Коротко

Новости

Подробно

Цифровизация попала в сети

Как на Урале готовятся к цифровой трансформации электроэнергетики

Цифровизация электроэнергетического комплекса — общий необходимый шаг для экономики, уверены участники рынка. Чтобы его сделать, компания «Россети Урал» разработала концепцию цифровой трансформации электросетей до 2030 года. Обсудить ее и проблемы, с которыми столкнутся энергетики, представители компании, власти, бизнеса и вузов собрались на круглом столе в рамках международной промышленной выставки «Иннопром-2019».


Власть


Открывая круглый стол, посвященный цифровой трансформации электросетевого комплекса, заместитель свердловского губернатора Олег Чемезов сразу обозначил ключевые для правительства региона вопросы.

«Что получает житель Свердловской области от того, что мы тратим сумасшедшие деньги, придумываем различные программы, навешиваем оборудование и усложняем систему?» — поинтересовался он у докладчиков.



Вторым важным для правительства вопросом господин Чемезов назвал безопасность: «Неизбежно эти объекты подвергнутся внешнему воздействию с целью получения дисбаланса или выгоды от сторонних интересантов».

Первый заместитель министра энергетики и ЖКХ Свердловской области Игорь Чикризов напомнил, что соглашение о цифровизации электросетевого комплекса региона до 2030 года власти и «Россети Урал» подписали на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ). В рамках соглашения стороны намерены развивать электросетевой комплекс, основываясь на концепции цифровой трансформации ПАО «Россети» до 2030 года. «Тема цифровизации, особенно в энергетике и Свердловской области, очень актуальна. Напомню, что свердловская энергосистема — одна из самых мощных в РФ: установленная мощность составляет 10,5 ГВт»,— подчеркнул господин Чикризов.

Концепция


В соответствии с концепцией цифровой трансформации ПАО «Россети», уральский филиал компании разработал свой документ, который определит развитие в Свердловской и Челябинской областях, а также в Пермском крае. По словам первого заместителя генерального директора «Россети Урал» Владимира Болотина, цифровая трансформация должна коснуться технологических процессов и бизнес-процессов. «Трансформируя технологию, мы меняем бизнес-процессы»,— пояснил он. Основная отличительная черта цифровизации бизнес-процессов — «достоверная стопроцентная поступающая информация», подчеркнул господин Болотин.

«Сначала нужно научиться измерять, после этого что-то трансформировать, никак не наоборот».



По его словам, сдерживающим фактором цифровой трансформации ПАО «Россети» становится отсутствие систем передачи и анализа данных, а также нехватка научных работ в этом направлении. «90% работ направлены на прикладные технологии. А в части информационных комплексов передачи данных, информационной модели объектов, цифровых двойников работ практически нет»,— отметил он.

Подробнее о самой концепции рассказал директор по цифровой трансформации «Россети Урал» Андрей Шульгин. По его словам, ее цель изменить логику процессов и перейти на риск-ориентированное управление компанией «на основе цифровых технологий и анализа большого объема данных». «Основная задача — надежное электроснабжение региона за счет внедрения интеллектуальных систем управления ЭСК на базе цифровых технологий»,— добавил он.

Инвестиции, которые компания планирует направить на цифровую трансформацию, распределены по нескольким направлениям: на интеллектуальный учет и системы передачи данных электрической сети порядка — 59 млрд руб., на изменение технологии и структуры диспетчерского управления — 16,5 млрд, на внедрение цифровых технологий в районных электрических сетях — 14 млрд руб. Общий объем финансирования программы до 2030 года должен составить порядка 99 мрд руб.

Одним из первых направлений реализации программы господин Шульгин назвал управление технологическими процессами. По его мнению, это позволит наблюдать и управлять элементами сети в режиме реального времени, обеспечит поддержку функций самодиагностики и самовосстановления. Среди названных экспертом направлений также интеллектуальный учет потребления электроэнергии, централизация диспетчерского управления и система передачи данных параметров сети. «Основа всех изменений — это цифровое управление компанией, изменение логики работы бизнес-процессов и внедрение ИТ-программ, которые отразятся на всей деятельности компании и показателях эффективности работы, а также интеграция всех управленческих процессов в единую систему ПАО “Россети” и развитие комплексной системы информационной безопасности»,— отметил господин Шульгин. Для реализации программы, по его словам, компания планирует привлекать ПО и оборудование российского производства.

Компания уже тестирует проекты в области цифровизации энергетики. Среди них — автоматизация процессов передачи и распределения электроэнергии, развитие систем АСУ ТОиР и ТПиР, создание интегрированной информационной системы поддержки принятия решений, основанной на единой информационной модели электрической сети (CIM), информационных систем управления бизнес-процессами, развитие различных систем мониторинга оборудования и многие другие.

Совместно с компанией «ЭР-телеком» «Россети-Урал» испытывают в регионе технологию передачи данных LoRaWAN. Проект призван решить проблемы на наиболее распространенных сетях 6–10 кВ, пояснил руководитель проектов IoT «Электроэнергетика» АО «ЭР-Телеком Холдинг» Александр Бочаров. По его словам, такие сети не охвачены системами автоматизации и не имеют практически никаких каналов связи, поэтому тянуть оптоволокно или использовать каналы сотовой связи не всегда возможно, потому что 30–40% этих подстанций находятся просто вне зоны покрытия сотовых операторов. «Мы реализовали проект их автоматизации с помощью технологии LoRaWAN, направленной на передачу небольших объемов информации на большие расстояния с высокой энергоэффективностью. Все датчики беспроводные и работают от батарейки до 7 лет»,— уточнил господин Бочаров. Датчики позволяют решить не только вопрос противопожарной и физической безопасности, но и обеспечить телемеханизацию, телеуправление и учет электроэнергии. В результате в компаниях отмечают возможность сокращения операционных затрат, затрат на горюче-смазочные материалы, повышения производительности труда и снижения потерь электрической энергии.

Рост тарифов


Директор Института экономики УрО РАН Юлия Лаврикова предположила, что цифровизация позволит не только заморозить рост тарифов, но и в перспективе снизить их. «Это был бы лучший вклад для промышленности, для потребителей вашей продукции»,— отметила она. Тариф на электричество — существенная часть затрат бизнеса, согласился господин Чемезов. Однако он добавил, что информатизация сможет лишь «дать понимание сути проблемы»:

«Где та генерация ненужных издержек, от которой можно избавиться, чтобы потребитель мог ожидать снижение тарифов».

Директор по отраслевому регулированию и взаимодействию с органами госвласти ПАО «Энел Россия» Виктор Набойченко привел пример Италии, где в течение 10 лет удалось добиться снижения тарифа порядка 20–30%. «При адекватной регуляторике процесса приходят и к снижению тарифов,— отметил он.— И здесь долгосрочность тарифа с включенной в него инвестиционной составляющей в виде гарантированных доходов для инвесторов — очень важная часть». По мнению господина Набойченко, «стабильный, долгосрочный и предсказуемый тариф» на протяжении не менее 10 лет позволит «растянуть во времени» всплеск затратных проектов, и они «не так болезненно лягут на потребителя».

В их рассуждения вмешался замгендиректора «Россети Урал» Дмитрий Вялков. «Износ оборудования у нас порядка 70%, и когда мы говорим об отсутствии роста тарифов, цифровая трансформация направлена на поиск внутренних источников на реновацию»,— пояснил он. Поэтому один из критериев отбора проектов в рамках концепции на срок окупаемости — не более 10 лет. Так, по его данным, на первом этапе при затратах 59 млрд руб. компания «получит эффект 66 млрд руб.», которые сможет сразу же использовать на реновацию и на другие проекты. «Поэтому с точки зрения тарифов не стоит говорить о снижении тарифов, главное — не допустить роста»,— подытожил он.

Безопасность


Вопрос, касающийся безопасности цифровой энергетики, подняла госпожа Лаврикова. «Диаграмма о том, сколько вы вкладываете в разные виды издержек, показывает, что информбезопасность не на высоком уровне по финансированию. Но этот фактор может сыграть решающую роль. И если заниматься киберугрозами с точки зрения их профилактики, то не перевесят ли эти затраты общую выгоду от реализации этой концепции?» — поинтересовалась она. Отвечая на вопрос, господин Болотин заверил ее, что затраты на информбезопасность заложены в каждом пункте затрат, которые, впрочем, могут быть еще пересмотрены.

Подробнее требования государства к безопасности энергетических объектов объяснил начальник отдела сертификационных испытаний и программных и аппаратных средств екатеринбургского НТЦ «ФГУП НПП “Гамма”» Андрей Бондин. По его словам, «для начала нужно выполнять требования законодательства». «Два документа мы должны всегда рассматривать, когда говорим об электросетевом комплексе: ФЗ №187 “О безопасности критической информационной инфраструктуры” (КИИ) и распоряжение ПАО “Россети” №282»,— подчеркнул он.

Закон №187 «О безопасности критической информационной инфраструктуры» вступил в силу с 1 января 2018 года. К объектам КИИ в нем отнесены сети и информационные системы госорганов, предприятий оборонной промышленности, транспорта, кредитно-финансовой сферы, энергетики, топливной и атомной промышленности. Субъекты КИИ должны незамедлительно информировать о компьютерных инцидентах федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области обеспечения функционирования государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак (ГосСОПКА). Затем в течение еще одного года должно быть проведено категорирование — определение, насколько высок риск деструктивного воздействия на объекты КИИ. «Если возможен сценарий такого деструктивного воздействия на систему, что без электроэнергии окажется две и более тысяч человек, этот объект имеет третью категорию значимости, к ней предъявляются очень высокие требования с точки зрения информбезопасности, за нарушение которых предусмотрено вплоть до уголовной ответственности»,— отметил господин Бондин.

В распоряжении ПАО «Россети», по словам эксперта, сформулированы все требования к системам защиты объектов энергосетевого комплекса. «Средства защиты должны быть изначально встроены во все объекты и сертифицированы во ФСТЭК. Чтобы сертифицировать средства защиты, компания должна иметь лицензию на разработку средств защиты. Получить ее западные компании фактически не могут, поэтому отечественные имеют серьезное конкурентное преимущество»,— заметил господин Бондин.

Бизнес


Своим мнением о наиболее важных пунктах на пути к цифровой электроэнергетике поделились представители бизнеса. Директор направления IC Energynet Борис Бокарев призвал помнить про мировые вызовы. «Главный тренд — это децентрализация энергетики. Рост спроса и рост требования потребителей — главные вызовы. Именно на эти вызовы мы смотрим и реагируем»,— отметил он. Однако, добавил господин Бокарев, стоит обратить пристальное внимание и на «внутреннюю перестройку компаний». Виктор Набойченко, в свою очередь добавил, что важна также система оптимизации инвестиций. «То, на что смотрят инвесторы в начале своего участия в затратном проекте, а также системы управления персоналом и подготовки кадров»,— заключил он.

Помимо этого он указал, что технологии должны внедряться массово и широкоформатно. «Точечными решениями можно заниматься на уровне “пилотов” в отдельных микрорегионах, но максимальный совокупный эффект виден тогда, когда происходит массовое быстрое внедрение на макроуровне, хотя бы в пределах региона»,— пояснил он. Другой важный, по мнению господина Набойченко, момент — «недискриминационный доступ к данным интеллектуального учета для всех заинтересованных сторон». Это, полагает эксперт, обеспечит социальный контроль инвестиций и непрекращающиеся инновационные решения со стороны как самих инвесторов, так и сторонних вендоров.

Регуляторика процесса со стороны государства должна быть «заточена» на повышение эффективности и качества услуг, полагает господин Набойченко, стимулировать участников рынка к сокращению потерь и повышению операционной эффективности. «Роль государства здесь в установлении правил игры, которые не будут меняться как минимум в течение операционного цикла оборудования, которое будет установлено в рамках программы»,— подытожил он.

С переходом на цифровые подстанции должно собираться и обрабатываться все больше данных, заметил руководитель центра экспертизы «Энергетика и ЖКХ» SAPCIS Александр Щеканов. «Главное, чтобы они не “умирали” там же, где были получены. Сейчас нужны платформы и инструменты, которые эти данные могут обрабатывать и помогать формировать выводы и принимать решения, которые будут цифровыми и не будут отставать от поступающей информации»,— отметил он. Впрочем, успокоил господин Щеканов, в энергетике проблем с цифровыми технологиями нет: «Сейчас каждая энергетическая компания стремится стать интеллектуальным предприятием, имеет собственные подразделения по цифровизации и так называемые фабрики инноваций, которые собирают идеи стартапов». «Применение инновационных бизнес-процессов — это клиентский опыт, который ложится в основу взаимодействия с нашими заказчиками,— пояснил он.— Сейчас мало дать портал потребителю, люди хотят получить информацию, заказать и оплатить услугу со смартфона. Нужны технологии, которые будут более привычны пользователю».

Региональный директор по продажам компании «Сименс» Ренат Габдуллин одним из ключевых этапов комплексной трансформации сетей назвал создание цифрового двойника. «Основными эффектами от создания цифрового двойника сетей являются снижение капитальных затрат за счет оптимизации инвестиций в строительство, в модернизацию существующего оборудования, снижение операционных затрат, повышение надежности сети»,— отметил он. По его словам, эффекты от таких проектов могут составлять порядка 96%. Такое решение «Сименс» разрабатывает совместно с «Ленэнерго». Там для разработки технологического решения по автоматическому управлению пилотным участком сети применяется технология матмоделирования. «Она позволяет разработать наиболее целесообразные решения за счет применения цифровых двойников и протестировать их работу на компьютере, прежде чем внедрять их в реальную сеть»,— рассказал эксперт.

Кадры


Одной из главных проблем цифровизации энергетического комплекса эксперты и участники рынка назвали серьезный дефицит компетентных кадров. По словам заместитель директора Международного института энергетической политики и дипломатии МГИМО Игбала Гулиева, в России наблюдается недостаток качественных программ в области цифровой экономики, «начиная от уровня бакалавриата и курсов повышения квалификации, заканчивая курсами МБА». «Еще большая проблема — недостаток понимания и зрелости менеджеров предприятий ТЭК направлять свой действующий персонал на повышение квалификации, не говоря уже о подготовке кадров с глубоким пониманием цифровизации для будущих лет»,— отметил он. Между тем, уверен он, способность молодых специалистов ориентироваться в новых технологических процессах, применять возможности цифровизации при реализации конкретных задач является исключительно важным условием для успешной деятельности как отдельных энергетических компаний, так и всей индустрии в целом. «Согласно требованиям госполитики, компании обязаны не только развивать сквозные цифровые технологии и управлять цифровыми платформами, но и формировать вокруг себя систему стартапов, сервисных коллективов и отраслевых предприятий, которые будут обеспечивать развитие цифровой энергетики и цифровой экономики в целом»,— напомнил он.

В компании «Россети Урал» к такой деятельности готовы. «Мы часто слышим от работников, что они так привыкли. Но решать вопросы в условиях новой формации вряд ли возможно с такими принципами. Поэтому при внедрении различных изменений важно формировать внутри себя, внутри любой организации свою внутреннюю среду»,— рассказал директор компании по персоналу Владимир Матюк. По его словам, сейчас в качестве дополнительных компетенций для персонала «ближайшего будущего» требуется открытость к новому, адаптивность к переменам, создание новых, в том числе трансформационных, идей. «И эти компетенции нужно готовить не только для персонала, но и для менеджмента организации»,— подчеркнул он.

Прививают компетенции «будущего» везде по-своему. Так, в самой компании «Россети Урал» запустили проект — «Лидеры Россети Урал», для участия в котором отбираются наиболее инициативные и «нестандартные» сотрудники, которые «хотят перемен в организации».

«Их развитие и обучение мы планируем через работу в проектах. Чем больше практики, тем больше возможности в этих проектных группах себя реализовать. Задача в том, чтобы из них выросли те, кто в последующем будут развивать нашу компанию»,— пояснил господин Матюк.



Кроме того, компания организовала базовую кафедру электроэнергетики на базе Уральского энергетического института (УралЭНИН) УрФУ. Она готовит специалистов по направлениям «элекроэнергетические системы и сети» и «релейная защита». Как пояснил заместитель директора УралЭНИН по науке и инновациям Сергей Кокин, основной принцип подготовки специалистов там — практика. «Мы стараемся готовить студентов на реальных исходных данных с энергосистем, совместно со специалистами ПАО “Россети”»,— уточнил он. УрФУ также является исполнителем гранта на разработку и масштабированию программно-аппаратного комплекса «цифровая подстанция», отметил господин Кокин. В рамках этого гранта на базе вуза создана лаборатория, в которой работают студенты.

Нестандартно подходят к вопросу и в МГИМО, где в прошлом году запустили МБА по цифровой экономике совместно с МФТИ. «МГИМО дает международные компетенции, МФТИ — технические. Мы готовим управленцев-международников, отправляем их в недельные модули, например в MIT, в “Кремниевую долину”, где они знакомятся с современными подходами в управлении бизнесом и с успешными стартапами»,— рассказал господин Гулиев. По его словам, такая программа решает вопрос необходимости разноплановых компетенций при цифровизации.

Итоги


Олег Чемезов подытожил, что правительство ожидает от цифровой трансформации электроэнергетики «не столько экономии и сокращения издержек, сколько технологий». «А чтобы понять, где эти технологии применять, нужен современный анализ, управление процессами на уровне мгновенной реакции на события»,— отметил он.

Собравшиеся констатировали: «цифровая трансформация происходит не сейчас и даже не вчера, она происходит давно». Сейчас, по их мнению, идет смена парадигмы, и мы подходим к осознанию того, что мир меняется — технологически и интеллектуально.

«Главное попытаться адекватно понять проблемы и их решить»,— подытожили участники.

Анна Лапина


Комментарии

Все материалы

обсуждение

Профиль пользователя