Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Правозащитнику засвидетельствовали разговор с Майклом Калви

Процессуальный статус не позволит члену ОНК посещать «Матросскую Тишину»

от

Как стало известно “Ъ”, члену Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Евгению Еникееву запретили посещать СИЗО №1 («Матросская Тишина»). Основанием стало то обстоятельство, что правозащитник в беседе с содержавшимся в свое время в изоляторе бизнесменом Майклом Калви допускал вопросы, не предусмотренные правилами. Это обстоятельство позволило следственным органам перевести правозащитника в свидетели по делу о хищении в банке «Восточный».


В беседе с “Ъ” Евгений Еникеев отказался сообщать подробности конфликта, участником которого оказался. Он сослался на то, что дал сотруднику Следственного комитета России (СКР) подписку о неразглашении данных не только его собственного допроса, но и предшествовавших событий. Однако в блоге господина Еникеева вся эта история была расписана довольно подробно.

По словам правозащитника, к расследованию уголовного дела о хищении в банке «Восточный», основными фигурантами которого являются Майкл Калви и Филипп Дельпаль, он отношения не имел. Зато, посещая следственные изоляторы, где фигуранты этого расследования содержатся (Майкл Калви в середине апреля был переведен под домашний арест), правозащитник, по его утверждению, выявил ряд нарушений. Господин Еникеев считает, что это обстоятельство могло вызвать недовольство начальника «Матросской Тишины» Антона Подреза. «Во время моего последнего посещения СИЗО-1 ФСИН (федерального подчинения) 28 марта 2019 года Филипп Дельпаль (Philippe Delpal) сообщил, что ему не передают письма от родственников на французском языке на протяжении 7 недель»,— сообщил в блоге правозащитник.

А когда господин Еникеев рассказал об этом начальнику СИЗО Антону Подрезу, тот, по словам члена ОНК, ответил, что знает об этом, но «отчитываться перед нами не обязан». Кстати, в СИЗО правозащитнику все же пояснили, что передачу писем Филиппу Дельпалю задерживают лишь из-за того, что не хватает переводчиков с французского на русский, а перевод между тем необходим, поскольку руководство СИЗО должно быть уверено, что в письмах не содержится запрещенной информации.

Евгений Еникеев, в свою очередь, счел объяснение неубедительным и подал по данному факту жалобы «в Генеральную прокуратуру, ФСИН РФ, Минюст и уполномоченной по правам человека Татьяне Николаевне Москальковой».

Вскоре после этого, говорится в блоге, из СКР правозащитнику пришла повестка с требованием явиться 19 апреля на допрос. Ее, по словам господина Еникеева, ему домой принес человек в «пальто и шляпе», который предъявил «доверенность» от следователя, дававшего ему право «направления запросов и получения ответов». Повестка у господина Еникеева, как он отметил в блоге, не вызвала у него доверия, однако он все же решил посетить следователя «в качестве жеста доброй воли». А поскольку представляющий интересы правозащитника адвокат был занят на процессе, тот пошел к следователю с приятелем, который должен был выступить в качестве общественного защитника. Господина Еникеева допросили. При этом он дал подписку о неразглашении сведений, касающихся как ситуации с нарушением прав Филиппа Дельпаля, так и содержания самого допроса.

Ситуацию несколько прояснил адвокат правозащитника Александр Пиховкин. «На допросе следователь сообщил, что при общении с одним из обвиняемых по делу Baring Vostok в камере следственного изолятора №1 в присутствии сотрудников ФСИН и заключенных Евгений Еникеев поинтересовался, изменилось ли после ареста мнение обвиняемого об экономической политике, проводимой в нашей стране»,— сказал защитник.

По мнению ответственного секретаря ОНК Москвы Ивана Мельникова, речь может идти о вопросах, заданных создателю Baring Vostok Майклу Калви.

«Тот ранее не раз призывал инвестировать средства в российскую экономику,— сообщил господин Мельников.— Допускаю, что именно ему и адресовал свой вопрос Евгений Еникеев». Однако ответ на него подследственного так и остался неизвестен. Зато воспользовавшись этим поводом, следствие смогло, присвоив правозащитнику статус свидетеля, тем самым фактически лишить его возможности посещать СИЗО «Матросская Тишина», а заодно и изолятор в Медведково, где содержатся другие фигуранты дела.

Также Иван Мельников сообщил “Ъ”, что руководство «Матросской Тишины» и раньше запрещало сотрудникам ОНК посещать изолятор после известного скандала с ВИП–камерами для состоятельных заключенных. Как сообщал “Ъ”, их появлением СИЗО было обязано небезызвестному юристу и «решальщику» Дионисию Золотову, который в 2017 году отремонтировал за свой счет несколько камер в изоляторе. Однако месяц назад этот запрет, по словам господина Мельникова, был снят.

Адвокат Пиховкин расценил происшедшее с господином Еникеевым как «угрозу контролю за соблюдением прав человека в учреждениях ФСИН». При этом защитник утверждает, что «председатель Совета по правам человека при президенте России держит данную ситуацию на личном контроле».

Алексей Соковнин


Комментарии
Профиль пользователя