Коротко


Подробно

Фото: Надежда Храмова / Коммерсантъ

«Я та пи»: Витя просит воды

Трехлетнего мальчика спасет операция на сердце

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

У Вити Смирнова из Томска сложный врожденный порок сердца. По словам врачей, справиться с ним в один прием не получится. Первую операцию на сердце мальчику сделали на втором году жизни. Следующая операция могла немного подождать — пока Витя подрастет и пока найдутся деньги, чтобы купить не предусмотренный государственным финансированием протез легочного клапана. Витя подрос, но его мама Ольга все три года провела в режиме выживания, силясь не потерять работу, ухаживая одна за двумя детьми. И денег скопить не смогла, и ждать больше нельзя.


Отсутствие одной створки аортального клапана и его сужение у Вити обнаружили на пятый день жизни. Врачи сказали Ольге, что порок очень серьезный, две недели малыш провел в больнице. Тогда специалисты решили, что об операции говорить рано — прежде мальчику нужно набрать вес и окрепнуть. Витю выписали с рекомендацией наблюдаться у кардиолога. В мае 2017 года после обследования врач сказал, что клапан опасно сузился. Вите провели операцию на открытом сердце.

После операции Витя стал часто болеть. Ольге то и дело приходилось брать больничный и выхаживать сына. И хотя владелица спортивного магазина, где работает Ольга, всячески ей сочувствовала и поддерживала, Ольге понятно было, что нельзя же пропускать работу бесконечно. Пришлось переселить сына в деревню, к бабушке и дедушке. Он там и болеет реже, и всегда есть кому ухаживать за ним, и Ольге не придется рисковать работой — единственным источником дохода для семьи.

Деревня, где живут бабушка с дедушкой, довольно далеко, в 120 км от Томска. Каждую пятницу Ольга с пятилетней дочерью Настей едет туда на автобусе, чтобы провести с Витей выходные.

Мальчик ждет их и играет в тихие игры. Он всегда играет в тихие игры. Сидит на полу и складывает конструктор или кубики либо ковыряет игрушечной отверткой в игрушечной машине. И бормочет себе под нос простые двухсложные слова: «мама», «нана»…

Он играет в тихие игры, потому что не может играть в шумные. От любой шумной и бегательной игры у Вити через несколько минут синеет носогубной треугольник, появляется одышка и испарина на лбу. Поэтому он даже не пытается.

А слова у него простые и двухсложные, потому что сердцу не хватает силы накачивать достаточно крови в мозг. Мозг недополучает кислород, и Витя отстает в речевом развитии. Как минимум на год — говорит, как двухлетка. Врачи обещают, что после операции это исправится и Витя нагонит, но пока — «мама», «нана»… «Наной» он называет старшую сестру Настю.

Он ждет их.

А они едут в автобусе два часа, и Ольга напоминает Насте, что с Витей нельзя бегать. А Настя кивает, говорит, что поняла, помнит.

И вот распахивается дверь, врываются с улицы клубы пара, мороз, снежинки, мама и Настя. Витя бежит к ним. Обнимается с мамой, обнимается с Настей, которая успела снять один рукав куртки, возвращается в комнату, чтобы показать сестре, как едет по полу трактор, запускает и бежит за ним.

— Дети, не бегайте! — говорит Ольга, а сама улыбается, потому что в эту минуту ей кажется, что Витя ничем не болен.

А дети видят, что мама улыбается, и не слушаются запрета, произнесенного с улыбкой.

Они бросают вверх детали конструктора. Маленький салют! Детальки падают и прыгают по полу, а дети прыгают вместе с ними.

— Дети, не прыгайте,— говорит Ольга.

Но теперь уже поздно. Витя останавливается сам, потому что задохнулся. И Настя, глядя на брата, сожалеет, что позабыла свое обещание не бегать с малышом и не прыгать.

Витя садится на пол и говорит:

— Я та пи.

Ольга не очень понимает, что значат эти слова по отдельности. «Мне», «дай», «пить»? Кажется так. Но Ольга точно знает, что этой фразой Витя просит воды. У него синие губы, у него испарина на лбу, он дышит так, как будто пробежал полумарафон, он сидит на полу и жадно пьет воду, которую принесла притихшая Настя.

Так не должно быть. И так не будет, когда хирурги пересадят легочный клапан в Витином сердце на место аортального, а вместо легочного поставят протез. Это сложная операция, но после нее Витя вернется домой и пойдет в детский сад. А по вечерам они будут с сестрой бегать, прыгать, запускать хоть десять тракторов и бросать к потолку хоть целое ведро деталей от конструктора.

Для спасения Вити Смирнова не хватает 979 596 рублей

Детский кардиолог НИИ кардиологии Виктория Савченко (Томск): «У Вити врожденный порок сердца — клапанный стеноз аорты. В год и четыре месяца мальчика прооперировали, но дальнейшее наблюдение показало нарастающую недостаточность оперированного клапана. Сейчас у Вити отмечены признаки дисфункции аортального клапана, значительно увеличился левый желудочек сердца, поэтому необходимо повторное хирургическое вмешательство. Мы планируем операцию Росса: поврежденный аортальный клапан будет заменен собственным легочным. А на место легочного клапана мальчику имплантируют клапансодержащий кондуит. Это улучшит состояние ребенка, он сможет нормально расти и развиваться».

Стоимость операции 1 013 596 руб. Телезрители ГТРК «Томск» соберут 34 тыс. руб. Не хватает 979 596 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Витю Смирнова, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет Витиной мамы — Ольги Сергеевны Смирновой. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты, мобильного телефона или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа (подробности на rusfond.ru).

Экспертная группа Русфонда


Валерий Панюшкин, Томская область


О Русфонде

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в “Ъ”. Проверив письма, мы размещаем их в “Ъ”, на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, в эфире «Первого канала» и радио «Коммерсантъ FM», в социальных сетях, а также в 171 печатном, телевизионном и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и SMS-сообщением (короткие номера 5541 ДОБРО, 5542 ДЕТИ, 5542 ДОНОР, 5542 ВАСЯ), в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать. Всего собрано свыше 12,786 млрд руб. В 2019 году (на 7 февраля) собрано 162 216 142 руб., помощь получил 181 ребенок. Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год. Русфонд входит в реестр НКО—исполнителей общественно полезных услуг. В ноябре 2018 года Русфонд выиграл президентский грант на издание интернет-журнала для потенциальных доноров костного мозга Кровь5. Президент Русфонда Лев Амбиндер — лауреат Государственной премии РФ.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110;

rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru

Приложения для айфона и андроида rusfond.ru/app

Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00

Комментарии
Профиль пользователя