Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Последняя папка в папке»

32-е заседание по делу «Седьмой студии»: суд весь день смотрел видео с «Платформы» под комментарии Кирилла Серебренникова

от

На заседании 28 февраля по делу «Седьмой студии» в Мещанском суде Москвы целый день просматривались видеозаписи с проекта «Платформа». Их подробно комментировал режиссер Кирилл Серебренников. В конце заседания суд приобщил все представленные материалы, несмотря на возражения гособвинения.


32-е заседание по делу «Седьмой студии». Главное

  • Суд наконец посмотрел видеозаписи с «Платформы», представленные адвокатами подсудимых. Их не могли посмотреть два заседания подряд из-за неполадок с подключением HDMI-кабеля к установленному в зале экрану.
  • Просмотр видеозаписей занял целый день. Сначала суд ознакомился с 18-часовыми видеоматериалами, которые представила адвокат Ирина Поверинова (защищает Софью Апфельбаум). А затем с материалами адвоката Ксении Карпинской, представляющей интересы Алексей Малобродского.
  • На дисках были видеосъемки с «Платформы» разной продолжительности: фрагменты спектаклей, концертов, перформансов, бесед, медиафестивалей. В частности, были показаны видеозаписи и фотографии со спектакля «Сон в летнюю ночь» — на стадии предварительного расследования следствие заявляло, что эта постановка вовсе не игралась на «Платформе».
  • Кадры с каждого мероприятия сопровождались ремарками Кирилла Серебренникова. Комментируя некоторые видеозаписи, режиссер обращал внимание на масштаб и сложность мероприятия, рассказывая о других, указывал на дорогостоящие декорации. Серебренников часто повторял, что многое представленное на «Платформе» показывалось в России впервые и было новаторским.
  • Рассказывая о музыкальных представлениях, Серебренников говорил: «Задача "Платформы" была дать работу современным художникам, композиторам ввиду того, что этим никто не занимался. Это была миссия "Платформы", которая заключалась в том, что мы даем заказы современным молодым композиторам писать для нас партитуры. Их музыка гарантированно исполнялась на "Платформе"».
  • Гособвинение выступило против приобщения представленных материалов к делу. Прокурор Олег Лавров заявил, что на некоторых файлах нельзя «объективно и достоверно» установить дату. «Также полагаю, что невозможно определить достоверно, подвергались ли фото и видео изменению после съемок»,— говорил он. Несмотря на возражения прокуратуры, суд приобщил все представленные адвокатами материалы к делу.
  • Защита просила приобщить видеоархив, чтобы впоследствии его могли изучить эксперты. О необходимости новой экспертизы по делу судья Ирина Аккуратова заявила на заседании 5 февраля. Прокуратура между тем вызывает и допрашивает в суде свидетелей. Это делается, чтобы их показания также могли использовать эксперты. На следующем заседании, как ожидается, состоится допрос одного из продюсеров «Платформы» Дарьи Артемовой.

16:02. После заседания “Ъ” спросил у адвоката Ирины Повериновой, почему суд не назначает новую экспертизу по делу. Она ответила, что прокуратура ранее заявила ходатайство, в котором среди прочего просила допросить некоторых свидетелей до назначения экспертизы. Это делается, пояснила Поверинова, чтобы их показания могли использоваться во время экспертизы.

15:57. На этом заседание завершается.

Адвокат Поверинова интересуется, что будет дальше. Прокурор говорит, что постараются обеспечить явку свидетеля Артемовой (видимо, одного из продюсеров «Седьмой студии» Дарью Артемову).

Следующее заседание 4 марта в 11:00.

15:52.

Судья Ирина Аккуратова приобщает оба диска, несмотря на возражения гособвинения.

15:51. Секретарь отключает диск и передает его судье. Обсуждается вопрос о приобщении показанных материалов к делу. Защита не против.

Выступает прокурор. «На некоторых из файлов невозможно объективно и достоверно установить дату и время, только если принимать на веру позицию защиты. Также полагаю, что невозможно определить достоверно, подвергались ли фото и видео изменению после съемок. Поэтому прошу отказать в приобщении»,— говорит он.

15:48. Секретарь открывает последнюю папку. «Это фотографии "100% фуриозо". Они использовались в публичных пространствах в рекламных целях. Они выкладывались в социальных сетях, чтобы публика приходила»,— поясняет Серебренников.

15:45. Следующая папка «Страшный сон о Шекспире». «Это лекция театроведа Алексея Бартошевича. Это к выходу спектакля "Сон в летнюю ночь". Июль 2012 года»,— сообщает Серебренников. Следом идут уроки чечетки. «Это очень интересно, кстати»,— говорит адвокат Дмитрий Харитонов, скрестив руки на груди.

15:41. «Дискуссии вызвали большой общественный интерес. Туда приходило много людей. И профессионалов, и зрителей. Потому что тогда никто этим не занимался»,— рассказывает Серебренников.

15:38. Следующая папка «Социальный театр. Дискуссия». «Это к выходу спектакля "Отморозки". Мы поставили вопрос, каким должен быть театр, должен ли он иметь социальный аспект»,— поясняет Серебренников.

15:36. Следующая папка «Новые левые. Дискуссия». «Это дискуссия о современном левом искусстве. 2013 год»,— поясняет Серебренников. «Возможно ли возвращение левой идеи, облачение ее вот в такую, революционную…»— кто-то говорит в микрофон с экрана, но секретарь выключает видео и включает следующее.

15:34. Далее идет папка «Московский театр. Что нам с этим делать». В нем видеозаписи беседы, которая проводилась на «Платформе» с различными культурными и общественными деятелями. Судя по видео, в беседе участвовали Кирилл Серебренников и Сергей Капков. Серебренников с места говорит суду, что это было в самом начале «Платформы», в 2011 году.

15:31. Потом идет мастер-класс Давида Бобе и Кирилла Серебренникова. Первое видео — открытая репетиция «Метаморфоз». Затем мастер-класс музыканта Романа Столяра. Далее мастер-класс японского танцора (две фотографии), он обучает буто (один из стилей современного танца, возникший в Японии).

15:22. Следом показывают видео с мастер-класса музыканта Вячеслава Гайворонского в шести частях.

15:21. Далее показываются фотографии с лекции Мариэтты Чудаковой. На фотографиях лектор Чудакова, ее слушатели, среди них — актеры Филипп Авдеев, Александр Горчилин. Есть фотографии Алексея Малобродского.

15:19. Далее папка «Лаборатория "Кино-театр"». «Это спектакль по фильму "Асса". Режиссеры получали бюджеты, делали работы, которые потом показывались в рамках лаборатории»,— говорит Серебренников.

Судья интересуется у секретаря, сколько длится видео под названием «Чучело». « 24 минуты»,— отвечает секретарь.

15:16. Следующая папка «Дискуссия. Трансдисциплинарное образование. Джеффри Шоу». «Это беседа про современную, новую ментальность. Про цифровые технологии в современном искусстве»,— говорит Серебренников.

Открывается другая папка. Серебренников поясняет, что это показ документальных фильмов. Это работы учеников Марины Разбежкиной из школы документального кино. Показ назывался «Зима уходи», уточняет Малобродский.

15:10. Далее вновь идут видеонарезки про «Метаморфозы». Серебренников повторяет, что это был большой проект, поэтому он хотел, чтобы еще проводились и встречи со зрителями после каждой части спектакля. Показывается беседа со зрителями.

15:08. Показывается встреча с авторами «Гражданина поэта» на «Платформе». На видео показана сцена, на ней сидят Михаил Ефремов, Дмитрий Быков, Андрей Васильев.

15:05. Файл «А с "Платформы" говорят». Судья записывает продолжительность — 2 часа 15 минут. «Это разговор о современном театре»,— поясняет Серебренников. Секретарь открывает другие материалы.

15:03. «Это последняя папка в папке "Театр". Далее папка "Школа". Она содержит 39 папок»,— сообщает секретарь.

«Эта такая часть "Платформы", которая была незапланированной, но мы ее делали с большой ответственностью»,— говорит Серебренников. «Мастер-классы были востребованы публикой. Все на них приходили»,— добавляет он.

14:58. Заседание возобновляется после перерыва.

Секретарь открывает папку «Отморозки».

По всему залу разносится сначала шепотом, потом все громче: «Революция! Революция! Революция!»

На экране актер, одетый в форму полицейского, в громкоговоритель просит собравшихся разойтись, потому что мероприятие незаконно. «Так, дальше»,— говорит секретарь и переключает видео. Серебренников говорит, что этот спектакль сделан по роману Захара Прилепина «Санькя» и получил премию «Золотая маска».

14:00. Судья объявила в заседании перерыв на 40 минут.

14:00. Показываются фотографии с одного из спектаклей. Серебренников говорит, что это постановка режиссера Владимира Панкова. «Опасные связи»,— напоминает Малобродский. «По Шодерло Де Лакло.— подхватывает Серебренников,— Но у них постановка называлась "ОС"».

13:55. Зал покинули еще двое слушателей.

13:55. Далее показываются короткие видеозаписи со спектакля «Метаморфозы». «Дорогое программное обеспечение было»,— говорит Серебренников. На экране танцуют конголезские танцоры. «"Метаморфозы. Прогресс". Этот проект у нас постоянно развивался,— говорит Серебренников.— Work in progress».

13:51.

На заседании вновь возникают фонетические вопросы. Название спектакля «Fucking A» секретарь читает через «о» («фокин»). Серебренников ее поправляет.

Он говорит, что это спектакль по шведской пьесе. «Здесь 70 фотографий»,— сообщает секретарь и быстро их пролистывает. Далее показываются фотографии с концерта, на них музыкант Вася Обломов, Леонид Парфенов, Ксения Собчак.

13:48. Следующая папка «Удивительное тело», говорит секретарь. «Удивленное»,— поправляет ее Серебренников.

— Сколько там?— спрашивает секретарь, имя в виду хронометраж записи.

— 59:24,— называет продолжительность видео адвокат Карпинская.

Судья записывает продолжительность каждой показанной записи. Некоторые из них длятся несколько часов, другие — пару секунд.

13:39. Далее идут кадры с танцевального спектакля «Гроза». Затем показывается мероприятие, на котором пришедших обучают танцевать танго, рок-н-ролл. «Вы закрывайте видео, а то накопится»,— советует Серебренников секретарю судебного заседания, та кликает по крестикам на окнах с видео.

13:23. Сегодня слушателей меньше, чем на двух прошлых заседаниях. Сейчас в зале, кроме участников процесса, 14 человек.

13:22. Следом за ней еще один слушатель вышел из зала.

13:21. Катерина Гордеева покинула зал заседаний.

13:21. Папка «Конец прекрасной эпохи». Далее идет папка с танцевальным спектаклем. В ней 62 фотографии «с длинными названиями», говорит секретарь.

13:18. Концерт «Правила любви», показывается пять видеозаписей. Следующая папка «Страсти по Никодиму».

Секретарь ставит ударение на букву «о» в имени Никодим. Серебренников ее поправляет, ставя ударение на последний слог. На заседании 12 февраля Серебренников уже поправлял секретаря с ударением в имени Никодим.

13:11. Далее звучат песни Боба Марли. В зале на видео зрители улыбаются. В зале суда тоже.

13:11.

— Мы купили рояль и его разбомбили,— говорит Серебренников.



— Муляжный,— добавляет Малобродский.

— Такой, попроще, не Yamaha,— подхватывает Серебренников.

13:10. После идут фотографии концерта «Катастрофа» дирижера Теодора Курентзиса. «В конце они разбомбили рояль»,— говорит Серебренников. «В конце партитуры было написано: "Разрушение музыкальных инструментов". Сейчас вы это увидите. Там электропила и болгарка была. В общем, в конце они все разнесли»,— продолжает он.

13:08. Показывается видео с концерта, исполняется музыка современного немецкого композитора Карлхайнца Штокхаузена.

13:03. Далее папка «Идея Севера». «Это первый год. Осень 2011 года. Одно из первых музыкальных мероприятий "Платформы"»,— рассказывает Серебренников.

13:02. На экране показываются концерты детей с взрослым ансамблем. «Это был микс современной и классической музыки»,— говорит Серебренников. После показывается грузинский хор. «Это совпало с гонениями грузин в Москве»,— отмечает режиссер.

13:01. «Модернизм 20 века. Нигде не исполнялось тогда. Только на "Платформе ". Цех Белого не был приспособлен для звучания музыки. Проводилось акустическое изучение пространства. Монтировали специальные панели-плиты, чтобы эти концерты проводились»,— говорит Серебренников. «И везде был рояль»,— добавляет адвокат Карпинская.

12:59. Папка «Внутренняя империя». «Это первый сезон "Платформы", 2012 год»,— поясняет Серебренников. Папка «Время вперед». «Это 2014 год»,— говорит Серебренников.

12:52. Следующая папка «Вибрации вселенной». «Это тоже музыка, заказанная "Платформой". Это открытие третьего сезона»,— говорит Серебренников.

12:51. В другой папке лекция композитора Владимира Мартынова.

12:51. Папка под названием «Курляндский». В ней музыкальные концерты по музыке современного композитора Дмитрия Курляндского. Звучат разные звуки. Серебренников говорит, что «это все часть партитуры». Секретарь щелкает по видеозаписям в папке, открывает новую.

12:47. Следующая папка «26». В ней несколько коротких видео. На записи публика заходит в зал, занимает места. Затем начинается музыкальный концерт. Серебренников перечисляет композиторов, которые писали по заказу «Платформы» партитуры. Показывается видео: музыканты играют на воздушных шарах, трут их поверхность руками, извлекая звуки.

12:42. Далее показывается дискуссия со зрителями. Авторы объясняют зрителям, для чего, как и зачем они делали музыкальный перформанс.

12:41. Следом идут вновь видеозаписи концертов современной музыки.

12:40. Мероприятие «Voices». «Голоса. Этот такой проект был. Исследовался человеческий голос»,— говорит Серебренников.

12:39. После показывают концерт современной музыки. «Это музыка, исполняемая на новых инструментах, которые сделаны из приборов, каких-то странных вещей. Для них была партитура,— комментирует Серебренников.— Тогда современной музыкой, как и сейчас, практически никто не занимался, и услышать ее можно было только на "Платформе". Например, в Австрии в обязательном порядке вменяется играть музыку современных композиторов. Она исполняется наряду с Бахом, Штраусом, Генделем, Вагнером. У нас такого нет».

12:35. — Это повтор фотографий,— говорит Серебренников.

— Повтор? — спрашивает секретарь.

— Да-да.

Секретарь открывает новую папку «Музыка», в ней 27 папок. Апфельбаум и Серебренников говорят, что суд уже частично смотрел эти материалы. Их быстро пролистывают.

Далее показывается видеозапись концерта. Это часть музыкальной программы «Платформы». «Знаменитый рояль»,— говорит с иронией Серебренников.

12:30. Далее секретарь пролистывает фотографии. «Несколько творческих групп, которые делали спектакли»,— поясняет Серебренников. Были репетиции, потом показ в рамках «Платформы», говорит он.

12:30. Заседание возобновляется после перерыва. Папка «Транскрипции. Лаборатория». На видео речь Серебренникова. Сам режиссер поясняет суду, в чем была суть мероприятия «Транскрипция».

12:23. В суд пришла журналист Катерина Гордеева, один из авторов фильма «Театральное дело» про преследование Серебренникова, Апфельбаум, Итина и Малобродского.

12:18. «По ходатайству защитников объявляется перерыв»,— сообщает судья.

Все выходят из зала. «Это еще не все собрали»,— говорит адвокат Поверинова, имея в виду представленные суду видеоматериалы.

12:17. Следом секретарь быстро пролистывает видео с мероприятия «Стороны света».

12:14. Далее показывают кадры с музыкантами. «Задача "Платформы" была дать работу современным художникам, композиторам ввиду того, что этим никто не занимался. Это была миссия “Платформы”, которая заключалась в том, что мы даем заказы современным молодым композиторам писать для нас партитуры. Их музыка гарантировано исполнялась на "Платформе"»,— говорит Серебренников.

12:07. Далее показываются фотографии с закрытия «Платформы». «Музыканты играли музыку, танцоры танцевали»,— говорит Серебренников.

12:06. Следующая папка «История солдата». «Это полностью производство "Платформы"»,— говорит Серебренников. Включается видео, исполняются танцы, текст читает актриса Виктория Исакова. «Специально для спектакля была написана музыка. Спектакль игрался много лет. Получил премию "Золотая маска"»,— говорит Серебренников. Секретарь выключает видео, когда режиссер перестает говорить.

11:57. Пока секретарь открывает другую папку с изображениями с «Платформы», на экране — фотография артиста Александра Горчилина. Далее идет интервью Серебренникова телеканалу «Дождь», концерт-календарь «Арии», короткие видео, где пожилая женщина и молодой человек на Курском вокзале объявляют номера концерта.

11:52. Затем показываются фотографии другого мероприятия. «Текст был написан по текстам аутистов»,— поясняет Серебренников.— Впервые эти проблемы были озвучены на "Платформе" как социальное явление, как социальная проблема». Он говорит, что этот спектакль поставила Евгения Беркович. Серебренников связывает это мероприятие и появление центра «Антон тут рядом».

11:50. Фотографии еще одного перформанса на «Платформе». «Художник сидел в стеклянной колбе. Его кровь при помощи специальных химикатов становилась голубого цвета. Кровь превращалась в синюю жидкость. Он ею истекает. Публика проходила смотреть, как это происходит»,— рассказывает Серебренников. Судья и прокурор не отводят взгляда от экрана.

11:49. Показывается серия фотографий. «Это часть медиафестиваля. Это была инсталяция. Объекты искали, свозили со всей Москвы»,— поясняет Серебренников. По его словам, у посетителей, разглядывавших предметы, должна была возникнуть своя личная история. «Работа памяти»,— говорит режиссер.

11:42. Следующее видео называется «LOOPDIVER». «Соединение современной музыки с танцем. Это была сложная декорация. Все происходит в режиме живого времени. Медиахудожники работают с музыкантами»,— комментирует Серебренников.

Далее показывается еще один перформанс. Серебренников говорит, что здесь вновь все происходит на стыке музыки и изображения: «Получается такая картина Ротко».

11:37. Секретарь открывает сюжет одного из телеканалов. «Видео на экране погружает нас в визуальный ряд концептуалистов»,— говорит автор сюжета. Судья Ирина Аккуратова поворачивается к секретарю. «Дальше?»— тихо спрашивает секретарь. Аккуратова, вздыхая, утвердительно кивает головой. Видео переключается.

11:34. Открывается следующий видеофайл под названием «Исследование бионики движения». «Беляева (Анна Беляева, куратор медиафестиваля.— “Ъ”) делала проект международный»,— отмечает Серебренников.— Для нас всегда было важно участие самых актуальных перформеров и художников со всего мира. Здесь media art в разработке западных коллег. Нам нужно было этому учиться и представлять нашим коллегам».

11:29. Гособвинение, судья и защита смотрят на экран молча.

Судебный пристав подошел к телевизору поближе и смотрит видео с интересом.

11:28. На экране еще одна серия фотографий и видео. «То, что мы смотрели, это был первый медиафестиваль. А это второй»,— говорит Серебренников. Показывается видео в стиле аниме о том, как японский диджей делает скретчи на грампластинке. Серебренников называет имя и фамилию диджея, говорит, что тот работает с шумами.

11:19.

В слове «реквием» секретарь суда ставит ударение на букву «и». Серебренников ее тут же поправляет.

11:19. Далее показывается «Реквием по Стиву Джобсу» и еще одно мероприятие. «Это тоже музыкально-визуально перформанс»,— говорит Серебренников.

11:18. Далее суду показываются фотографии, на которых артисты взаимодействуют со своими тенями. «Это Пуленк "Человеческий голос"»,— одновременно говорят Серебренников и Малобродский.

11:14. Далее открываются новые папки, в них также материалы с разных медиафестов. Показываются видеозаписи и фотографии. Частично это уже показывалось суду. Серебренников вновь говорит про датчики на телах танцоров. Затем идет «этно-арт, который связан с новой визуальностью». После показывается обсуждение медиафестиваля.

11:12. Еще одна папка «Финал». «Это финальная часть перформанса. После суток существования в этом пространстве. Все еще живы. Мы пришли посмотреть, чем все это закончится»,— рассказывает Серебренников про фотографии перформанса «с настоящим космонавтом» на экране.

11:08. Далее идет папка «Post gravity. Фото». Секретарь быстро пролистывает фотографии в ней.

11:07. «Далее важнейшая медиаинсталляция. Работала в течение суток. Он там постоянно находился в состоянии, имитирующем невесомость, и как художник фиксировал все, что происходит с ним»,— объясняет Серебренников работу сербского художника, которая показывается на экране.

11:03. Следующая папка называется «Лазерный театр. Фото», говорит секретарь. «Это тоже было частью медиафестиваля»,— комментирует Серебренников. На экране фотографии лазерного шоу. Прокурор Олег Лавров уже не так внимательно смотрит на экран. Он что-то листает в телефоне.

11:01. «В этом есть еще такая экологическая направленность, так как ребята выступали за сохранение окружающей среды»,— вспоминает Серебренников. На экране мужчина играет электронную музыку, за его спиной изображения природы.

11:00. Следующая папка — «Балет древесный теней». «Это тоже часть медиафестиваля. Современная этно-музыка с электронным содержанием. Также с изображением»,— поясняет Серебренников.

«"Платформа" занималась исследованием новых технологий, которые могли использоваться в театре. Сейчас это стало общим местом. Тогда это все было впервые»,— говорит Серебренников.

10:57. «Медиа фестиваль состоял из нескольких мероприятий. Приезжали группы: наши, иностранные. В Цехе Белого несколько дней шел фестиваль. То есть это было, как музейное пространство. Но он сложнее многих спектаклей. По организации, по материалу. То есть это очень технозатратные, трудозатратные мероприятия. Их в России тогда никто не ставил. Здесь абсолютная привязка к достижениям науки и технологий. Здесь у танцоров датчики по всему телу. Изображение, которое появляется на экране, оно живое. Для "Метаморфоз" мы покупали специального оборудование, потому что в России тогда его невозможно было найти»,— рассказывает Серебренников. Прокурор Олег Лавров сидит молча.

10:56. «Эта декорация была построена в Цехе Белого. В нем проходил медиафестиваль»,— говорит Серебренников. «Нужно понимать характер этой декорации. Он потому и медиафестиваль, что декорации создавались с помощью технологий»,— поясняет Малобродский.

10:49. Следующая папка «Heart beats», в ней до 70 фотографий. «Это тоже медиафестиваль»,— комментирует Серебренников.

10:48. Просматривается диск, представленный адвокатом Карпинской, которая защищает Малобродского. «Диск содержит семь папок»,— говорит секретарь. Открывается папка «Медиафестиваль 1». «Это майский фестиваль. Первый, видимо»,—говорит Серебрнников. Затем открывается второй файл. «Стоит число 21 мая 2012 года»,— говорит адвокат Ксения Карпинская. «Это часть медиафестиваля, медиаперформанс. Артист-художник работает с привлечением медиа»,— говорит Серебренников. Из колонок доносится ритмичный звук. Секретарь переключает видео.

10:46. «Следующая папка "General ", но она пустая»,— говорит секретарь судебного заседания. Апфельбаум подсказывает, какую папку открыть. Секретарь сориентировалась, просмотр продолжается. Показываются кадры одного из спектаклей. Их быстро просматривают.

«Все»,— объявляет секретарь, отключает внешний диск от компьютера и отдает его судье.

10:37. На экране показывается спектакль «100% фуриозо». По сцене, оформленной как пляж, ходят женщины в купальниках с разными табличками: «женственная», «добрая» и другими. Следующая сцена: танцы на пляже. К микрофону подходит мужчина и шутит: его бабушка думает, что он гей, но на самом деле — неонацист. Зрители смеются. Судья Ирина Аккуратова и прокурор Олег Лавров смотрят с интересом. Далее идет короткое интервью с одним из постановщиков спектакля — итальянским режиссером из группы Ricci/Forte.

10:30. Далее смотрят интервью Серебренникова. Он рассказывает про «Охоту на Снарка»: как над текстом работал композитор Юрий Лобиков и как родилась эта опера. Апфельбаум просит посмотреть еще одно интервью Серебренникова: «Там есть кусочек, где Кирилл Семенович говорит, что сегодня у нас предпремьерный показ, а завтра — премьера». То есть это было полноценное событие, говорит она. «Это мероприятие было обеспечено сотрудниками, зрителями»,— отмечает Серебренников.

После идет лекция Марины Давыдовой. «Мы телеканалу "Театр" давали разрешение снимать лекции, мастер-классы»,— поясняет еще раз Серебренников.

10:24. Поднимается Серебренников и говорит, что телеканалу «Театр» разрешили снимать по большей части только интервью после и до спектаклей. Апфельбаум просит перемотать видео. «Здесь хорошо видно декорации»,— вставляет адвокат Поверинова.

Секретарь перематывает на 12 минуту. Там интервью Анатоля Смелянского, в то время ректора школы-студии МХАТ. По словам Апфельбаум, в этом интервью он говорит, что «Метаморфозы» — сложный проект, состоит из нескольких частей, что он видел только начало. «Мне кажется это важной вещью. Перспективно, с душой и со смыслом»,— говорит Смелянский про «Метаморфозы» в интервью.

10:19. Далее показывают видео спектакля «Метаморфозы». Софья Апфельбаум просит посмотреть запись «чуть побольше», там короткое интервью французского режиссера Давида Бобе, которые ставил «Метаморфозы». В интервью Бобе говорит, что «Метаморфозы» — это большой проект и что важно показать зрителю начало работы над спектаклем.

10:17.

«Сука, сука, сука!»— с экрана телевизора по всему судебному залу раздается речь актера одного из спектаклей. В зале на видео смеются. В судебном зале сидят молча.

10:16. «To be or not to be? That is the question»,— начинается следующее видео. Адвокат Ксения Карпинская говорит, что запись длится около часа. Секретарь почти сразу закрывает видео и щелкает на следующее.

10:12. Суду показываются беседы на «Платформе», в некоторых участвует Серебренников. Это продолжительные видеозаписиси — возможно, на них все беседы целиком. Секретарь быстро их пролистывает, нажимая на разные части временной дорожки под видео.

10:11. Секретарь суда открывает первую папку на диске, представленном Повериновой. Первый файл — «Лучшие песни человечества». На экран выводится видео: актер Филипп Авдеев поет песню Джона Леннона «Imagine». Секретарь пролистывает остальные файлы в папке. Далее идет видео «Диалогов»: музыка, танец. Затем смотрят фрагмент спектакля «Code Unknown», далее еще одно мероприятие и после — «Мальчики пахнут апельсинами».

10:04. Заседание начинается с просмотра диска, представленного на позапрошлом заседании адвокатом Ириной Повериновой. На диске видео мероприятий, которые проходили на «Платформе». Эти записи по запросу Повериновой предоставил телеканал «Театр».

10:01. В зал входит судья Ирина Аккуратова. Заседание начинается, проверяется явка: нет прокурора Надежды Игнатовой и представителей Минкультуры — потерпевшей стороны по делу.

10:01. — Здесь опять стало невозможно дышать,— говорит адвокат Ирина Поверинова.

— Не дышите,— шутит Дмитрий Харитонов.

10:00. Все готово к началу заседания. Даже работает телевизор. На экране заставка — фотография здания Московского городского суда.

9:58. Пришел прокурор Олег Лавров. Всех пригласили в зал.

9:57. Алексей Малобродский тоже здесь.

9:51. Пришла адвокат Ксения Карпинская.

9:47. На сегодняшнее заседание пришел главный редактор Сarnegie.ru Александр Баунов.

9:46. Почти все участники процесса в сборе: Кирилл Серебренников, его адвокат Дмитрий Харитонов, Софья Апфельбаум, ее защитник Ирина Поверинова, Юрий Итин и его адвокат Юрий Лысенко.

Нет только Алексея Малобродского с защитником Ксенией Карпинской.

9:41. На заседании 5 февраля гособвинение представило суду финансовую экспертизу по делу. Именно на ее основании следствие обозначило ущерб по делу в размере 133 млн руб. Но на том же заседании судья Ирина Аккуратова поставила вопрос о проведении новой экспертизы по делу. Адвокат Ирина Поверинова назвала это решение «сенсационным».

На заседании 12 февраля гособвинение и адвокаты внесли свои предложения о том, какой должна быть новая экспертиза: были представлены вопросы и предложения по экспертному центру. Сторона защиты ходатайствовала о приобщении к делу видеоматерилов с «Платформы», чтобы эксперты могли их посмотреть и оценить, но с этим возникли сложности.

На заседании 21 февраля суд не смог просмотреть видео из-за проблем с подключением HDMI-кабеля к экрану в зале судебных заседаний. К заседанию 26 февраля техническую неполадку устранить не удалось. Ожидается, что вопрос по экспертизе решится сегодня.

9:23. Первым на сегодняшнее заседание пришел адвокат Юрий Лысенко, а почти сразу за ним его подзащитный Юрий Итин.



Фигурантами по делу проходят пять человек. Среди них — режиссер Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, экс-гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин и продюсер Екатерина Воронова (находится в международном розыске). Их обвиняют в хищении не менее 133 млн руб., выделенных на проект «Платформа» с 2011 года по 2014 годы. Все фигуранты отрицают вину.

Роман Дорофеев


Материалы по теме:

Комментарии

Рекомендуем

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя