Коротко

Новости

Подробно

Фото: Павел Смертин / Коммерсантъ   |  купить фото

Умер Андрейс Жагарс

Экс-директору Латвийской национальной оперы было 60 лет

от

На 61-м году жизни после тяжелой болезни скончался знаменитый театральный деятель, актер, режиссер и продюсер Андрейс Жагарс.


Андрейса Жагарса, кажется, знали все, кто хоть как-то связан с музыкальным театром,— не только в Риге, где он жил и работал, и не только в Санкт-Петербурге или Москве, где он много лет преподавал, где часто бывал и где у него было немало друзей, но и в европейских столицах, в главных оперных домах Европы. Не обратить на него внимание было невозможно просто в силу природных данных — высокий, статный, очень красивый человек возвышался над любой толпой. Причем не только в физическом, но и во всех смыслах — он любил все новое, неожиданное, не боялся идти своим путем и не оглядываться на обывательское «как положено». Устоять перед обаянием и победоносным жизнелюбием Жагарса было невозможно, ему нравилось узнавать новых людей и соединять их, путешествовать и открывать новое, учиться и щедро делиться тем, что он знал или умел, с другими людьми. Таких немного в принципе, а уж тех, кто умеет свое жизнелюбие и способность увлекать людей обратить на пользу театральному делу, просвещению и оживлению культурного пейзажа,— так просто единицы.

Неудивительно, что с такими данными первый путь Андрейса Жагарса привел к актерской карьере — он окончил актерское отделение Латвийской консерватории и в 1980-е годы работал в знаменитом рижском театре «Дайлес». Но 1990-е начались сложно, Жагарс оставил актерское ремесло и занялся ресторанным бизнесом — и тоже успешно, причем в творческом смысле: его рестораны становились местом встречи рижской интеллектуальной и художественной элиты. И через несколько лет судьба подарила счастливый случай соединить творческое и деловое начала его человечного таланта — Жагарс стал директором Национальной оперы Латвии.

«Нулевые» были счастливейшим временем для этого театра — ничем дотоле не примечательный и за границами своей маленькой страны никому не интересный, он стал одним из центров притяжения оперной жизни Европы.

Жагарс основал летний оперный фестиваль, стал звать молодых режиссеров и музыкантов, искал солистов — и в том, что сегодня на оперном рынке Европы немало латышских имен, главная продюсерская заслуга принадлежит ему. Сделав Национальную оперу едва ли не главным оперным театром Восточной Европы, он словно научил многих грамотному креативному менеджменту. А сам между тем увлекся оперной режиссурой — и сделал хорошую самостоятельную карьеру как постановщик. Она прошла — и выдержала — серьезное испытание в тот момент, когда Жагарс вынужден был покинуть пост директора театра: он продолжил ставить уже как независимый, свободный режиссер, в том числе и в России — в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко и «Новой опере» в Москве, в Михайловском театре Сакт-Петербурга.

С Россией Андрейс Жагарс был связан неразрывно и навсегда — он родился в Сибири, в семье латышей, выселенных и сосланных после оккупации страны Советским Союзом.

Для многих такой факт биографии означал на сломе эпох стремление навсегда повернуться спиной к мучающейся имперскими комплексами России. Андрейс оказался умнее и прозорливее — будучи по мировоззрению «гражданином мира», он умел смотреть поверх любых барьеров: организовывал громкие обменные гастроли с Большим театром, потом преподавал в Театральной академии, с готовностью откликался на любые проекты. Сегодня многие оплакивают его как незаменимого и искреннего друга, но, конечно, это еще и огромная потеря для всех, кто противостоит культурной изоляции и деградации.

Эсфирь Штейнбок


Комментарии
Профиль пользователя