ъ) и совершить действия, которые сломают жизнь этому человеку".
       О кассационном решении по этому делу Ъ сообщит.
ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ

Комментарии
Профиль пользователя