У дорожных камер зафиксированы нарушения

Прокуратура выявила случаи картельного сговора и превышения полномочий при установке видеосистем

Генпрокуратура выявила серьезные нарушения в деятельности систем фиксации нарушений ПДД в ряде регионов РФ. В частности, в Новгородской и Вологодской областях прокуратура и ФАС обнаружили превышения полномочий со стороны чиновников и картельные сговоры между компаниями—участниками рынка. Развитию систем фиксации нарушений и снижению аварийности мешают «хищение бюджетных средств» и «неудовлетворительное состояние законности», считают в надзорном ведомстве. Проблемы возникают и в регионах, где установка камер происходит по принципу концессии: собранных от штрафов денег порой не хватает, и власти вынуждены доплачивать из бюджета частным компаниям.

Системы фиксации нарушений развиваются не в том направлении, считают в Генпрокуратуре

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ  /  купить фото

О проверке, которую проводила в регионах Генпрокуратура по просьбе ГИБДД, рассказали источники “Ъ”, знакомые с ее результатами. Ранее вице-премьер Максим Акимов поручил Госавтоинспекции запросить у надзорного ведомства данные о «действиях органов власти субъектов РФ, связанных с установкой и эксплуатацией систем фотовидеофиксации нарушений».

«Полученные по итогам проверок данные свидетельствуют о неудовлетворительном состоянии законности в этой сфере,— говорит один из источников “Ъ”, ссылаясь на письмо Генпрокуратуры.— Отсутствие действенных мер, направленных на развитие систем фиксации нарушений, ненадлежащее финансирование мероприятий, а зачастую и хищение бюджетных средств препятствуют снижению уровню аварийности и улучшению состоянию аварийности на дорогах».

Проверка проводилась в ряде регионов. В Новгородской области, например, государственное областное учреждение «Агентство развития Новгородской области» (АРНО) в 2014 году провело конкурс на создание системы автоматической фиксации нарушений стоимостью 733 млн. руб. В тендере участвовал лишь ПАО «Ростелеком», компания и получила контракт. Прокуратура выяснила, что директор АРНО Сергей Слупицкий заключил договор с «Ростелекомом», не имея на то полномочий: госзадания на создание системы не было. В декабре 2018 года господин Слупицкий был осужден по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) и приговорен к полутора годам лишения свободы. Прокуратура, изучив электронную переписку чиновников и представителей компаний, выяснила, что конкурсную документацию готовили специалисты «Ростелекома». Компания впоследствии заключила договор подряда с ЗАО «Техносервъ А/С» на установку камер стоимостью уже 483 млн руб. Решением Арбитражного суда Новгородской области в 2017 году конкурс и договор были отменены, часть камер демонтирована. По сведениям “Ъ”, начальнику управления филиала «Ростелекома» Льву Назаренкову и другим фигурантам уголовного дела сейчас предъявлено обвинение по ст. 30 (приготовление или покушение на преступление) и ст. 178 (ограничение конкуренции) УК РФ.

В Вологодской области казенное учреждение «Центр обеспечения региональной безопасности» (ЦОРБ) заключило контракт с «Ростелекомом» на поставку оборудования также для системы фотовидеофиксации нарушений. Источник “Ъ”, знакомый с материалами Генпрокуратуры, не конкретизировал, о каком контракте идет речь. Данные портала госзакупок говорят, что в 2016–2017 годах «Ростелеком» выполнял контракты ЦОРБ на 48,9 млрд и 10,6 млрд руб. по техническому обслуживанию камер. Генпрокуратура указывает на то, что стоимость оборудования, которое поставляла компания для ЦОРБ, в полтора раза выше, чем цена закупки у поставщика — ЗАО «Техносервъ А/С». Кроме того, ЦОРБ предоставил «Ростелекому» «преимущественные условия путем доступа к информации о предстоящем конкурсе». На основании проверки прокуратуры УФАС по Вологодской области в конце 2018 года признал «Ростелеком» и «Техносервъ А/C» заключившими картельный сговор, в действиях ЦОРБ также выявлены нарушения законодательства. Проверка создания систем фиксации нарушений проводится сейчас в Еврейской АО, говорит источник “Ъ”, но деталей расследования пока нет.

В пресс-службе «Ростелекома» “Ъ” ситуацию в Новгородской области не прокомментировали, поскольку, как уверяют в компании, в данный момент «конфликт исчерпан». Что касается Вологодской области, то решение регионального УФАС оспаривается «Ростелекомом» в суде.

Поручение собрать данные о работе систем фиксации нарушений в регионах последовало после того, как Максим Акимов в феврале в интервью одному из СМИ назвал дорожные камеры «средством коммерциализации»: «Все эти государственно-частные партнерства в такой сфере мне очень не нравятся, мы будем придушивать серые схемы».

Самым известным проектом ГЧП по созданию системы фиксации нарушений является концессионное соглашение подмосковных властей 2016 года с компанией «МВС Груп», которая обязалась поставить более 1 тыс. камер и обслуживать их в обмен на 233 руб. из бюджета области за каждый оплаченный штраф. Похожие соглашения сегодня действуют на территории 17 регионов (Алтай, Дагестан, Ингушетия, Крым, Рязанская, Самарская области и др.). По данным “Ъ”, в четырех субъектах федерации (Ингушетия и Дагестан, Костромская область, Севастополь) частные компании в 2018 году получили более 60% средств, поступивших от штрафов в бюджеты, а в Еврейской автономной области — 90%. В Республике Алтай, Рязанской области и Забайкальском крае властям даже приходилось доплачивать компаниям (за девять месяцев 2018 года выплаты составили 104%, 107% и 134% от общей суммы собранных штрафов соответственно), чтобы выполнить заложенные в концессиях обязательства.

Основная проблема в том, что органы исполнительной власти в соглашениях с компаниями прописывают планы по вынесению штрафов на три—пять лет вперед, говорит эксперт по безопасности движения юрист Катерина Соловьева. «На выходе получается готовая палочно-прибыльная система,— говорит она.— У прокуратуры, к сожалению, очень мало инструментов влияния, потому что работа систем фиксации нарушений законодательно слабо отрегулирована и не защищена от превращения в инструмент побора». Нужно, чтобы прокуратура проверяла сами контракты на наличие «потенциальных ниш для поборов» в виде, например, заранее установленного количества штрафов, говорит госпожа Соловьева. «Компании, в свою очередь, должны осознавать, что при правильной работе системы фиксации нарушений, нацеленной на снижение аварийности, на большую и быструю прибыль рассчитывать нельзя»,— резюмирует она.

Иван Буранов, Юлия Тишина

Что за камера такая

Кто и зачем следит за московскими водителями

Читать далее

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...