Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Транспортные маршруты через Грузию строят на оптимизме

Григорий Карасин и Зураб Абашидзе встретились плохо, но поговорили хорошо

от

Вчера в Праге прошли переговоры заместителя главы МИД России, статс-секретаря Григория Карасина со спецпредставителем премьер-министра Грузии по вопросам отношений с Россией Зурабом Абашидзе. Дипломаты отметили позитивную динамику в отношениях двух стран, обсудив в том числе и реализацию соглашения 2011 года, предполагающего создание транспортных коридоров через спорные территории — Абхазию и Южную Осетию.


То, что нынешний раунд переговоров между Григорием Карасиным и Зурабом Абашидзе имеет особое значение для российско-грузинских отношений, стало ясно еще вечером во вторник. Перед вылетом в Прагу спецпредставитель грузинского премьера решил проконсультироваться не только с главой правительства Мамукой Бахтадзе, но и с председателем правящей партии «Грузинская мечта», миллиардером Бидзиной Иванишвили, который считается неформальным правителем страны, хотя и не занимает никаких государственных должностей. Он очень редко принимает правительственных чиновников лично. Журналисты заметили машину Зураба Абашидзе на въезде в резиденцию господина Иванишвили, и дипломат не смог отрицать, что консультация действительно имела место.

Уже в среду, прилетев в Прагу, Зураб Абашидзе заявил, что намерен обсудить с российским коллегой соглашение 2011 года «Об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами». Напомним, что оно должно создать возможности для транспортных коридоров через непризнанные республики — Абхазию и Южную Осетию. «Мы уточним некоторые детали и рассмотрим возможность перехода к имплементации документа»,— заявил грузинский дипломат. Ранее “Ъ” уже сообщал (см. номер от 4 февраля), что Москва и Тбилиси уладили необходимые формальности и запуску торговли через спорные территории больше ничто не мешает.

Однако, как пояснил “Ъ” по окончании переговоров Григорий Карасин, прорыва на этом направлении по-прежнему нет: камнем преткновения между Москвой и Тбилиси остается вопрос о статусе Абхазии и Южной Осетии.

«Нам предстоит установить таможенные терминалы, понять, как они будут действовать,— рассказал господин Карасин.— Тут не все так просто. Два из трех торговых коридоров проходят через Абхазию и Южную Осетию, что вызывает определенные политические эмоции со стороны наших партнеров в связи со статусностью. Но надо выполнять это соглашение, мы будем идти вперед». Продвижение, по его словам, уже есть. «6 февраля состоялось заседание совместного комитета, где стороны обсудили реальную ситуацию,— напомнил “Ъ” господин Карасин.— Была создана специальная рабочая группа, которая, как мы надеемся, скоро приступит к уточнению технических деталей. В нее входят представители таможенных служб двух стран, министерств внутренних дел, МИДов, министерств транспорта».

В беседе с “Ъ” господин Карасин отметил и целый ряд других позитивных моментов в отношениях Москвы и Тбилиси. «Мы сошлись в том, что укрепляется деловая благожелательная атмосфера в целом ряде областей,— сказал он.— Растет товарооборот. В 2018 году он составил $1,35 млрд, что на четверть выше показателя предыдущего года. В 2018 году примерно 1,4 млн российских граждан посетили Грузию, это тоже значительное увеличение по сравнению с предыдущим годом. Растут и авиаперевозки, приближаясь к 900 тыс. пассажиров».

Однако сказать, что российско-грузинские переговоры в Праге прошли совершенно без проблем, нельзя. Перед их началом господин Карасин произнес слова, которые вызвали в Тбилиси серьезные волнения. «Намерен предупредить грузинских коллег о вероятных неожиданностях, которые будут неприятны для обеих стран»,— суровым тоном заявил заместитель главы МИД РФ. Так и не пояснив, о чем идет речь, он удалился со своим грузинским коллегой на беседу в закрытом режиме.

Что же господин Карасин имел в виду, было непонятно до самого вечера. Грузинские политики все это время строили тревожные предположения. Например, один из лидеров партии «Европейская Грузия» Серго Ратиани напомнил “Ъ”, что многие оппозиционеры еще в 2013 году предупреждали правящую партию: «Россия откроет свои рынки для грузинской продукции, но затем, улучив момент, предъявит ультиматум по фактическому признанию оккупированных регионов». Эту же мысль в беседе с “Ъ” развил грузинский политолог Давид Авалишвили:

«В случае отказа Грузии Москва может возобновить эмбарго на продажу грузинского вина и минералки в РФ, а также прекратить авиарейсы из российских городов».



Напомним, что именно быстро растущий поток туристов из РФ стал локомотивом местной экономики и гарантом стабильности национальной валюты — лари.

Впрочем, еще накануне встречи в Праге, 26 февраля премьер Грузии Мамука Бахтадзе дал понять, что на серьезные уступки Москве Тбилиси не пойдет. Отвечая на вопрос журналиста о перспективах восстановления дипломатических отношений с РФ, он ответил, что его правительство «не станет даже рассматривать» такую возможность «до тех пор, пока Россия оккупирует два грузинских региона — Абхазию и Южную Осетию».

Сразу после переговоров господин Карасин пояснил “Ъ”, что он хотел сказать. «Мы, наоборот, стремимся призвать Грузию к тому, чтобы неприятных неожиданностей в наших отношениях не было,— ответил он.— Дело в том, что в грузинской внешней политике все более активно проявляется натовская повестка дня. Довольно часто там проводятся масштабные натовские учения, причем Грузия способствует тому, чтобы в них принимали участие и другие страны региона, например Армения».

На вопрос “Ъ”, правда ли, что Москва склоняет Тбилиси к заключению отдельных соглашений с Абхазией и Южной Осетией, Григорий Карасин ответил отрицательно.

«Это придумано, мы так вопрос не ставим,— сказал он.— Другой вопрос, что тут есть кое-какие детали, которые придется обсуждать с названными вами республиками. Но никаких таких призывов мы не делаем и условий не выдвигаем. Мы договорились продолжать совместную работу».

Еще один момент, который смущает господина Карасина в отношениях с грузинскими коллегами,— это резкие высказывания, которые они иногда себе позволяют. «Множатся резкие заявления грузинских политиков, начиная с недавно избранной (на пост президента.— “Ъ”) Саломе Зурабишвили, премьера Мамуки Бахтадзе и Давида Залкалиани (глава МИДа.— “Ъ”). Они говорят об ускоренном движении в НАТО, о так называемой российской угрозе всей демократической Европе и так далее. Естественно, это нас коробит. Это не способствует укреплению атмосферы взаимного притяжения в отношениях России и Грузии». «Мы с вами помним, с чего начинались украинские проблемы. Это абсолютно такая же постановка вопроса»,— добавил он.

Отметим, что одна из самых заинтересованных стран в налаживании отношений между Россией и Грузией — это Армения. Именно в Армению направится основная часть потока товаров в случае успешного открытия транспортных коридоров через спорные территории. Однако, как пояснил “Ъ” армянский политолог, глава ереванского Института Кавказа Александр Искандарян, поводов для особого оптимизма пока нет. «Конечно, была бы бенефициаром такого соглашения,— сказал он.— Однако причин полагать, что случилось нечто, что приведет к резким прорывам, я не вижу».

Георгий Двали, Тбилиси; Елена Черненко, Кирилл Кривошеев


Комментарии
Профиль пользователя