Коротко


Подробно

Фото: РИА Новости

Общество в центре бизнес-процессов

повестка

"Review Российский инвестиционный форум Сочи 2019". Приложение от , стр. 1

Российский инвестиционный форум, открывающийся в Сочи, в нынешнем году вновь выглядит иначе, чем еще год назад. Внешне схожи и темы дискуссий, и обсуждаемые проблемы, и состав участников. Тем не менее есть важное отличие: в феврале текущего года в Сочи предполагается обсуждать преимущественно уже реализующиеся, а не перспективные проекты, термин «инвестиции» означает уже не совсем то, что в 2014 году, а медицина, венчурные вложения и городское развитие находятся теперь там, где раньше обсуждались социальное неравенство, проблемы ЖКХ и энергетика. Изменилось само понятие экономики в приложении к регионам, и это следствие изменений в обществе: оно видит экономику там, где раньше видело только государство и его проблемы.


В программе-расписании крупных федеральных форумов вообще достаточно сложно обнаружить по прошествии года какие-то тектонические сдвиги. Это, видимо, невозможно и в стране с темпами роста ВВП 9–10%. Сроки реализации большинства проектов так или иначе составляют несколько лет, и даже смена правительства (а организованный фондом «Росконгресс» Российский инвестиционный форум в Сочи является, безусловно, одним из главных форумов для презентации инвестиционной политики российского правительства) не отменяет большей части уже существующей повестки. Тем не менее при всей схожести архитектуры программы Сочи-2019 и форумов прошлых лет описания основных мероприятий форума, специализирующегося на представлении региональных инвестпроектов, в текущем году очень значительно отличаются. Даже не столько тем, что основные форматы форума претерпевают достаточно заметную эволюцию — это естественный процесс, которому также не один год. Скорее интересна устраивающая всех и важная большинству участников смена акцентов в понимании того, что именно обсуждается в рамках инвестиционных проектов и что помимо чисто финансовых параметров проекта для его участников должно стать практическим результатом его реализации.

Некоторую часть изменений в повестке можно, безусловно, объяснить реализацией приоритетных национальных проектов, готовящихся правительством с мая 2018 года, к декабрю окончательно утвержденных и внесенных в бюджетную роспись. Действительно, согласно обнародованной 7 февраля статистике Белого дома, большая часть приоритетных защищенных расходов федерального и регионального бюджетов до 2024 года, будучи вписаны в формат нацпроектов, ориентированы на то, что раньше именовалось социальной сферой. Теперь эта сфера, как выясняется, принципиально неотделима от всей остальной, и в итоге в расписании Сочи-2019 проходит отдельный форум «Здоровое общество», посвященный общественному здравоохранению, демографии, инфраструктуре здорового образа жизни. Эти темы уже несколько лет назад были широко представлены на форумах в Сочи, но именно сейчас, в 2019 году, их не только стало возможно сформировать в отдельный форум, который, отметим, крайне интересует не только регионы, но и крупнейшие фармацевтические компании, и инвесторов в проекты частно-государственного партнерства в здравоохранении и социальной сфере, и IT-бизнес. Только это делает повестку «медицинского» форума законченной. Между тем в основной программе форума треть мероприятий посвящена «новой социальной повестке», и там также постепенно меняется понимание того, что такое предпринимательство и какие цели оно преследует.

Происходит ли неизбежная при высокой доле государства в экономике РФ «социализация» повестки ранее в основном экономического форума? Формально это так, по существу — есть значимые уточнения. Одна сторона медали — это действительно повышенное внимание в последние годы федерального правительства к идеям «человеческого капитала» и кругу концепций, традиционно описываемых в терминах социал-демократической программы. При этом в силу российских особенностей разделения полномочий между федеральным центром, регионами и местным самоуправлением на «нижние» этажи властной конструкции приходится очень значительная часть чисто социальных задач расширенного правительства: региональный уклон в «человеческие» темы существовал всегда, и сейчас скорее больший интерес Белого дома к ним вызывает необходимость коммуникаций и дискуссий в этой сфере. Но другая сторона происходящего — это сильное сближение бизнес-тематик всех, а не только сочинского федеральных форумов с «неделовыми». И это было бы невозможно, если бы те же самые проблемы образования, здравоохранения, трудового рынка, имеющей сильный «гуманитарный» аспект цифровизации и рынка услуг обсуждались на принципиально разных языках и представителями принципиально разных управленческих культур.

Раньше все было именно так. Ректорам университетов было гораздо интереснее обсуждать или узкие темы госпрограмм развития высшего образования, или макроэкономические или отраслевые (по специализации университета) прогнозы. Экологическая повестка дискутировалась исключительно Минприроды, причем исключительно как регулятором разговаривающих на другом языке представителей РСПП. Банкам в принципе неинтересны были темы, не связанные прямо с финансовым рынком. А проблемы автомобилестроения, дорожной отрасли или специальных инвестиционных контрактов, ранее распространенных почти исключительно в автопроме, интересовали машиностроителей, глав регионов или менеджмент «Газпрома» не более чем жизнь на соседней планете.

Теперь это принципиально не так, и это очень хорошо видно по составу участников в рамках отдельных панелей — они очень эклектичны, однако в них есть своя совершенно определенная логика: руководитель областного минздрава и топ-менеджер финансовой группы оперируют уже достаточно схожими понятиями, для понимания им не нужен «перевод» экспертов. Но и этого мало: они, судя по программе Сочи-2019, имеют взаимодополняемые интересы, и в случае именно с Сочи эти интересы сильно пересекаются именно в «региональном» измерении. Главными участниками форума в 2019 году впервые обещают стать главы российских регионов в большей степени, чем представители федерального правительства (у них, отметим, в Сочи теперь принципиально другая роль — это партнеры регионов и во многом заказчики изменений в них, эта роль ранее выглядела гораздо менее органично, теперь это весьма необычная роль внешнего консультанта, создателя среды и регулятора), но роль глав регионов здесь тоже не слишком типична — это также главы команд создателей инвестиционной среды в своем регионе, причем, как правило, уже существующей.

Большая часть региональных инвестпроектов, которые представляются в текущем году в Сочи,— это либо уже реально реализующиеся проекты, либо планы расширения и масштабирования уже существующих. Во многом это объяснимо достаточно низкими темпами экономического роста и в целом снижением темпов роста инвестиций в России в 2014–2018 годах. Но в не меньшей степени это отказ от надежд на «гигантские проекты» прошлого десятилетия, очень ярко и практически всегда без практических последствий ожидавшие федерального финансирования на инвествыставке в Сочинском конгресс-центре. Большинство заявленных проектов будущего в Сочи в 2019 году в основном являются коммерческими, они не ориентированы в чистом виде на госинвестиции (в лучшем случае необходима инфраструктура).

И, наконец, в Сочи впервые нет возможности отличить «частную коммерческую активность» от «государственного бизнеса»: в 2019 году это уже практически одно и то же, в том или ином виде частно-государственное партнерство — это аксиома. В этом есть свои минусы, однако на этот процесс имеет смысл смотреть и с другой стороны. Имидж государственных институтов развития, в первую очередь ВЭБ.РФ и ДОМ.РФ, РФПИ, РВК, сейчас уже очень далеко отошел от стандартного «державного» имиджа прошлых лет. То же самое можно говорить и о госбанках: влияние в экономике Сбербанка, группы ВТБ, Газпромбанка неизбежно возрастает (и это имеет свои весьма тяжелые последствия), однако сами банки в минимальной степени заинтересованы в нерыночном имидже и слиянии с государством до степени неразличения с министерством. Напротив, на вид это все больше напоминает вполне открытый и конкурентный рынок, но с российской спецификой.

И важно в этой специфике помимо очевидных и насущных проблем, связанных с госприсутствием в экономике, меняющееся понимание игроками того, что, собственно, должно являться экономической повесткой. Долгое время все, что в России связано с бизнесом, так или иначе социально изолировалось, несмотря на то что именно корпоративными усилиями в социальную реальность в стране и в 1990-е, и в 2000-е вносилось самое большое количество изменений, преимущественно позитивных. Сочи-2019 с этой точки зрения — это уже немного другая и пока не полностью оформившаяся идея. В ней, разумеется, можно видеть только угрозы и риски, и эти риски, без сомнения, держатся в голове любого участника. Тем не менее это, по всей видимости, еще и результат дальнейшего усложнения российской предпринимательской среды, эволюции бизнес-институтов и средового подхода к бизнесу как таковому. От все еще популярной и все менее органичной в РФ идеи «социальной ответственности бизнеса» и на региональном, и на федеральном уровнях повестка смещается к идее предпринимательства как части стандартных общественных занятий, как инфраструктуры общественных отношений.

И это довольно необычный и вряд ли предсказанный даже критиками российской власти (а необычный, видимо, и для нее самой) эффект экономического развития. Еще рано делать какие-либо выводы о происходящем. Тем не менее пока главный ожидаемый эффект Сочи-2019 — ожидание новой смены ролей и возможный отказ от нескольких ранее актуальных парадигм экономического и бизнес-диалога. Было бы бессмысленно еще раз не напомнить, что происходящее содержит в себе крупные риски, не исчерпывающиеся, кстати, коррупционными. В первую очередь частичная смена роли государства в экономике, пока неизвестно, в какой степени стабильная, может быть проблемой, а не достижением: импорт бизнес-технологий в госрегулирование, в решение социальных проблем — заманчивое, но опасное решение. В любом случае приход бизнес-подходов и современных управленческих идей там, где общество ранее видело только проблемы государства и политики, «гуманитаризация» бизнеса в сильно огосударствленной экономике, отягощенной множеством структурных дисбалансов,— эффект необычный. Но в Сочи в нынешнем году имеет смысл интересоваться, какие возможности для общества это открывает, если это происходит на глазах.

Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя