Коротко

Новости

Подробно

Фото: FASAD PRODUCTIONS AB

Кадры повышенной контрастности

Документальное кино на ММКФ

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

В этом году самыми яркими документальными фильмами Московского международного кинофестиваля стали скандинавские. О них и других запоминающихся участниках ММКФ рассказывает Алексей Мокроусов.


В первом фильме Дзиги Вертова «Годовщина революции», оказавшемся в программе «Специальные показы», нет ни кадра, снятого Вертовым. Монтажный фильм считали утерянным, его реконструировал Николай Изволов. Сохранились фрагменты, недавно нашли титры, отпечатанные на рекламной афише, по ним и восстанавливали. О «Годовщине» — двухчасовой хронике от Февральской революции до взятия красными Казани осенью 1918 года — забыли в советское время: Ленина мало, Троцкого много, в кадре все лидеры Февраля, от Керенского и Дана до Авксентьева и Чхеидзе. Кому они были нужны с точки зрения большевистской пропаганды, переписывавшей историю с каждым колебанием линии партии?

Сегодня историю пишут иначе. В программе «Свободная мысль» был показан «Полночный путник» афганца Хасана Фазили — рассказ о беженцах, снятый беженцами. Мобильный телефон вместо привычной камеры не редкость в кино, но здесь он не прием, а необходимость. Фазили бежал из Афганистана, где за ним охотились талибы, с семьей он пробирался в Европу, потому и снимал на телефон. Европа глазами эмигрантов особой симпатии в этом фильме не вызывает: неприязнь к «понаехавшим» проявляют и жители, и полиция. Ситуация трагикомична, режиссер и его семья — смешливая жена и две обаятельные дочки — в некотором смысле оказываются большими европейцами, чем отвергающие их граждане ЕС.

Чувству превосходства посвящен и другой фильм «Свободной мысли» — четырехчасовой «Разум» Ананда Патвардхана. Он рассказывает о том, что в Индии религиозные битвы соседствуют с ненавистью к интеллектуалам, а унижение брахманами неприкасаемых, далитов, не прекращается до сих пор. Жертвами насилия становятся и ученые, и политики. Фильм рассказывает и о терактах в Мумбае в 2008 году и связывает их с преступлениями индуистских фанатиков, которых Патвардхан снимает не первый год.

«Разум» получил приз на фестивале в Амстердаме; наградами уже отмечены многие ленты «Свободной мысли». Тому же «Полночному путнику» достался приз жюри на кинофестивале «Сандэнс». Там отметили за лучшую режиссуру и «Безнадежное дело Хаммаршельда» датчанина Мадса Брюггера.

Брюггер снимал шесть лет. С частным детективом из Швеции он вернулся к гибели генсека ООН Дага Хаммаршельда (1905–1961). Политик-протестант был сильной личностью, его поддерживало большинство в ООН, но не все, Хрущев требовал его отставки, Англия и Франция не простили ему самостоятельности во время Суэцкого кризиса. Многие считали, что гибель Хаммаршельда в авиакатастрофе неслучайна. Но режиссер высмеивает фильмы-расследования и проводит собственное. Получается у него и «кино о кино», и детектив. Именно после фильма Брюггера мировая пресса вспомнила о Южноафриканском институте морских исследований (SAIMR), об истории убийства биолога Дагмар Фейл, принудительном распространении СПИДа и прочих тайнах, связанных с причастными к гибели Хаммаршельда.

Скандинавские документальные фильмы, принявшие участие в нынешнем ММКФ, вообще оказались ярче других. «Плот» шведа Маркуса Линдена вернул к эксперименту 1973 года, когда десять добровольцев отправились на плоту по Атлантике, чтобы изучить агрессию в малых группах. В итоге источником раздражения стал сам руководитель опыта, слушать чтение его дневников и разговоры участников экспедиции — редкое удовольствие.

В украсившем конкурсную документальную программу «Наследии» шведа Карла Олссона обошлось без экспериментов. Истории старинных датских поместий и их нынешних обитателей показаны без крупных планов и конфликтов. Херес перед охотой, конные прогулки, приходящие поглазеть на старину туристы, семейные обеды и обмеры деревьев… Обсуждение предстоящего чемпионата по конному спорту или установка часов на доме — повод не просто показать детали малоизвестной жизни, но и задуматься о времени: смешении эпох, стилей и ценностей. Герои «Наследия» сами создают свое время — не самый легкий выбор, но очень заманчивый.

Комментарии
Профиль пользователя