Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Производство разовых спецэффектов

Промышленность подстегнули календарь и добыча засекреченных ископаемых

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В феврале 2019 года Росстат зафиксировал максимальные с мая 2017 года годовые темпы роста промышленного производства — 4,1%. Столь бурное увеличение выпуска не соответствует ни ожиданиям экономистов, ни опросным опережающим индикаторам — в том числе самого Росстата. Аналитики отмечают сильную волатильность промышленной статистики и говорят о том, что за вычетом сезонного и календарного эффектов роста как такового с начала года не наблюдалось. Заметное же статистическое улучшение годовой динамики выпуска они объясняют разовыми факторами, среди которых засекреченные данные о динамике добычи радиоактивных руд: их добыча выросла.


Данные Росстата о промпроизводстве продолжают удивлять наблюдателей. Ускорение годовых темпов роста выпуска с 1,1% в январе до 4,1% в феврале 2019 года статистики зафиксировали на фоне скромных консенсус-прогнозов (рост промышленности на 1,4% в феврале предполагало агентство «Интерфакс», на 1,5% — Reuters). Ухудшались и опросные показатели — PMI Markit и индекс предпринимательской уверенности (ИПУ) Росстата.

Годовая динамика выпуска крайне волатильна. Основное ускорение в феврале пришлось на обработку — плюс 4,6% после минус 1% в январе. Это, как и все февральское ускорение темпов роста промпроизводства, во многом объясняется тем, что в этом году было на один рабочий день больше, чем в феврале 2018 года (календарный эффект объясняет 1,2–1,3 процентного пункта из 4,1% февральского прироста по оценкам ЦМАКП и 1 процентный пункт — по оценкам ING).

Дмитрий Долгин из ING считает, что только производство железнодорожных вагонов (порядка 3% всего промпроизводства), увеличившееся в феврале на 35% после спада на 20% в январе, могло добавить к общему годовому ускорению выпуска 1,5 процентного пункта.

Господин Долгин, кроме того, отмечает, что ускорению промпроизводства не соответствует слабая динамика кредитования промышленности и соответствующих расходов бюджета в феврале. То, что данные о промышленном производстве идут вразрез с динамикой опережающих индикаторов на фоне «высокой волатильности статистики, может свидетельствовать о плохом качестве данных для оценки ежемесячных изменений». «Если доверять этим цифрам — основной вывод заключается в том, что повышение НДС в 2019 года, ускорение инфляции, слабеющий внутренний и внешний спрос, как и ужесточение денежной политики, произвели лишь незначительный и временный эффект на динамику промпроизводства»,— добавляет Дмитрий Полевой из РФПИ.

Если устранить сезонный и календарный эффекты, Росстат оценивает увеличение выпуска за февраль на 1,2% против 0,2% в январе. Однако в Высшей школе экономики и ЦМАКП, используя «сырые» данные статистиков и самостоятельно сглаживая сезонные и календарные колебания, получают другую динамику выпуска (см. график). «В феврале никакого роста нет. Дополнительный рабочий день резко увеличивает фонд рабочего времени. Когда сопоставляют уровень месяца с уровнем того же месяца годом ранее, корректировку на календарный фактор не проводят, оттуда и видимость роста»,— поясняет Владимир Бессонов из ВШЭ. По его оценкам, после очистки от сезонных и календарных колебаний «уже два месяца промышленное производство заметно снижается». И если в добыче наблюдается стабилизация, то в обработке — спад, который хорошо виден и на уровне выпуска отдельных товаров, отмечает экономист ВШЭ.

Отметим, что, анализируя исходные опросные данные ИПУ Росстата за февраль, в другом аналитическом центре ВШЭ — Центре конъюнктурных исследований — отмечали, что лишь 16% респондентов в обработке сообщили о росте выпуска (с учетом сезонности) по сравнению с январем (в январе о росте сообщали 18% опрошенных), что оказалось минимумом за последние два с половиной года (о снижении выпуска в феврале сообщило 16%, а о стагнации — 68%). Увеличение же спроса на продукцию своих предприятий отметили лишь 13% их руководителей — это самая низкая доля за последние почти четыре года.

В свою очередь, в ЦМАКП считают, что по сравнению с январем прирост выпуска составил 0,6% после снижения на 0,9% в январе. Индекс промпроизводства год к году с устранением календарности, по оценке аналитиков центра, в феврале составил 101,4%. При этом 0,7 процентного пункта из прироста в 1,4% в феврале обеспечило увеличение добычи засекреченных видов полезных ископаемых (добычи руд и производства цветных металлов, радиоактивных материалов, оборонной продукции), отмечают в ЦМАКП.

Алексей Шаповалов


Комментарии
Профиль пользователя