Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Из дела «Восточного» выхода нет

Майкла Калви оставили под стражей

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Попытка бизнес-сообщества во главе с уполномоченным по правам предпринимателей Борисом Титовым освободить из-под стражи основателя компании Baring Vostok гражданина США Майкла Калви, обвиняемого в особо крупном мошенничестве, не увенчалась успехом. Мосгорсуд отклонил поданные за него поручения, предложенный залог и не принял версию адвокатов, утверждавших о незаконности возбуждения самого уголовного дела о махинациях, в котором подаче заявления со стороны потерпевшего предшествовала оперативная разработка ФСБ.


Несмотря на то что ранее Мосгорсуд оставил под стражей четверых предполагаемых подельников Майкла Калви, у него самого, очевидно, оставалась надежда на освобождение. Увидев в зале представителя посольства США Ричарда Ханрахана, который в последнее время ходит в суды как на работу (поддерживая заодно обвиняемого в шпионаже Пола Уилана), Майкл Калви, участвовавший в заседании в режиме видеоконференции, поднял сжатую в кулак правую руку, показывая, что он намерен бороться до конца.

В Мосгорсуде ждали и бизнес-омбудсмена Бориса Титова, пожаловавшегося на дело инвестора генпрокурору Юрию Чайке, но он так и не появился. Не пришли и поручители, список которых на нескольких листах адвокату просто пришлось передать судье Светлане Александровой. Оглашать имена поручителей она не стала, сославшись на то, что ранее подобные материалы уже изучались.

Защитники Майкла Калви пытались доказать судье Александровой, что ее коллега из Басманного суда, отправив инвестора в СИЗО, не учел требования ст. 108 УПК РФ (заключение под стражу) и разъясняющие порядок ее применения постановления пленума Верховного суда. По их версии, событием преступления следствие считает заседание совета директоров банка «Восточный».

На этом заседании было принято решение принять вместо непогашенного НАО «Первое коллекторское бюро» кредита в 2,5 млрд руб. 59,9% акций люксембургской компании International Financial Technology Group, оцененные в 3 млрд руб. Господин Калви являлся лишь одним из участников заседания, принявшего коллективное решение, отмечали они, полагая, что как предприниматель обвиняемый не должен находиться под стражей.

Сомнения у них вызвал и сам порядок возбуждения уголовного дела по ч. 4 ст. 159 УК. В соответствии с законом по делам о мошенничестве требуется заявление потерпевшей стороны. В данном случае, отмечали защитники, вначале была проведена проверка ФСБ, выявившая признаки преступления, а уже потом получено заявление члена совета директоров и акционера «Восточного» Шерзода Юсупова. Он также участвовал в голосовании, а потом якобы узнал от своего аудитора, что люксембургские акции оцениваются всего в 600 тыс. руб.

Да и сам господин Юсупов, по мнению защитника, не мог выступать в качестве потерпевшего, поскольку 2,5 млрд руб. похитили не у него, а у «Восточного». При этом руководство банка с заявлением о мошенничестве в правоохранительные органы не обращалось и исковых претензий к обвиняемым не заявило.

Сам господин Калви, выступая с экрана, не признал даже факт предполагаемого преступления.

По версии обвиняемого, за его уголовным преследованием стоит акционер «Восточного» Артем Аветисян, с которым Baring Vostok сейчас судится в лондонском арбитраже, добиваясь с него взыскания 17 млрд руб. По версии господина Калви, недостача была обнаружена при слиянии «Восточного» и Юниаструм-банка, а проведенный аудит показал, что средства были выведены из последнего банка, которым и руководил господин Аветисян.

«А кроме того, у него нет 5 млрд руб., чтобы увеличить резервы банка “Восточный” по требованию Центробанка РФ, что также послужило основанием для подачи заявления о мошенничестве с акциями»,— заявил господин Калви, после чего предложил следствию проверить реальную стоимость акций путем их продажи. «Они не могут стоить меньше трех миллиардов»,— воскликнул арестант.

«Если они стоят таких денег, почему вы сами не продали их, а на вырученные деньги не погасили задолженность коллекторского бюро перед “Восточным”?» — парировал представитель потерпевшего адвокат Вячеслав Тепляшин.



Также он подверг критике представленное адвокатами Майкла Калви заключение по оценке акций, внесенных в качестве отступного, заявив, что аудиторы не указали методику их оценки. Кроме того, он обратил внимание суда на то, что адвокаты предполагаемых сообщников Майкла Калви оперируют в судах документами, составляющими «особую банковскую тайну». «Как вы думаете, могут все эти люди (обвиняемые по делу.— “Ъ”) оказать давление на свидетелей, если до сих пор имеют доступ к банковской тайне»,— восклицал господин Тепляшин. Следователь и прокурор его поддержали.

«Я не совершал никакое преступление и бегать не собираюсь»,— заявил с экрана обвиняемый Калви, но судья, отклонив просьбы о залоге или переводе обвиняемого под домашний арест, оставила его в СИЗО до 13 апреля. Апелляцию еще одного партнера Baring Vostok Филиппа Дельпаля Мосгорсуд рассмотрит в пятницу. Впрочем, уже очевидно, что гражданин Франции также останется в так называемом кремлевском централе.

Алексей Соковнин


Комментарии
Профиль пользователя