Коротко

Новости

Подробно

Фото: Надежда Храмова / Коммерсантъ

Прятки на ходунках

Восьмилетнего Матвея спасут операции

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Матвей Ладышков из Саратовской области — «хрустальный» ребенок. Его кости очень хрупкие и постоянно ломаются. Особенно страдают ноги. В 2017 году с помощью Русфонда Матвея прооперировали — укрепили бедра телескопическими штифтами. Благодаря операции мальчик стал ходить сам! Но продолжалось это недолго: в конце прошлого года Матвей сломал левую голень, через полгода — правую. Теперь, чтобы снова поставить мальчика на ноги, нужно установить телескопические штифты и в голени. Родителям Матвея с оплатой операций не справиться.


— Матвей, иди читать! Столько на лето задали! — кричит Кристина Ладышкова сыну.

— Мам, ну у меня каникулы, дай погулять,— отвечает Матвей, сидя на велосипеде, и командует соседским девчонкам: — Теперь везите меня.

Девочки дружно берутся за сидение и руль: по дворовой траве непросто проехать даже на трехколесном велосипеде, как у Матвея. Это же не хлипкая городская трава, а сельская — в Сосновой Мазе Саратовской области. Матвею вдвойне тяжело: ноги у него болят. Весной он перестал ходить.

Кости у мальчика — бедра, плечи, голени и ключицы — начали ломаться еще внутриутробно. В две недели во время осмотра участковым педиатром сломалась плечевая кость, рука повисла как плеть.

Испуганные родители вызвали скорую, повезли сына в Саратов. Тогда врачи впервые и предположили, что у Матвея несовершенный остеогенез — генетическое заболевание, повышенная ломкость костей. Но в больницу мальчика не взяли: слишком маленький. Рекомендовали бинтовать руку дома.

— Сейчас-то мы знаем, что есть облегченный гипс, лонгеты,— говорит Кристина.— Но тогда нам ничего не объяснили и даже не показали, как бинтовать. Езжайте домой, и все. Я была в шоке.

В месяц, когда Матвею сделали генетический анализ, диагноз подтвердился. Мальчик плохо рос, не пытался вставать, а сидеть без поддержки смог только ближе к двум годам.

— В два года Матвей выглядел как годовалый,— рассказывает Кристина.— Приходишь в поликлинику, все видят: младенец. А как начнет говорить, сразу пугаются: «Не может в год ребенок так разговаривать».

Тем временем родители выяснили, что несовершенный остеогенез все-таки лечится. Что есть лекарства, укрепляющие кости. Вот только в Саратовской области нет специалистов, которые могли бы помочь. Поехали в Москву, в федеральный центр, начали лечение препаратом памидронат. Матвей стал активнее развиваться, вставать на четвереньки. Правда, от переломов лечение не спасало. К четырем годам мальчик перенес их уже двенадцать.

— Мы начали искать еще какую-то помощь и весной 2015-го оказались на консультации в клинике GMS,— вспоминает Кристина.— Там нам сразу объяснили, что одних лекарств недостаточно: чтобы кости не ломались, нужно развивать мышцы.

Благодаря комплексному лечению мальчик начал вставать на ноги, ходить по три-четыре метра.

Но и этого оказалось мало. Бедренные кости из-за постоянных переломов срастались неправильно, образовались деформации под углом 90 градусов. Матвею нужно было прооперировать оба бедра, чтобы вставить в кости специальные раздвижные штифты. В России тогда такого не делали. Жертвователи Русфонда помогли оплатить не только лечение Матвея в клинике GMS, но и операции в Хорватии.

— После этого Матвей перестал ломаться,— рассказывает Кристина.— Он начал увереннее ходить — сначала с ходунками, а потом и без них.

Матвей до сих пор выглядит меньше сверстников: ростом он с младшую сестру, которой сейчас четыре года. Из-за этого его даже не хотели брать в школу: вдруг собьют на перемене — и снова перелом.

— Хорошо, что взяли в школу, Матвей очень активный,— говорит Кристина.— Летом все время на улице с детьми. То в прятки на ходунках играет, то на пикник ходит.

Теперь, чтобы уверенно встать на ноги, Матвею нужно вставить в голени такие же раздвижные штифты, как в бедра. К счастью, эти операции уже делают в Москве. Но сумма требуется большая — более двух миллионов рублей. У родителей Матвея нет таких денег, и они снова просят помощи.

— Мы учим сына справляться с трудностями,— говорит Кристина.— Их в его жизни много, но Матвей уверен, что встанет на ноги.

Для спасения Матвея Ладышкова не хватает 879 200 руб.

Травматолог-ортопед клиники Глобал Медикал Систем (GMS Clinic, Москва) Владимир Котов: «После операций на бедрах в 2017 году и курса реабилитации Матвей начал ходить самостоятельно. Однако позднее стали ломаться искривленные голени, последний перелом случился в мае этого года. Началось формирование ложного сустава. Сильные боли и высокий риск переломов — показания к хирургическому лечению: необходимо исправить деформации голеней и установить телескопические штифты. В результате операций и лечения мальчик сможет вернуться к нормальному образу жизни».

Стоимость операций 2 411 200 руб. Компания «Ингосстрах» внесла 600 тыс. руб., юридические лица благотворительного сервиса Альфа-Банка — 150 тыс. руб., LVMH Perfumes & Cosmetics (Seldico Russia) — 140 тыс. руб. Компания, пожелавшая остаться неназванной, внесла 600 тыс. руб. Телезрители ГТРК «Саратов» соберут 42 тыс. руб. Не хватает 879 200 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Матвея Ладышкова, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет мамы Матвея — Кристины Павловны Ладышковой. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты, мобильного телефона или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа (подробности на rusfond.ru).

Экспертная группа Русфонда


Дина Юсупова, Саратовская область


О Русфонде

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в “Ъ”. Проверив письма, мы размещаем их в “Ъ”, на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, в эфире «Первого канала» и радио «Коммерсантъ FM», в социальных сетях, а также в 172 печатных, телевизионных и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и SMS-сообщением (короткие номера 5541 ДОБРО, 5542 ДЕТИ, 5542 ДОНОР, 5542 ВАСЯ), в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать. Всего собрано свыше 13,398 млрд руб. В 2019 году (на 11 июля) собрано 773 513 777 руб., помощь получили 1100 детей. Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год. Русфонд входит в реестр НКО—исполнителей общественно полезных услуг. В ноябре 2018 года Русфонд выиграл президентский грант на издание интернет-журнала для потенциальных доноров костного мозга Кровь5. Президент Русфонда Лев Амбиндер — лауреат Государственной премии РФ.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110;

rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru

Приложения для айфона и андроида rusfond.ru/app

Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00

Комментарии
Профиль пользователя