Санкционные приписки

Украина добавила неэффективных ограничительных мер против России

Новый антироссийский санкционный список Украины из почти 300 компаний и порядка 850 граждан отличается разношерстностью и традиционно невысокой эффективностью. Большинство крупных фигурантов и так живут и работают под санкциями Евросоюза, США и Канады, их связи с Украиной минимальны. Для десятков небольших и средних компаний, в основном поставщиков продукции и услуг для крымских строек или ДНР и ЛНР, ограничения также не слишком актуальны. Самыми серьезными выглядят санкции против книжных издательств, но и они утверждают, что пострадают скорее граждане Украины.

Фото: Evgeniy Maloletka, AP

В сообщении Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины о новом санкционном списке российских граждан и организаций поясняется, что речь идет о тех, кто имел отношение к строительству Крымского моста, «керченскому инциденту», организации выборов в самопровозглашенных ДНР и ЛНР и на полуострове, а также распространяет «издательскую продукцию антиукраинского содержания» и «незаконно получил и использует музейное собрание», принадлежащее Украине. Также, уточнили в СНБО, ограничения введены против лиц, уже попавших под санкции ЕС, США и Канады.

Как Украина вводила санкции против России

Смотреть

В целом в списке 848 физических и 294 юридических лица, и заявление СНБО объясняет его разношерстный состав — наряду с десятками крымских музеев это небольшие поставщики оборудования и услуг для энергетики, судостроения и других отраслей со всей России, офшоры известных бизнесменов и несколько действительно крупных компаний и банков.

От стали до крахмала

Большинство известных игроков, попавших в список, уже так или иначе находятся под санкциями — это «Стройгазмонтаж» и «Мостотрест» Аркадия Ротенберга, «Стройтрансгаз» и «Трансойл» Геннадия Тимченко, En+ Олега Дерипаски и связанные с ним компании, «Совфрахт» и «Силовые машины». В новинку ограничения только для «Северстали» Алексея Мордашова и «В. Ф. Танкера» (входит в UCL Holdings Владимира Лисина).

В «Северстали» санкции называют «незаконными и необоснованными», но проблем не ждут: «"Северсталь" не имеет производственных активов на Украине, объемы торговли незначительны, они уже серьезно сократились после введения в стране военного положения». В «Силовых машинах» высказались в том же духе, признав, что «минимальный объем торговли» с Украиной пока сохраняется.

В списке появился и агрохолдинг «Кубань» Олега Дерипаски, выпускающий сельхозпродукцию в Краснодарском крае. Среди других предприятий сходного профиля под санкциями оказались ООО «Конкорд Кейтеринг» Евгения Пригожина, крупные производители крахмала «Амилко» и «НД Техник» и ООО «Южный проект» (принадлежит банку «Россия» Юрия Ковальчука), которое владеет крымским заводом шампанских вин «Новый Свет». Связаться с представителями «Кубани» не удалось. В «Конкорд Кейтеринге», «Амилко» и банке «Россия» не дали комментариев. Источник “Ъ” на сельхозрынке считает, что «Амилко» и «Кубань» могут подозревать в поставках продукции в ЛНР и ДНР.

Потери читателя

Не попадали до сих пор тотально под санкции участники книжного рынка: «Эксмо», АСТ, «Вече», «Центрполиграф», «Яуза», «Алгоритм» и «Питер», сервис продажи электронных книг «ЛитРес», онлайн-магазин «Лабиринт» и «Рексофт», входящая в группу «Техносерв». В 1998–2002 годах компания владела Ozon.ru. В графе «вид ограничительных мер» у нее указано, что украинские интернет-провайдеры должны заблокировать доступ к Ozon.ru.

До сих пор на Украине запрещались только некоторые книги: в начале 2017 года вступил в силу закон, ограничивающий ввоз «иностранной продукции антиукраинского содержания». Среди произведений, которые запретило Госкомтелерадио Украины, были книги Захара Прилепина «Все, что должно разрешиться… Хроника идущей войны», «Не чужая смута. Один день — один год» и Анатолия Вассермана «Украина и остальная Россия», выпускаемые АСТ.

Но неожиданностью для издателей санкции не стали: вопрос давно обсуждался, Госкомтелерадио еще в июле 2018 года подготовило проект правительственного распоряжения об этом.

«Глобально на издательствах это не отразится, только 1% выручки у нас приходится на украинский рынок,— заверил президент "Эксмо-АСТ" Олег Новиков.— С 2017 года мы и так согласовывали с Госкомтелерадио каждое наименование книги, которая ввозится в страну. Это вопрос скорее потери читателя. По нашим оценкам, 60% украинцев предпочитают книги именно на русском языке, топ популярных авторов такой же, как и в России: Дарья Донцова, Татьяна Устинова, Александра Маринина, в их книгах нет никакой антиукраинской направленности».

По словам заместителя гендиректора «Яузы» Алексея Махрова, украинский рынок занимал «в лучшем случае не более 5–10%» объема продаж, а с 2014 года «начал закукливаться». «Мизерными продажами занимались частники-энтузиасты, перевозящие через границу не больше десятка книг,— уточняет топ-менеджер.— Распространение наших книг на Украине запрещено с 2015 года постановлением райсуда Житомира. Лично я нахожусь в черном списке Минкульта Украины с 2014 года».

Главный редактор «Алгоритма» Александр Колпакиди говорит, что у издательства уже около пяти лет нет бизнеса на Украине. «В целом для рынка это тоже не окажет эффекта,— полагает он.— Если несколько лет назад российские книги продавались челноками, то теперь и они боятся. Санкции можно расценить как бессмысленную акцию пропагандистского характера». Гендиректор группы «ЛитРес» Сергей Анурьев уточнил “Ъ”, что на Украину приходится не более 2% продаж: «Хуже, что меры приведут к фактическому уничтожению рынка легальных электронных книг в стране».

В Ozon говорят, что ООО «Рексофт» владело интернет-магазином в 1990-х, но уже много лет не имеет к нему отношения. Блокировка работы на Украине компанию не слишком беспокоит: «Собственных подразделений, складов или юридических лиц на территории Украины нет. В выручке Ozon продажи украинским пользователям составляют очень незначительную долю».

Ни клиентов, ни активов

Санкции против дочерних украинских структур крупнейших российских банков (Сбербанка, Проминвестбанка, ВТБ, БМ), попавших в новый список, были и раньше с теми же условиями. В Сбербанке и Проминвестбанке и ВТБ отказались от комментариев. У группы ВТБ на данный момент не осталось банков на Украине. В конце 2018 года украинский ВТБ был признан неплатежеспособным, ранее БМ банк добровольно сдал лицензию.

Впервые санкции введены против Промсвязьбанка (ПСБ) — опорного банка российской оборонной отрасли. Там заявили, что «санкции на банк никак не влияют, на Украине нет ни клиентов, ни активов». В список попали и экс-акционеры ПСБ Bimersano Services Ltd и Demosena Investments Ltd, хотя сейчас они отношения к банку не имеют, его единственный владелец — Росимущество. Еще один новый фигурант — небольшой московский Нацинвестпромбанк (163-е место по активам). История его создания связана с оборонной промышленностью, но банк принадлежит физлицам. Телефоны банка вечером 20 марта не отвечали, найти следы его бизнеса на Украине не удалось. Зато известно, что как минимум в 2016 году банк обслуживал крымский судостроительный завод «Море», также находящийся под санкциями. Не менее очевидны санкции против банка «Инвестиционный капитал»: с 2008 года он на 100% принадлежал СМП-банку, подконтрольному Аркадию и Борису Ротенбергам, к которому с ноября 2015 года присоединен.

Знакомые все лица

Большая часть бизнесменов и топ-менеджеров, попавших в список, уже находятся под санкциями США и ЕС. Это, например, глава «Роснефти» Игорь Сечин, Олег Усачев (значится партнером Геннадия Тимченко и братьев Ротенберг), знакомый президента РФ Владимира Путина Петр Колбин (партнер Геннадия Тимченко), директор департамента Минэнерго Евгений Грабчак (попал под санкции из-за поставок турбин Siemens в Крым), глава «Ростеха» Сергей Чемезов, сооснователь Marshall Capital Partner Константин Малофеев и ряд других.

Антироссийские санкции задели украинского политика

Смотреть

Против спикера Совета федерации Валентины Матвиенко бессрочные санкции введены украинскими властями еще в мае 2018 года. Теперь список пополнил и спикер Госдумы Вячеслав Володин. Источники “Ъ” в его окружении полагают, что санкции введены за недавнее выступление спикера в Крыму, где он предложил оценить экономические потери полуострова за годы его нахождения в составе Украины, чтобы требовать возмещения ущерба (депутаты уже решили создать для этого рабочую группу).

Под санкции попали также зампреды обеих палат российского парламента — Николай Федоров и Андрей Турчак, а также первый вице-спикер Госдумы Петр Толстой. Двое последних включены в список по партийной линии. В указе украинского президента отмечено, что господин Турчак — секретарь генсовета партии «Единая Россия», а господин Толстой — член ее высшего совета. Андрей Турчак сказал “Ъ”, что ему «приятно оказаться в почтенной компании столь уважаемых людей»: «Петр Порошенко, на глазах проигрывая президентскую кампанию, уже просто не знает, чем еще отличиться и привлечь внимание. Как говорится, перед смертью не надышишься. А мы продолжаем жить и работать».

В «почтенной компании» оказались, в частности, и 219 депутатов Госдумы: 13 из фракции ЛДПР, остальные — единороссы. Лидеры фракций ЛДПР и «Единой России» Владимир Жириновский и Сергей Неверов уже давно под санкциями Украины, их коллеги не выражают беспокойства. «Украине нечего блокировать, российский закон запрещает депутатам иметь зарубежные активы»,— говорят в «Единой России». «Нам по барабану»,— вторит вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев.

Деловой блок, Виктор Хамраев

В списках не бачатся

Кто и за что на Украине попал под российские санкции

Читать далее

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...