«Катынское дело» готовят к эксгумации

В деле расстрела польских граждан сотрудниками НКВД появляются не публиковавшиеся ранее документы

Российская межведомственная группа по увековечению памяти жертв политических репрессий сегодня посетит мемориальный комплекс «Катынь» под Смоленском. В программе визита нет специальных обсуждений «катынского дела», но возвращения к этой теме хотели бы польская сторона и международное общество «Мемориал». Новые детали к расследованию этого преступления, которое до сих пор осложняет российско-польские отношения, способна добавить вторая Книга памяти с именами убитых в Тверской области поляков, ее готовит к публикации «Мемориал». Там будут документы, ранее не публиковавшиеся в России, в том числе материалы эксгумации тел Главной военной прокуратурой СССР и показания бывшего начальника калининского УНКВД.

Фото: Алексей Куденко, Коммерсантъ  /  купить фото

Сегодня межведомственная группа по увековечению памяти жертв политических репрессий в рамках выездного заседания в Смоленске посетит мемориальный комплекс «Катынь». В группу, созданную Владимиром Путиным и возглавляемую председателем Совета по правам человека при президенте РФ Михаилом Федотовым, входят представители администрации главы государства, Генпрокуратуры и министерств. В мемориальном комплексе «Катынь» захоронены 4415 военнопленных поляков из Козельского лагеря, расстрелянных НКВД весной 1940 года. В программе визита нет специального обсуждения «катынского дела», хотя возвращение к этому вопросу желательно. Тема еще полна «белых пятен», пояснил “Ъ” председатель правления международного общества «Мемориал» Ян Рачинский, который присоединился к рабочей группе в качестве приглашенного гостя: «Например, до сих пор расстрелянные поляки не признаны жертвами политических репрессий». Кроме того, засекреченными осатются 35 из 183 томов расследования этого преступления, которое вела Главная военная прокуратура (ГВП) СССР с 1991 года. Оно было закрыто в 2005 году в связи со смертью подозреваемых. Многие материалы из рассекреченных томов не опубликованы в России. Это в итоге порождает у отдельных историков и общественных деятелей споры о виновности НКВД и даже о том, была ли вообще эта трагедия, хотя официально власти России признали ее.

Влияние «катынского дела» на российско-польские отношения

Смотреть

Напомним, «катынское дело» касается расстрела в апреле-мае 1940 года почти 22 тыс. польских граждан, содержавшихся с 1939 года (после раздела Польши между Германией и СССР) в лагерях и тюрьмах НКВД. В их числе 4415 узников Козельского лагеря (расстреляны в Катынском лесу под Смоленском), 3820 узников Старобельского лагеря (расстреляны в Харькове), свыше 6 тыс. узников Осташковского лагеря в Тверской области, а также 7305 заключенных тюрем в западных областях Украинской и Белорусской ССР. До 1980-х годов прошлого века власти СССР настаивали, что поляки были убиты немцами осенью 1941 года. Лишь в 1990 году было опубликовано официальное заявление ТАСС о «непосредственной ответственности за злодеяния в Катынском лесу (представителей НКВД.— “Ъ”) Берии, Меркулова и их подручных», а сами злодеяния квалифицировались как «одно из тяжких преступлений сталинизма». В 2010 году этот вывод подтвердила Госдума РФ.

Представители польской стороны также заявляют о желании продолжить переговоры по «катынскому делу». Это преступление до сих пор имеет значение для российско-польских отношений «и воспринимается принципиально по-разному», пояснил “Ъ” посол Польши в России Влодзимеж Марчиняк. «Польская сторона рассматривает его как преступление против человечности, а российская сторона считает его военным преступлением. Российская сторона опирается на результаты расследования российской прокуратуры по данному делу. Но это расследование было закрытым, и его материалы частично остаются засекреченными — а значит, это та тема, которая до сих пор не подлежит публичному обсуждению»,— подчеркнул посол. Он отметил, что Польша все еще ожидает рассекречивания и передачи оставшихся 35 томов уголовного дела. Господин Марчиняк пояснил “Ъ”, что вопрос рассекречивания материалов расследования не рассматривался в ходе официальных переговоров. «Это вытекает из нежелания российской стороны возвращаться к закрытой, по ее мнению, главе истории. Об этом не раз заявляли и российские участники (созданной в 2002 году российско-польской.— “Ъ”) Группы по сложным вопросам. Российская сторона также выражает нежелание возобновить встречи группы, в рамках которой можно было бы вернуться к диалогу на эту тему»,— сообщил господин Марчиняк.

Новое обсуждение «катынского дела», в частности, связанное с реабилитацией погибших, может быть продолжено после публикации второй Книги памяти — в нее войдут документы, которые ранее не публиковались в России, говорят в «Мемориале». Родственники убитых поляков подавали в 2000-х годах в ГВП заявления о реабилитации. Прокуратура и отказ не хотела выдавать, и согласие, сообщая, что не может начать процедуру реабилитации из-за отсутствия материалов, свидетельствующих, что именно эти люди были расстреляны, пояснил “Ъ” историк, руководитель польской программы международного общества «Мемориал» Александр Гурьянов.

«Действительно, поименных постановлений о расстреле нет: сотрудники КГБ сообщили прокурорам в ходе расследования, что в 1959 году часть документов о "катынском деле", в том числе личные дела военнопленных, была уничтожена. Но если говорить об Осташковском лагере, то из сохранившихся документов НКВД и из других материалов удается собрать на каждого военнопленного цепочку документов, из которых видно, что весной 1940 года они были доставлены в здание управления НКВД по Калининской области (сейчас Тверская область.— “Ъ”), где были расстреляны, а затем захоронены рядом с деревней Медное»,— сообщил господин Гурьянов. В частности, это письма родственников в немецкий Красный Крест в 1943 году, в которых говорится, что их родные посылали письма из Осташковского лагеря, а в 1940 году связь оборвалась. «Часть обращений с фамилиями от "А" до "М" была вывезена после войны в Москву и сейчас хранится в Госархиве РФ. Там 114 человек»,— пояснил господин Гурьянов. Есть и тысячи обращений родственников сгинувших осташковских пленников в польский Красный Крест в послевоенные годы. Также «Мемориал» опирается на материалы частичной эксгумации, которую проводила ГВП в 1991 году под Медным, и более полной эксгумации, проводимой в 1995 году польскими специалистами. Эти материалы в России не публиковались. По артефактам, найденным в одежде расстрелянных, историки смогли установить фамилии 44 убитых. «Это личные письма, военный билет, спрятанный за голенищем сапога, 38 визиток на фамилию полицейского, личный воинский опознавательный жетон офицера-врача, санаторная книжка за 1939 год, служебный учетный знак польского полицейского»,— перечисляет господин Гурьянов. Он подчеркивает, что эти свидетельства опровергают все заявления отрицателей «катынского дела» о том, что в мемориале «Медный» лежат не поляки, а красноармейцы.

«Сейчас мы готовим Книгу памяти "Убиты в Калинине, захоронены в Медном". В ней будут фамилии всех 6295 расстрелянных военнопленных Осташковского лагеря, а также все вышеназванные документы по ним, материалы эксгумации, которые мы получили в Польше, и расшифровка допроса бывшего начальника НКВД Калининской области Дмитрия Токарева, который рассказал прокурорам, как проходили расстрелы поляков в здании калининского УНКВД»,— сообщил господин Гурьянов. Средства на издание книги «Мемориал» собирает краудфандингом через интернет: чтобы те, кто понимает важность сохранения поименной памяти, могли присоединиться. Ранее «Мемориал» выпустил Книгу памяти с фамилиями поляков, захороненных в Катынском лесу.

Анастасия Курилова, Галина Дудина

Фотогалерея

Катынская трагедия

Смотреть

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...